read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- Он сношает вас в зад?
- Иногда.
- Ах, черт побери! Я хочу увидеть эту сцену. Жозефина позвала меня,
принц, чтобы я сразу же почувствовал себя в своей тарелке, расстегнул мне
панталоны и помассировал член.
- Да, - признал он, - очень неплохой инструмент; он не совсем
соответствует размерам, которые я использую, но в деле он должен быть хорош,
а его извержение, наверное, просто потрясающее.
И без дальнейших рассуждений, уложив Жозефину на живот, он ввел мой
орган в эту заднюю пещерку, самую тесную на свете. Не успел я примоститься
поудобнее, как он зашел сзади, спустил мои панталоны до пола, потрепал мою
задницу, раздвинул ягодицы, приник к анусу губами, затем, поднявшись,
вставил туда свой член и совершил несколько движений. Скоро извлек его и
принялся созерцать мои ягодицы, повторяя, что они совершенно в его вкусе.
- Вы не смогли бы испражняться во время совокупления? - спросил он
меня. - Я безумно люблю наблюдать, когда мужчина, сношающий кого-нибудь в
зад, испражняется, вы не можете себе представить, насколько воспламеняет мою
похоть эта маленькая шалость; я вообще очень люблю дерьмо, я даже ем его;
глупцы не могут понять эту прихоть, но есть страсти, которые сотворены для
людей определенного круга. Ну так что? Вы будете испражняться?
Вместо ответа я выдал самую обильную в своей жизни порцию дерьма.
Генрих принял его ртом все без остатка, и сок, которым он обрызгал мне ноги,
стал свидетельством его несомненного наслаждения. Со своей стороны он
последовал моему примеру, и когда я приготовился подтереть ему задницу, он
остановил меня:
- Нет, это женское дело.
И Жозефине пришлось убрать все руками. Принц смотрел, как она это
делает, и явно наслаждался унижением женщины.
- У нее довольно красивый зад, - сказал он, похлопав по названному
предмету, - я думаю, он вполне подойдет для порки; я предупреждаю, что
отделаю его на славу, но надеюсь, что вам все равно.
- О, разумеется, ваше высочество, клянусь вам: Жозефина в вашем полном
распоряжении и всегда будет почитать за честь все, что вам угодно с ней
сделать.
- Дело в том, что нельзя щадить женщин в моменты сладострастия; вы
окончательно испортите себе удовольствие, если не знаете, как поставить их
на место, а место их - всегда быть на коленях.
- Ваше высочество, - обратился я к принцу, - меня поражает в вас одна
вещь: я имею в виду вашу способность сохранять дух либертинажа даже после
того, как угасает порыв, который придает ему силы.
- Это потому, что у меня железные принципы, - отвечал этот мудрый
человек. - Я аморален по убеждению, а не по темпераменту: в каком бы
физическом состоянии я не находился, это нисколько не влияет на состояние
моего духа, и я предаюсь последним удовольствиям после оргазма с таким же
пылом, как и сбрасываю семя, несколько месяцев застоявшееся в моих чреслах.
Затем я захотел выразить свое удивление тем грязным, на мой взгляд,
способом наслаждаться, который он употребил только что на моих глазах.
- Друг мой, - ответил он, - дело в том, что только эта грязь и имеет
ценность в распутстве: чем отвратительнее утехи, тем сильнее они возбуждают.
Постоянно давая волю своим наклонностям и вкусам, человек совершенствует и
оттачивает их, следовательно, совсем нетрудно дойти до крайней степени
продуманной извращенности. Ты находишь мои вкусы странными, я же нахожу их
слишком обыденными и простыми: мне хотелось бы сделать их еще гнуснее. Я всю
жизнь жаловался на скудость моих возможностей. Ни одна страсть не
требовательна в такой мере, как страсть развратника, потому что никакая
другая не щекочет, не сотрясает с такой силой нервную систему, никакая
другая не разжигает в воображении столь мощный пожар. Но отдаваясь ей, надо
позабыть все свои качества цивилизованного человека: только уподобляясь
дикарям, можно достичь самых глубин распутства; если человек обладает силой
или одарен милостями природы, так лишь для того, чтобы ими злоупотреблять.
- Ах сударь, но от таких максим слишком отдает тиранией, жестокостью...
- Истинный либертинаж, - сказал на это принц, - всегда шагает в ногу с
двумя этими пороками; нет ничего более деспотичного, чем он, вот почему эта
страсть по-настоящему подвластна только тому, кто, как, например, мы,
принцы, имеет какую-то власть.
- Следовательно, вы получаете удовольствие от злоупотребления этой
властью?
- Более того: я утверждаю, что власть и приятна только тем, что ею
можно злоупотреблять. Ты, друг мой, кажешься мне достаточно богатым, в
достаточной мере организованным умственно, чтобы понять тайные принципы
маккиавелизма, которые я тебе изложу. Первым делом запомни, что сама природа
пожелала, чтобы народ был только орудием, исполняющим волю монарха, народ
только для этого и пригоден, он и создан слабым и тупым только для этой
цели, и любой суверен, который не заковывает его в цепи и не унижает,
несомненно грешит против природы и ее намерений. Знаешь, какова цена
либерализма монарха? Всеобщий разброд и беспорядок, разгул животных
инстинктов народного бунта, падение искусств, забвение наук, исчезновение
денежной системы, чрезмерное вздорожание хлебных продуктов, чума, война,
голод и все прочие несчастья, Вот, Жером, вот что ожидает народ, свергающий
иго, и если бы в мире существовало высшее верховное существо, его первая
забота должна была бы заключаться в том, чтобы покарать властителя, который
по своей глупости уступает свою власть.
- Но разве эта власть не находится в руках сильнейшего? - сказал я. -
Разве сувереном не является весь народ?
- Друг мой, власть всех - это химера; не дает ничего хорошего сложение
несогласных друг с другом сил, всякая распыленная власть обращается в ничто,
она обладает энергией только при условии и концентрации. У природы есть
только один факел, чтобы освещать вселенную, и по ее примеру каждый народ
должен иметь только одного властителя.
- Но почему вы хотите, чтобы он был тираном?
- Потому что власть ускользнет от него, если он будет мягкотелым, я
только что описал тебе все несчастья, которые вызывает ускользающая власть.
Тиран губит немногих, следствия его тирании не бывают катастрофическими,
мягкий король упускает власть из своих рук - отсюда ужасные катастрофы.
- Ах сударь, - сказал я, целуя руки Генриха, - как я ценю ваши
принципы! Каждый человек, принимая их, имеет право на верховенство среди
своего класса, но он - презренный раб, когда покушается на власть более
сильных.
Прусский принц, чрезвычайно мною довольный, выдал мне двадцать пять
тысяч франков в знак своего расположения и с тех пор почти не покидал наш
дом. Я помогал сестре находить для него мужчин и, не будучи таким
требовательным, как он, прекрасно обходился теми, которые ему не подходили;
я могу заверить, что в продолжение двух лет - столько длилось наше
пребывание в этом городе - в моей заднице побывало не менее десяти тысяч
членов, и что в мире нет страны, где солдаты были бы столь красивы и
выносливы, и как бы вы ни были неутомимы, вам пришлось бы от многих
отказаться.
Мы не могли пожаловаться на то, что другие придворные не приобщаются к
утехам принца Генриха, и граф Рейнберг долго пользовался услугами любовницы
брата своего короля да так, что никто об этом и не заподозрил. Рейнберг, не
менее развратный, чем Генрих, был извращенцем иного рода: он сношал Жозефину
во влагалище, а в это время две женщины изо всех сил пороли его, и третья
мочилась ему в рот. В силу весьма своеобразных капризов Рейнберг не
извергался в вагину, в которой наслаждался: та, из которой он пил мочу,
всегда была сосудом, принимавшим свидетельства его восторга. Так же, как
возбуждавший его предмет должен был быть юным и красивым - поэтому, кстати,
он избрал обладательницей такового Жозефину, - так и предмет, в котором он
завершал свои труды, должен был быть старым, уродливым и зловонным.
Последний менялся каждый день; к первому граф был искренне привязан
восемнадцать месяцев и, возможно, обожал бы его и дольше, если бы не
событие, которое заставило меня покинуть Берлин и о котором пора вам
поведать.
С некоторых пор я стал замечать две вещи, которые меня беспокоили и
сделались причиной того, что я почел за благо удалиться из Берлина. Однако я
все еще медлил, и только сделанное мне предложение подтолкнуло меня.
Первым обстоятельством было некоторое охлаждение принца Пруссии к
Жозефине: вместо того, чтобы навещать нас каждый день, он едва ли появлялся
два раза в неделю. Такое непостоянство было следствием истощившихся
страстей: когда человек бездумно предается им, он неизбежно утомляется
скорее, чем обычно. Второе, которое удвоило мое беспокойство, заключалось в
том, что Жозефина как-то незаметно тоже отдалялась от меня. Она влюбилась в
молодого камердинера Генриха, который часто забавлялся на ее глазах с
принцем, и я стал опасаться, как бы она совсем не выскользнула из моих
цепей.
Вот в каком состоянии я находился, когда мне было сделано предложение,
о котором я упоминал. Оно содержалось в следующей записке:
"Вам предлагают пятьсот тысяч франков за Жозефину, и предупреждают, что
она нужна для исполнения каприза, который должен лишить ее жизни. Власть
того, кто делает это предложение, такова, что если вы скажете хоть слово об
этом, можете считать себя покойником, если же вы согласитесь, завтра в
полдень получите названную сумму, кроме того, пятьсот флоринов на ваше
путешествие. Главное условие сделки: в тот же день вы уезжаете из Пруссии".
Мой ответ был таким:
"Если бы тот, кто делает мне это предложение, лучше знал меня, он
обошелся бы без угроз. Я его принимаю с одним условием: я хочу быть
свидетелем казни моей сестры или, в крайнем случае, хочу знать, в чем она
будет заключаться. Между прочим, считаю своим долгом сообщить, что Жозефина
на третьем месяце беременности".
На это я получил следующий ответ:
"Вы - превосходный человек и увезете с собой из Берлина уважение и



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 [ 78 ] 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.