read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



череду скачущих русских дружинников. С холма открылось, как вдали на
уходивших боковым ударом налетели Ногаевы, свои, татары. Окинф, с
вытаращенными глазами, рот кругло открыт, крича что-то, с шестопером в
руке скакал к ним по полю и, махая шестопером, указывал в сторону.
Подскакивали отставшие. Кони заполошно поводили боками. Снова тронулись.
Окинф, почти не поворотясь, мчался впереди. Проскакав кустарник, узрели
вспятившийся полк Андрея Городецкого. И опять клинки, как зыбкие колосья,
покачивались, сверкая, над головами скачущих ратников, и опять не дошло до
прямой сечи. Андреевы начинали поворачивать, строй распадался на глазах,
кое-где сшибались, но уже уходили, а из-за холмов выкатывалась новая рать.
Дмитриев стяг выплыл и стал на вершине холма. Федор понесся вперед. Справа
и слева скакали, рассыпаясь по полю. Он нагонял, подскакивая, ратника в
бумажном кояре, из простых. Тот оглянулся на Федора потерянными,
побелевшими от ярости и страха глазами. И Федор, сплеча, вкось, рубанул.
Тот охнул, скривясь, и начал заваливаться, а Федор уже проскакал и, не
оглядываясь, гнал дальше, боясь обернуться, увидеть глаза этого
зарубленного им русского ратника. Впереди, в кучке дерущихся, мелькали
клинки, кони плясали, крик, перекатываясь по полю, густел, ржали кони, там
и тут звенело железо. В толпе посверкивал шелом знатного боярина. Когда
Федор подскакал, под боярином грянулся конь, а второй боярин, молодой,
отступал, отбиваясь. Конь мотал головой, хромал. Федор пробился вперед,
клинки скрестились, и он увидел близко гневные, с сумасшедшинкой, глаза и
почуял нешуточную силу удара, и вновь, и вновь... Но боярин в чем-то
оплошал. Вспятя коня, запнулся, конь повалился, сронив седока, и Федор,
спрыгнув с седла, выбил саблю из рук боярина и приставил свое оружие к его
горлу. Кто-то из ратников начал вязать арканом руки пленному, и Федор
вдруг узнал своего ратника и удивился - думал, что растерял всех. Бой
затихал. По полю, скликая своих, рысили воеводы. Серело. День кончался.
Федор, озирая изузоренный, с драгим камением воеводский топорик, что снял
с боярина, ехал шагом, ведя пленного в поводу перед собой.
У костра Федор напоил боярина, не разматывая тому рук, поискал, чего
бы еще взять, - добыча по праву принадлежала победителю, - отстегнул
калиту от пояса, несколько серебряных колец дал ратным, остальное сунул
себе за пазуху. Доспехи снять он сообразил поздно и не успел. Подъехал сам
Гаврило Олексич. Вперяясь глазом, долго разглядывал пленника. Тут только
Федор узнал, что полонил самого сына Олферова, Ивана Жеребца, а старый
боярин, сбитый с коня, и был Олфер. Иван, с ненавистью глядя в лицо
Гавриле Олексичу, спросил:
- Батюшка жив?!
Гаврило дернул бородой, не ответив. Пока с пленного сдирали бронь и
шелом, Гаврило, внимательно поглядев, кивнул, протянул руку, и Федор,
закусив губу, отдал дорогой топорик.
- Не забудь, Гаврило Олексич, кто его полонил!
Боярин кивнул головой, помявшись, примолвил:
- Коня получишь из добычи!
Федор со злой обидой бессилия провожал глазами ограбившего его
боярина. Оружие, добытое в бою, принадлежит воину, и конь, обещанный
Гаврилой, тому не замена. На такой топорик четырех коней купить можно.
Вспоминая рукоять, усаженную красными каменьями, большой изумруд в
навершии, золотое и серебряное письмо на гнутом лезвии топора, он чуть не
плакал с досады. Ратники поглядывали на Федора сочувственно.
Полоненный разом стал ему неинтересен. Они сидели у костра, боярину
развязали руки. Он был ранен и терял силы. Переглядывались молча. Вдруг
Федор увидел, что по лицу боярина бегут слезы.
- Батюшка убит!
- Може, жив! - отозвался Федор. Тот поднялся, понурясь, сказал тихо:
- А уж Гаврило его не помилует!
Федор промолчал. Он, как и все, знал о старой злобе меж Гаврилой и
Олфером и подумал, что теперь Олферу, и верно, наверняка не жить...
Перед утром за Иваном Жеребцом приехали. От боярина Федору привели
заводного коня из захваченных. Конь был слегка ранен, и Федор ругнулся про
себя, принимая повод. За великого боярина было до обидного мало! Впрочем,
Гаврило Олексич обещал его не позабыть, на что только и оставалось
надеяться.
Про кончину Олфера князь Дмитрий не спрашивал. Сказали - убит на
рати. Прочих полоненных Андреевых бояр пока посадили в железа. Андрею,
прошавшему о судьбе своего воеводы, отмолвили то же: на рати убит. Конец
Олфера знал и видел только один человек, Гаврило Олексич, старый Олферов
местник.
Раненого Олфера тогда, в ночь после битвы, принесли к нему в шатер.
Олфер тяжело мотал головой. Гаврило зажег свечи, сел на походный
раскладной столец. Олфер утвердил глаза, разглядел Гаврилу, криво
усмехнулся.
- Постарел ты, Олфер! - сказал Гаврило без выражения.
- Пить дай! - прохрипел Олфер. Гаврило налил, подержал чару, потом
уронил руку, влага пролилась на землю.
- Ты почто, Олфер, терем мой сжег? - спросил он глухо. Олфер кровавым
глазом проводил пролитую на землю чару, потянулся - сыромятные ремни
впились в руки. Хрипло молвил:
- Убьешь? Как бы не прогадать тебе, Гаврило! Андрей Лексаныч того не
простит!
Гаврило горбился, не отвечая. Медленно налил и медленно выпил, глядя
в огонь.
- Дай пить, Олексич! - вновь попросил Олфер. Гаврило задумчиво
перевел глаза на Жеребца, сильное тело которого вздрагивало, дергаясь.
- Ты мне не гость, Олфер, - ответил он, помедлив, - нет, не гость!
Он вынул клинок, подержал, положил рядом.
- Ладно, Олексич! Все одно сын... отомстит...
- Вот смотри! - Гаврило поднял изузоренный топор. - Узнаешь? Убит
твой Иван! На бою убит. Некому мстить за тебя, Олфер!
Олфер следил за топориком в руках Гаврилы, приоткрыв рот.
- Врешь!
Он бешено стал рваться, извиваясь, вдруг у него заклокотало в горле.
Олфер затих и, отдышавшись, повторил:
- Брешешь, пес!
Он снова начал биться и завыл. Гаврило Олексич подошел к завесе
шатра. Слушая стоны Олфера Жеребца, со злым торжеством, не оборачиваясь,
повторил:
- Убит твой Иван. Мои ж люди и прирезали у меня на глазах, - сказал и
почуял, что лишнее. Олфер затих, только дышал хрипло.
- Ан врешь!
В голосе Олфера отчаяние перемежалось с отчаянной надеждой. Гаврило
забыл о нем, слушая глухие топоты. Вдруг испугался, что сейчас прискачут
от Дмитрия и придется отдавать пленника. <Сам же он посылал убить Семена!
- возразил себе Гаврило. - Ну, а он мог, и я тоже могу>,
- Тоже могу! - повторил он и медленно поворотился... Тянуть все же не
стоило.
- Ладно, Олфер, напою я тебя! - сказал он, взбалтывая нечто в темной
стклянице и - спиной к пленнику - наливая в чашу с медом. Олфер, все так
же трудно дыша, следил за Гаврилой. Оскалясь, потряс головой. Гаврило
пожал плечами, налил из кувшина в другую чару:
- Гляди! - Выпил сам, потом поднес первую Олферу. Тот водил глазами
по лицу Гаврилы.
- Соврал ты мне, а? Олексич? - с надеждой выдохнул Олфер.
- Испей! - строго сказал Гаврило и, приподняв голову Жеребца, поднес
ему чашу. Олфер замычал, потом стал пить, крупно глотая. По мере того, как
опоражнивалась чаша, запрокидывал голову, наконец отвалился.
- Спасибо тебе, Олексич, спаси тя Христос, так же бы и тебе от
Господа, как ты мне - сейчас... А сын жив. Жив!!! - выкрикнул он в голос и
вновь забился в веревках. Затих. Гаврило сидел сгорбясь, глядел на огонь
свечи.
- Думашь, не знаю, чем ты меня напоил, Олексич?! - трудно сказал
Олфер. Гаврило поднял глаза, твердо упершись в очи Жеребцу, пожевал
губами.
Олфер начал метаться, крупный пот каплями стекал по лицу.
- Зарезал бы ты меня лучше! - простонал он и начал громко икать.
- Ничо, и так помрешь, - вымолвил Гаврило вполголоса, в задумчивости
глядя на клинок.
- Сын, Гаврило, скажи про сына! - хрипел уже неразборчиво Олфер.
Гаврило все так же молча глядел мимо него. Олфер затих и вновь забился,
ослабевая. Гаврило встал, наклонился над ним. Олфер бормотал:
- Все... прощу... Олексич... скажи... сына... скажи...
Гаврило ловил слова. Олфер страшно захрапел, вытянулся, изогнулся,
дрожь с перерывами била его, глаза закатывались, но вот судороги пошли
реже, реже, наконец тело ослабло, обмякло и начало холодеть.
Гаврило медленно поднял отяжелевшую руку, перекрестился. Помедлил
еще.
- А сын жив у тебя, Олфер, - сказал он мертвому. И вдруг, судорожно
схватив порожнюю чашу, изо всех сил ударил ею о землю. Чаша отлетела со
звоном, ударившись о столб шатра. Вбежали слуги.
- Прибери! - придушенно-хрипло вымолвил Гаврило. - Умер. От раны
умер... Путы разрежь...

ГЛАВА 72
На этот раз Дмитрий поступил с братом жестко. Отобрал владимирские
села, посадив своих кормлеников, бояр воротил не сразу и за большой выкуп,
обязав клятвою не подымать руки на себя.
Тут и выпала удача Федору. Гаврило Олексич вспомнил его, и Федора



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 [ 78 ] 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.