read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



влиянием свирепствовали настолько, что даже лакеи высокопоставленных лиц
могли бросить в темницу кого угодно. Итак, наши жертвы лишь один день
провели в Бастилии, и уже на следующий их перевезли в мое загородное
поместье, куда накануне были доставлены молодые дамы. Мы с Клервиль
встретили гостей и заперли их, но в отдельные комнаты, и хотя находились под
одной крышей, они даже не догадывались, что их возлюбленные томятся тут же.
После роскошного грандиозного обеда мы перешли в гостиную, где все уже
было приготовлено для предстоящих развлечений. Облаченные в одежды римских
матрон, поигрывая связками розог, две свирепого вида шестидесятилетние
женщины ожидали наших указаний. Сен-Фон, очарованный великолепным задом
Клервиль, пожелал оказать ему почести, прежде чем перейти к делу.
Раскинувшись на софе, великая распутница обнажила свои прелести самым
бесстыдным и живописным образом, и пока я сосала ей клитор, Сен-Фон
наслаждался, глубоко засунув свой язык в ее заднее отверстие.
Вскоре он возбудился и принялся содомировать Клервиль, теперь уже целуя
мои ягодицы в следующую минуту он овладел мною и стал лобзать
обольстительный зад моей подруги.
- А теперь за дело, - произнес министр, поднимаясь, - любое промедление
будет стоить мне оргазма: я не могу устоять перед такими задницами.
- Послушайте, Сен-Фон, - сказала Клервиль, - у меня к вам две
убедительные просьбы. Всем известны ваши способности к жестокости, и я прошу
вас использовать их в полной мере, дорогой это мое первое желание. Второе
заключается в том, чтобы вы дали Мне возможность употребить мои способности
в этой области: доверьте мне истязать этих молодых людей. Моя главная
слабость - пытать мужчин вы получаете удовольствие, мучая представительниц
моего пола, а я обожаю приносить страдания вашим собратьям, и мне кажется,
терзая этих прелестных мальчиков, я получу не меньшее наслаждение, а быть
может и большее, нежели вы, когда будете медленно убивать их любовниц.
- Вы настоящее чудовище, Клервиль.
- Я знаю, дорогой мой, и меня удручает лишь тот факт, что вы
превосходите меня в злодействе.
Сен-Фон объявил о своем желании хорошенько разглядеть каждого из
четверых обреченных по очереди, и одна из его престарелых помощниц подвела к
нему Дормона, влюбленного в фаустину.
- Милый юноша, - начала Клервиль, - ты стоишь перед своим повелителем и
господином, поэтому должен проявить максимальную покорность и предельное
чистосердечие в своих ответах твоя жизнь находится в руках его светлости.
- Увы, - отвечал несчастный, - клянусь, мне нечего сказать, сударыня. Я
не имею ни малейшего понятия, чем заслужил арест, и не понимаю, тючему
судьба столь жестока ко мне.
- Разве ты не собирался жениться на Фаустине?
- Я желал для себя только одного счастья: сделать ее своей женой.
- Так ты ничего не знал о той ужасной истории, в которую попала ее
семья?
- Клянусь, сударыня, мне ничего об этом не известно, но я знал ее семью
как приличную и порядочную, да разве может существовать порок в доме, где
родилась Фаустина?
- Глядите-ка, - рассмеялась я, - он рассуждает как герой
сентиментальных романов.
- Я всегда превыше всего ценил добродетель, сударыня.
- Юношеский задор, - продолжала Клервиль, - приводил к гибели немалое
число таких молодых людей как ты. Впрочем, нас интересует не это: цель нашей
беседы - сообщить тебе, что Фаустина находится сейчас здесь, в этом доме.
Министр благоволит к ней и надеется, что ты уступишь ему свои права, за это
она будет прощена, а вместе с ней и ты.
- Я не нуждаюсь в прощении, потому что не сделал ничего дурного, -
таков был ответ юноши. - Однако хочу вам сказать, что даже перед лицом
тысячи смертельных опасностей, я не стал бы спасать свою жизнь ценой такой
гадости, само упоминание которой я считаю оскорблением.
- Пусть будет так. А теперь зад, сударыня, подайте мне его зад! -
вскричал министр, приходя в крайнее возбуждение. - Совершенно очевидно, что
мы не найдем общего языка с этим упрямым ослом, если только не прибегнем к
насилию.
При этих словах Клервиль и обе ведьмы навалились на юношу, в мгновение
ока связали его и раздели донага. Затем его подвели к Сен-Фону, который
добрых пятнадцать минут сосредоточенно осматривал и ощупывал мужской зад,
прекраснее которого трудно было найти на свете, а, как вам известно, мужчины
- большие знатоки в таких тонких областях анатомии и частенько превосходят в
этом нас, женщин.
Дормон оглядел присутствующих отчаянным взглядом и понял, какого сорта
оскорбления его ожидают.
- Ах, меня обманули! Я оказался среди злодеев.
- Твоя догадка, сударь, совершенно верна, - заметила Клервиль
язвительно, - и скоро ты в этом убедишься.
После некоторых предварительных и весьма мерзких упражнений мне было
велено привести Фаустину. Красота, изящество, девственная нежность - все это
ласкало взор, и всем этим она обладала в редкой мере, а когда она увидела,
что происходит в комнате, ее оскорбленное целомудрие расцвело новыми
красками. Не спуская глаз со своего возлюбленного, которого с обеих сторон
усердно обхаживали Клервиль и Сен-Фон, девушка едва сдерживалась, чтобы не
упасть в обморок.
- Не волнуйся, мой ангел, - сказала я, взявши ее за руку, - и будь как
дома мы здесь трахаемся, мы купаемся в грязи, непотребной мерзости и прочих
наслаждениях, голубка моя сейчас ты, по нашему примеру, оголишь свою
божественную попку, и поверь мне, это будет совсем не противно.
- Но... но что здесь происходит? О, Боже милосердный, где я? И кто вы
такие?
- Твой хозяин - его светлость, министр, твой дядя и друг. От него
зависит решение твоего дела. А дело это не простое, совсем не простое
однако будь терпелива, будь послушна, и все обойдется.
- А ты, - произнесла она прерывающимся голосом, глядя на Дормона, - как
ты мог..?
- Меня привели сюда силой, так же, как и тебя... - И он потупил взор.
Потом поднял голову и продолжал: - Сегодня - день нашего бесчестья, но
придет другой, и мы будем отомщены.
- Довольно молоть чепуху из комической оперы, юноша, - прервал его
министр и с силой ударил ногой в обнаженные чресла, - лучше употреби свое
изящное красноречие на то, чтобы убедить эту девку покориться моим капризам,
а потребую я не так уж мало. Ей предстоят нелегкие испытания.
Из прекрасных глаз Фаустины полились слезы, и она разрыдалась
жестокосердный Сен-Фон, взяв в руку свой член, приблизился к ней.
- Черт меня побери! - заорал он. - Она плачет? Как я люблю, когда
женщины плачут, а они всегда делают это в моем присутствии. Плачь, плачь,
моя прелесть, выплачь все свои глаза, и пусть слезы твои оросят мой член.
Впрочем, оставь немного в себе: скоро у тебя будет серьезная причина
проливать их.
Однако я воздержусь и не стану рассказывать, насколько далеко зашла в
тот час безграничная жестокость человека, который, кажется, ничего так
сильно не любил на свете, как осквернять невинность и топтать красоту, когда
они находятся в безысходном положении. Слабый проблеск надежды, мелькнувший
было в залитых слезами глазах девушки, тотчас обратился в глубочайшее горе,
и Сен-Фон своим членом вытер новый поток слез.
Как я уже говорила, главная страсть Клервиль заключалась не в том,
чтобы мучить женщин - на мужчинах предпочитала она изливать всю свою
жестокость, которой не обделила ее Природа. Правда, она могла обходиться без
зверств, но вот отказать себе в удовольствии наблюдать, как зверствуют
другие, было выше ее сил, и теперь, стоя возле Дормона и продолжая
возбуждать его, она с извращенным любопытством смотрела на мучения бедной
Фаустины и время от времени подсказывала новые способы.
- Вот так, - сказал, наконец, Сен-Фон, переводя дыхание, - теперь надо
поспешить и соединить этих счастливчиков, которым вскоре предстоит слиться в
последнем супружеском объятии. Кстати, - добавил он, - я не претендую на
законное право этого юного рыцаря на одно из двух дивных сокровищ
непорочности его прелестной невесты. Приготовь мальчишку, Жюльетта, а я
займусь самочкой.
Признаться, я никак не думала, что подобное предприятие удастся. Ужас,
отчаяние, тревога, слезы - словом, наши возлюбленные были в ужасном
состоянии, и разве этого было недостаточно, чтобы сделать акт любви между
ними невозможным? По-моему, так считали и остальные присутствующие. Однако
несколько минут спустя мы стали свидетелями настоящего чуда, одного из тех
невероятных явлений, на которые способна только щедрая Природа, ее мощь
восторжествовала над всеми препятствиями, и нашим глазам предстала
удивительная картина: неожиданно разъярившийся Дормон совокуплялся со своей
возлюбленной. Из них двоих приходилось держать только ее - она стонала от
боли и унижения, и эта боль и это унижение преграждали путь к удовольствию
мы испробовали все возможные варианты, мы подступали к ней и так и эдак:
возбуждали, бранили, ласкали ее - ничего не помогало, душа ее оставалась нам
недоступна и пребывала в скорби, и мы ничего от нее не добились, кроме
глухих стонов и рыданий.
- А знаете, в таком виде она мне больше нравится, - заметил Сен-Фон, -
меня не особенно трогают знаки удовольствия на лице женщины. Они как-то
двусмысленны и неопределенны... Я предпочитаю признаки боли, которые намного
выразительнее - и красноречивее.
Между тем появилась кровь: дефлорация завершилась. Клервиль опрокинула
Дормона на спину, сверху на него положили Фаустину, подогнув ей колени и
нагнув голову так, чтобы лоб ее упирался в его плечо таким образом
прекрасный зад красивой девушки оказался в удобном и живописном положении.
- Очень хорошо, смотрите, чтобы она не вырвалась, - предупредил Сен-Фон
одну из своих подручных. - Теперь можно совершить дефлорацию одновременно в
обоих местах, и я, разумеется, предпочитаю попку.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 [ 79 ] 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 204 205 206 207 208 209 210 211 212 213 214 215 216 217 218 219 220 221 222 223 224 225 226 227 228 229 230 231 232 233 234 235 236 237 238 239 240 241 242 243 244 245 246 247 248 249 250 251 252 253 254 255
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.