read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


В "Природе" за 1916 год сообщалось, что с речью об охране природы
выступили профессор Шокальский и академик Бородин. Они требовали назначения
в области Российской империи правительственных комиссаров по охране природы.
Московское общество охраны природы в конце 1917 года опубликовало доклады
нашего знакомого зоолога Филатова о Кавказском заповеднике и Фальц-Фейна об
Аскании-Нова. Судьба зубров занимала в докладах этих ученых много места.
Там же я прочитал хронику 1917 года: "Уже несколько лет тому назад
начаты переговоры об устройстве заповедника на Кавказе, в Кубанской области,
где еще сохранились зубры. В настоящее время, когда заповедник Беловежской
пущи подвергся военному опустошению, необходимость сохранить по крайней мере
тех зубров, которые имеются на Кавказе, особенно настоятельна. Между тем,
вследствие аграрных движений, связанных с революцией, и высокой ценности
мяса и кож, опасность истребления зубров чрезвычайно повысилась. Академия
наук ходатайствует перед Временным правительством о скорейшем принятии
необходимых мер для охраны".
Егеря слушали задумчиво, с ощущением собственной значимости.
И тут я вспомнил разговор о зубрах с комиссаром Постниковым, когда
ездил за мандатами в Кубано-Черноморский Совет. Тот разговор был
продолжением только что прочитанного. Временное правительство ничего не
успело сделать в этой области. А Совет Народных Комиссаров РСФСР, едва
получив власть, нашел время прислушаться к ученым.
К сожалению, власть эта пока не распространялась на Кубань.
Чтобы помочь своим семьям справиться с весенними работами, мы по
очереди съездили домой - кто на пять, кто на семь дней. Я пробыл в Псебае
восемь дней, и, когда уезжал в горы, Мишанька прямо изошелся - так просился
со мной. Но Данута сказала решительное "нет".
Кажется, в мае мы узнали, что Деникин пошел на север, а его авангард -
дивизии фанатичных Шкуро и Улагая - уже возле Курска и Воронежа. Газеты
Кубанской рады торжествовали вдвойне. Прежде всего потому, что Советскую
власть теснили. И потому, что по мере приближения Деникина к Москве
положение рады обретало устойчивость. Не обходилось ни одной статьи без
упоминания о самостийной Кубанской республике.
Обсуждая все эти крупные события, мы не подозревали о беде, которая уже
вошла в заповедник.
Первым забил тревогу Борис Артамонович.
Задоров вообще проявлял исключительную наблюдательность. Он мог часами
лежать в укрытии, не спуская глаз с зубров. Вся их скрытная жизнь оказалась
записанной у него в тетради. Как едят, спят, играют. Для удобства он дал имя
многим быкам и зубрицам, так и писал о них: "Задира", "Руслан", "Чудо",
"Рыжий", "Бойкая", "Мамаша", "Лабица". Он знал все их солонцы по Кише,
любимые чесальные горки и деревья, мог сказать, кто поранился или приболел и
почему.
Явившись от границы зубрового парка у истоков реки Ходзь, Борис с
тревогой сказал мне и Кожевникову:
- В стаде больные. Руслан всегда первым выходил на луг, ловчее его ни
один зубр траву не стрижет, а тут, смотрю, плетется позади всех, вышел на
луг, схватил лопухи раз, другой, пена изо рта, и все головой туда-сюда,
будто больно ему жевать. Так и простоял свесив голову, пока в лес не
вернулись. И почему-то хромает. Мамаша без аппетита. Больные, эт уж точно.
- Станичные бычки поблизости случались?
- В начале сезона раза два домашний скот выходил на зубриные пастбища.
Я разыскал пастухов, предупредил, даже границу им обозначил. Но, в общем,
одну траву они какое-то время щипали.
Подозрения усиливались. Контакт с домашним скотом! Недоглядели!
На другое утро Кожевников, Задоров и я поехали к стаду. Успели к
рассвету. Легли. И сразу заметили, что две зубрицы ведут себя как-то
странно, а Мамаши, старой коровы, среди вышедших на луга нет.
Начали поиск. У солонца, по тропам, на местах отдыха, известных Борису.
Наткнулся на зубрицу Василий Васильевич. Мамаша лежала, подогнув ноги и
уткнувшись носом в землю, словно хотела почесать морду, да так и осталась.
Еще не остыла.
Мы не дотронулись до нее, не подпустили коней. Длинными шестами свалили
на бок, ими же раздвинули рот. Язык, губы - все в язвах. Копыта тоже. Ящур,
очень заразная болезнь...
Весь день рыли яму, столкнули туда зубрицу, зарыли, а на место
захоронения натаскали хвороста и запалили.
В тот же вечер, впервые за много лет, рука моя поднялась, чтобы
выстрелить в зубра Руслана, когда он, шатаясь, вышел на опушку леса.
Смертельно раненный зверь вздрогнул, шагнул и упал. Я опустил винтовку. У
Бориса от слез заблестели глаза. Его любимец. Красавец зубр! У нас был
только один способ побороть заразу.
Звери исчезли в лесу. Руслана мы зарыли. Задоров получил приказ
оставаться на лугу до утра и отогнать стадо на новое место, как можно дальше
отсюда. Гоняться, стрелять в воздух, но угнать!
Я спешно поехал к Телеусову на Умпырь.
На кордон мой Кунак пришел, шатаясь от усталости. Гнал его без отдыха.
И сам вымотался. В доме егерей не было. Вышел, сел на крыльцо. Может,
подойдут?
Тихая, прохладная заря мягко завораживала горы. Ярко-розовым сиял
ледник Цахвоа и снежники на других вершинах. Дубы у кордона, опушенные еще
молодыми желтоватыми листочками, не шелохнулись. Пахло ожившим лесом, талой
водой, весной, дикостью. И вот в этой тишине со склонов Алоуса неожиданно
донеслось сразу два выстрела, потом затрещало много винтовок. И пауза. Снова
выстрелы, теперь редкие, явно прицельные. Бой?..
Набросив на потного Кунака седло, я помчался темнеющим лесом вверх по
берегу ручья.
Наверное, через полчаса, уже потемну, впереди с характерным звуком
клацнул затвор.
- Свои! - крикнул я, сваливаясь с коня.
Алексей Власович и его племянник приблизились, узнали. Егерь
возбужденно заговорил:
- Схватились с какой-то бандой. Мы, значит, с одной стороны зубров
смотрим, а они, вражины, - с другой. Я стрелил быка, племяш тоже вдарил в
него, чтобы наверняка, вот тогда и они взялись бить по бегущему стаду. Ну
что делать? Пули возля нас свистят, пугают, гады, вот я и выстрелил по
огонькам. Тут недалеко пастухи черкесские как раз появились.
- Почему ты стрелял по зубрам?
Впрочем, я уже догадался.
- Больной бык, Андрей. Уже третий день глаз с него не спускаем. Все
хужее делается. Решили убить. Завтра посвету разглядим.
- Твои зубры паслись с домашним скотом?
- Да рази усмотришь, Михайлович! У абхазов шесть кошей* на Алоусе. Все
они за границей заповедника, но близко. То ихний скот сюда перейдет, то бык
из зубриного стада залетит к телкам. Одну, словом, траву грызут.
______________
* Коши - загоны для скота и постройки для пастухов.
- Ящур на Сохрае, - сказал я.
- Ну вот... Вот оно что... Этого нам не хватало. - И сел на землю. -
Что делать станем?
- Прежде к твоему быку.
...На место вчерашней перестрелки ехали кружным путем, проверяли все
подступы к зубриному пастбищу. Стадо теперь верст за десять отсюда. А вот
где пастухи, это надо выяснить. Народ мстительный.
Забрались на высотку с редкой пихтой. Осмотрелись. И увидели недалекие
коши. Три стада бычков, телок, овец паслись рядом с загонами. Лениво бродили
собаки. А пастухов нет. Значит, караулят нас в засаде.
Все-таки у нас было перед ними преимущество: скрадывали путь к
зубриному лугу с неожиданной для противника стороны по их же следу. И первые
заметили их - восемь вооруженных людей. Они пришли в редкий лес пешком и
теперь стояли, совещались. Винтовки у всех за плечами.
В таких делах неожиданность, натиск - уже половина успеха. Они не
успели скинуть ружей, как три ствола пригвоздили их к месту. В следующую
минуту, повинуясь приказу, оружие полетело с плеч на землю. Телеусов
спешился, стоял наготове. Я подошел ближе. Молодые ребята, злые лица,
запрятанный испуг.
- Кто говорит по-русски?
Двое шагнули ко мне.
- Почему стреляли по зубрам?
- Другой стрелял, тогда и мы стреляли. Адомей* - зверь, бить можно. Ты
сидел засаде? Ты стрелял? Тебе кровь будет!
______________
* Адомей - черкесское название зубров.
Лекцию об исчезающем зубре читать в таком положении бесполезно. Не
поймут. Оставалось одно: страх возмездия.
- Вы нарушили закон. Здесь казенная Охота. Зубров в Охоте охраняют, они
все на счету. Кто из вас стрелял, будет наказан.
- Тебе зубра стрелять можно? Я - не можно? Зачем так?
- Мы стреляли больного зубра. Ящур, понимаешь? - и показал на рот,
губы, изображая боль и язвы. - Очень заразныйю. Уводите скорей свое стадо,
все бычки заболеют и падут. В кошах есть больные?
- Пять бычок сдох. Три больной, резить будем. От твоих адомей?
- Да, от зубра, - перевирая истину, ответил я. - Уходите в другое
место, дальше отсюда. Трава плохая, больная трава.
- Ты доктор?
- Я доктор. Я знаю. Покажу. Идите за мной!
Они потянулись за винтовками. Э, нет! Наш хлопец успел сгрести оружие,
связать. И даже забросил на свое седло.
- Потом, потом отдадим, - успокоил я пастухов.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 [ 79 ] 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.