read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



этого и продолжала наступать на меня, говоря быстро, сдержанно, глухим
голосом, однако выражаясь не без изящества и соблюдая все приличия.
- Мадемуазель, я родилась на юге, а мы, южане, вспыльчивы и умеем
любить и ненавидеть до самозабвения. Миледи была слишком горда, чтобы со
мной ужиться, а я была слишком горда, чтоб ужиться с нею. Все это позади...
прошло... кончено! Возьмите меня к себе, и я буду вам хорошо служить. Я
сделаю для вас так много, что вы сейчас этого и представить себе не можете.
Уверяю вас, мадемуазель, я сделаю... ну, не важно, что именно, - сделаю все
возможное во всех отношениях. Воспользуйтесь моими услугами, и вы об этом не
пожалеете. Вы не пожалеете об этом! мадемуазель, и я хорошо вам услужу. Вы
не представляете себе, как хорошо! Я объяснила ей, почему не имею
возможности ее нанять (не считая нужным добавить, как мало мне этого
хотелось), а она смотрела на меня, и лицо ее дышало мрачной энергией,
вызывая в моем уме образы женщин на парижских улицах во времена террора *.
Она выслушала меня не перебивая и проговорила нежнейшим голосом и с очень
приятным иностранным акцентом:
- Ну что ж, мадемуазель, так тому и быть! Я очень огорчена. Значит,
придется мне пойти в другое место и там искать то, чего не удалось найти
здесь. Будьте так милостивы, позвольте мне поцеловать вашу ручку!
Еще пристальнее взглянув на меня, она взяла мою руку и чуть коснулась
ее губами, но за этот миг как будто успела разглядеть и запомнить каждую ее
жилку.
- Боюсь, что я удивила вас, мадемуазель, в тот день, когда разразилась
гроза? - сказала она, делая прощальный реверанс.
Я призналась, что она удивила всех нас.
- Я тогда дала один обет, мадемуазель, - объяснила она с улыбкой, - и
тут же решила запечатлеть его в своей памяти, так чтобы выполнить его свято.
И я его выполню! Прощайте, мадемуазель!
Так завершился наш разговор, и я очень обрадовалась, когда он пришел к
концу. Я решила, что француженка уехала из деревни, так как я ее больше не
видела; а в дальнейшем ничто другое не нарушало наших тихих летних радостей,
и спустя шесть недель мы, как я уже говорила, вернулись домой.
И в то время и позже, в течение многих недель после нашего возвращения,
Ричард постоянно навещал нас. Не говоря уж о том, что он являлся каждую
субботу или воскресенье и гостил у нас до утра понедельника, он иногда
неожиданно приезжал верхом среди недели, проводил с нами вечер и уезжал рано
утром на другой день. Он был весел, как всегда, и говорил нам, что
занимается очень прилежно, но в душе я не была спокойна за него!
Прилежание его, казалось мне, было дурно направлено. Я видела, что оно
только потворствует обманчивым надеждам, связанным с губительной тяжбой,
которая и так уже послужила причиной стольких горестей и бедствий. По словам
Ричарда выходило, будто он разгадал все ее тайны и у него не осталось
сомнений, что завещание, по которому он и Ада должны получить не знаю
сколько тысяч фунтов, будет, наконец, утверждено, если у Канцлерского суда
есть хоть капля разума и чувства справедливости, - но, боже! каким
сомнительным казалось мне это "если"! - больше того, решение уже не может
откладываться надолго, и дело близится к счастливому концу. Ричард доказывал
это самому себе при помощи всяких избитых доводов, которые вычитал в
документах, и каждый из них все глубже погружал его в трясину заблуждения.
Он даже начал то и дело наведываться в суд. Он говорил нам, что всякий раз
видит там мисс Флайт, болтает с нею, оказывает ей мелкие услуги и, втайне
подсмеиваясь над старушкой, жалеет ее всем сердцем. Но он и не подозревал, -
мой бедный, милый, жизнерадостный Ричард, которому в то время было даровано
столько счастья и уготовано такое светлое будущее! - какая роковая связь
возникает между его свежей юностью и ее блеклой старостью, между его
вольными надеждами и ее запертыми в клетку птичками, убогим чердаком и не
вполне здравым рассудком.
Ада слишком горячо любила его, чтобы усомниться в нем, что бы он ни
говорил и ни делал, а опекун, тот, правда, частенько жаловался на восточный
ветер и больше прежнего сидел за книгами в Брюзжальне, но ровно ничего не
говорил о Ричарде. И вот как-то раз, собираясь в Лондон, чтобы повидаться с
Кедди Джеллиби по ее приглашению, я заранее попросила Ричарда встретить меня
в этот день у конечной почтовой станции, - мне хотелось немного поговорить с
ним. Приехав, я сразу увидела его, он взял меня под руку, и мы пошли пешком.
- Ну, как, Ричард, - начала я, как только мне удалось настроиться на
серьезный лад, - чувствуете вы теперь, что окончательно решили, в чем ваше
призвание?
- Ну да, дорогая, - ответил Ричард, - в общем, все у меня обстоит
благополучно.
- Значит, решили? - спросила я.
- То есть что именно решил? - осведомился Ричард с веселым смехом.
- Окончательно решили сделаться юристом?
- Ну да, - ответил Ричард, - в общем, со мной все обстоит благополучно.
- Вы уже говорили это, милый Ричард.
- Но вы считаете, что это не ответ. Что ж! Пожалуй, вы правы. Решил? Вы
спрашиваете, чувствую ли я, что окончательно решил, в чем мое призвание?
- Да.
- Нет, я, пожалуй, не могу сказать, что уже решил, в чем мое призвание,
- сказал Ричард, делая сильное ударение на слове "уже", как будто в нем-то и
заключалась вся трудность, - потому что этого нельзя решить, пока дело все
еще не решено. Под "делом" я подразумеваю... запретную тему.
- А вы думаете, оно когда-нибудь будет решено?
- Ничуть в этом не сомневаюсь, - ответил Ричард.
Некоторое время мы шли молча, но вдруг Ричард заговорил со мной самым
искренним, самым проникновенным тоном:
- Милая Эстер, я понимаю вас, и, клянусь небом, я хотел бы сделаться
более постоянным человеком. Не только постоянным по отношению к Аде, - ее-то
я люблю нежно, все больше и больше, - но постоянным по отношению к самому
себе. (Мне почему-то трудно выразить это яснее, но вы поймете.) Будь я более
постоянным человеком, я окончательно остался бы либо у Беджера, либо у
Кенджа и Карбоя и теперь уже начал бы учиться упорно и систематически, и не
залез бы в долги, и...
- А у вас есть долги, Ричард?
- Да, - ответил Ричард, - я немного задолжал, дорогая. А еще, пожалуй,
слишком пристрастился к бильярду и все такое. Ну, теперь преступление
раскрыто; вы презираете меня, Эстер, да?
- Вы знаете, что нет, - сказала я.
- Вы ко мне снисходительней, чем я сам, - продолжал он. - Милая Эстер,
это мое большое несчастье, что я ничего не умею решать; но как могу я что-то
решить? Когда живешь в недостроенном доме, нельзя решать окончательно, как в
нем лучше устроиться; когда ты обречен оставлять все свои начинания
незавершенными, очень трудно браться за дело с усердием - в том-то все и
горе; вот как мне не повезло. Я родился под знаком нашей неоконченной тяжбы,
в которой то и дело что-нибудь случается или меняется, и она развила во мне
нерешительность раньше, чем я вполне понял, чем отличается судебный процесс,
скажем, от процесса переодевания; и это из-за нее я становился все более и
более нерешительным, и сам я ничего с этим поделать не могу, хоть и сознаю
по временам, что недостоин любить свою доверчивую кузину Аду.
Мы шли по безлюдной улице, и Ричард, не удержавшись от слез, прикрыл
рукой глаза.
- Ричард, не надо так расстраиваться! - проговорила я. - Натура у вас
благородная, а любовь Ады с каждым днем делает вас все лучше и достойнее.
- Я знаю, милая, знаю, - отозвался он, сжимая мою руку. - Не обращайте
внимания на то, что я сейчас немного разволновался, ведь я долго думал обо
всем этом и не раз собирался поговорить с вами, но то случая не
представлялось, то мужества у меня не хватало. Знаю, как должны бы влиять на
меня мысли об Аде; но и они теперь больше не действуют. Слишком я
нерешителен. Я люблю ее всей душой и все-таки каждый день и каждый час
причиняю ей вред тем, что врежу самому себе. Но это не может продолжаться
вечно. В конце концов дело будет слушаться в последний раз, и решение
вынесут в нашу пользу, а тогда вы с Адой увидите, каким я могу быть!
Минуту назад, когда я услышала его всхлипыванья, когда увидела, как
слезы потекли у него между пальцев, у меня сжалось сердце; но гораздо больше
огорчило меня то самообольщение, с каким он возбужденно произнес последние
слова.
- Я досконально изучил все документы, Эстер... я несколько месяцев
рылся в них, - продолжал он, мгновенно развеселившись, - и, можете на меня
положиться, мы восторжествуем. А что касается многолетних проволочек, так
чего-чего, а уж этого, видит небо, хватало; зато тем более вероятно, что
теперь мы быстро закончим тяжбу... она уже внесена в список дел, назначенных
к слушанию. Все наконец-то окончится благополучно, и тогда вы увидите!
Вспомнив о том, как он только что поставил Кенджа и Карбоя на одну
доску с мистером Беджером, я спросила, когда он думает вступить в
Линкольнс-Инн для продолжения своего образования.
- Опять! Да я об этом и не думаю, Эстер, - ответил он с видимым
усилием. - Хватит с меня. Я работал, как каторжник, над делом Джарндисов,
утолил свою жажду знаний в области юридических наук и убедился, что они мне
не по душе. К тому же я чувствую, как становлюсь все более и более
нерешительным потому только, что вечно торчу на поле боя. Итак, - продолжал
Ричард, снова приободрившись, - о чем же я подумываю теперь?
- Понятия не имею, - ответила я.
- Не смотрите на меня такими серьезными глазами, - сказал Ричард, -
ведь то, о чем я думаю теперь, для меня лучше всего, дорогая Эстер, - я в
этом уверен. Профессия на всю жизнь мне не нужна. Тяжба кончится, и я буду
обеспеченным человеком. Но тут совсем другое дело. Эта будущая моя профессия
по самой своей природе довольно изменчива и потому прекрасно подходит к
моему теперешнему переходному периоду, могу даже сказать - подходит как
нельзя лучше. Так вот, о чем же я теперь, естественно, подумываю?
Я посмотрела на него и покачала головой.
- О чем же, как не об армии? - проговорил Ричард тоном глубочайшего



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 [ 80 ] 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.