read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



Операция завершилась потрясающим успехом, правда, вместо стонов экстаза
девушка испускала пронзительные вопли, ибо никогда доселе не проникал в нее
столь массивный кол, и, кроме того, все ее существо категорически отвергало
саму мысль об удовольствии, о котором обыкновенно мечтают многие распутницы
и которое сводит женщину с ума.
Совокупляясь, распутник ласкал своих многоопытных помощниц, а я
облизывала вагину Клервиль. Предусмотрительный Сен-Фон, как всегда, берег
сперму и держал свои шлюзы на запоре, мы же тем временем перешли к другим
сладострастным упражнениям.
- Слушай меня, мальчик, - сказал Сен-Фон. - Я намерен предложить тебе
нечто необычное и осмелюсь думать, что ты найдешь это предложение невероятно
чудовищным. Но как бы то ни было, твоя девка обречена, если только ты не
подчинишься. Ее привяжут вот к этому столбу, а ты возьмешь вот эти розги и
будешь кромсать ее задницу.
- Чудовище! Как ты смеешь...
- Значит ты предпочитаешь, чтобы ее убили?
- Неужели вам мало того, что вы сделали? Неужели у меня нет другого
выбора, кроме столь неслыханной мерзости и смерти самого дорогого мне
существа на свете?
- Согласна, что это очень жестокая альтернатива, и слабые люди каждый
день сталкиваются с подобными вещами, - вмешалась я. - Ты слаб и к тому же
беспомощен, следовательно, должен смириться: делай, что тебе говорят, да
поживее, или в грудь твоей шлюхи вонзится кинжал!
Великое искусство Сен-Фона заключалось в том, что он всегда ставил свои
жертвы в такую ситуацию, когда из двух зол им непременно приходилось
выбирать то, которое больше всего угождало его извращенной похоти. Дормон
дрожал как в лихорадке, не зная, что делать, и молчание его было
красноречивее всего.
Я сама привязала Фаустину к столбу, и с какой же радостью затягивала я
грубые веревки на ее нежной коже, с каким восторгом щекотала горлышко
невинной жертвы лезвием ножа, а коварная Клервиль целовала ее в это время.
О, какие прелести, какие совершенные формы предстояло нам терзать! Если
небеса не приходят на защиту справедливости и добра, так это для того, чтобы
нам, смертным, было очевидно, что только порок достоин уважения.
- Вот как надо обращаться с ней, - сказал министр и начал методично и
вдохновенно стегать белые пухлые ягодицы, которые подрагивали в ответ. - Да,
вот так и ты должен действовать, - продолжал он, а полосы, оставленные
гибкими прутьями, багровели, вспухали, создавая удивительный контраст с
шелковистой нежностью кожи. - А ну-ка попробуй!
- Ради всего святого, сударь, я не могу...
- Ерунда, мой мальчик, ты обязательно сможешь. - За этими
издевательскими словами последовали угрозы Клервиль потеряла терпение и
крикнула, что если он не сделает того, что ему приказывают, его забьют
самого до смерти, но он успеет увидеть, как жестоко, как страшно будет
умирать его невеста. И Дормон сдался. Но как же медлительны были его
движения! И как неуверенны. Сен-Фон несколько раз грубо тормошил его, потом
в нетерпении схватил нож и занес его над белой грудью Фаустины. Дормон
немного оживился... и упал в обморок.
- Гром и молния! - взревел Сен-Фон, потрясая твердым, как у монаха,
членом. - Мы далеко не продвинемся, если будем полагаться на любовника:
такие дела требуют усердия и хладнокровия.
Он с остервенением накинулся на трогательный девичий зад и менее, чем
за десять минут, превратил его в окровавленные лохмотья. Тем временем рядом
происходило нечто не менее ужасающее: вместо того, чтобы помогать министру,
Клервиль изливала свою похотливую ярость на лежавшего без чувств Дормона.
- Скотина, хам, - процедила она сквозь зубы, когда он пришел в себя и
обнаружил, что связан по рукам и ногам и что его третируют не менее жестоко,
чем Фаустину.
Прошло немного времени, и родившиеся под несчастливой звездой любовники
являли собой жуткое зрелище, какое только можно представить. Однако этого
было недостаточно для Клервиль, ее необузданная чудовищная жестокость,
признаться, поразила даже меня, и когда я увидела, как она впивается зубами
в бесчувственное тело и рвет его на части, когда увидела, как она трется
клитором об окровавленные раны, и услышала ее вопль: "Ко мне, Жюльетта!
Скорее! Помогай мне!" - вот тогда, охваченная инстинктом хищного зверя,
вдохновленная чудовищным примером подруги, скажите, разве могла я тогда
устоять? По правде говоря, я во всем превзошла ее: я даже увлекала ее за
собой, воспламеняла ее воображение посредством жестокостей, которые - кто
знает? - возможно, никогда бы не пришли ей в голову. В те минуты ярость моя
не имела границ, каждый мой нерв трепетал и извивался, и моя, извращенная
сверх всякой меры душа, наконец-то, сполна обнаружила свою сущность, и я
узнала, что пожирать живое мужское тело - не менее приятно, чем рвать на
куски женщину.
Сен-Фон счел нужным отложить самое главное до тех пор, пока мы не
разделаемся с другой парой. Первых двоих увели и бросили в угол и ввели
следующих. Дельное и Фелисити подверглись тем же издевательствам с той,
однако, разницей, что мы поменяли их роли: вместо того, чтобы заставить
любовника выпороть свою возлюбленную, мы принудили к этому девушку
аргументами вновь были угрозы жестоких пыток, и, как и в первом случае, мы
встретили серьезное сопротивление. Фелисити, премиленькое создание двадцати
лет, была не столь красива, как ее сестра, но также безупречно сложена, и
глаза ее были чрезвычайно выразительны она проявила незаурядный характер -
оказалась более строптива, нежели сестра, однако Дельное был не таким
стойким, как Дормон. Как бы то ни было, совершив содомию со второй девушкой,
наш каннибал, сам того не ожидая, сбросил семя в изящный зад Дельноса,
немилосердно царапая при этом прекрасные груди Фелисити. После чего,
устроившись между Клервиль, которая сократировала его искусственным членом,
и мною, которая его возбуждала руками, он, не сводя глаз со связанных
несчастных, обсуждал с нами окончательную их участь.
- Мне назначено свыше быть злым гением этой семьи, - говорил он,
энергично растирая свои чресла. - Трое сложили головы в этом доме, двух
других я раздавил в их собственном, еще один отравлен мною в Бастилии, и
шансы этих четверых на спасение кажутся мне ничтожными. Вам не понять, как я
люблю такие вот арифметические подсчеты. Говорят, что Тиберий подводил итог
своим деяниям каждый вечер, да и чем стало бы злодейство без сладостных
воспоминаний? Ах, Клервиль, куда же ведут нас наши страсти? Скажите, мой
ангел, ведь у вас светлый ум, скажите, сколько раз вы кончили за свою жизнь,
чтобы я знал ваше мудрое мнение на сей предмет?
- Клянусь своей спермой, - отвечала она, - я не люблю болтать - я
предпочитаю делать дело. В моих жилах течет яд, кипящая кислота, какая-то
дьявольская смесь, мой мозг неизлечимо, болен я требую ужасов! Я должна
творить их ежеминутно!
- В таком случае давайте окунемся в них, ибо предложение ваше совпадает
с моим настроением, - сказал Сен-Фон. - Меня снова возбуждают эти две
парочки, и то, что я хотел бы с ними сделать, превосходит мое воображение.
Правда, я пребываю в нерешительности относительно конкретных деталей.
Четверо обреченных хорошо слышали наш разговор и знали, что их ждет...
Однако продолжали цепляться за жизнь.
Жуткое колесо - плод мысли Делькура - стояло на самом виду. На нем и
остановился блуждающий взгляд Сен-Фона, и при мысли этой член его взметнулся
вверх. После громких и деловых рассуждений насчет возможностей адской машины
злодей объявил, что обе женщины должны тянуть жребий, так как это самый
справедливый способ определить, которая из них достойна умереть таким
образом. Этому предложению воспротивилась Клервиль по ее мнению, поскольку
Сен-Фон однажды уже употребил это колесо для представительниц женского пола,
пусть теперь он понаблюдает, как будет умирать на нем юноша при этом она
заметила, что нет смысла выбирать между Дельносом и Дормоном, ибо последний
казался ей намного предпочтительнее и сильнее подхлестывал ее воображение.
Однако Сен-Фон запротестовал против такой пристрастности, заметив, что
все-таки честь умереть первым от такой чудесной пытки является привилегией.
Мы приготовили две бумажки, нарисовали на одной колесо, и мужчины вытянули
свою судьбу. Победителем стал Дормон.
- У меня даже подступил комок к горлу, потому что уже давно не
исполнялись мои желания, - сказала растроганная Клервиль. - Мне кажется,
единственное, на что годится эта отвратительная химера, называемая
Всевышним, - облегчать мои злодеяния.
- Обними свою суженую, - сказал мой любовник, развязав Дормона и
оставив связанными только руки, - поцелуй ее, мальчик мой, а потом докажи ей
свою любовь: она будет смотреть на тебя во все глаза, пока ты будешь
мучаться. А если у тебя достанет сил взглянуть на меня, ты увидишь, как я
прочищаю ей задницу вот этой штукой - это я тебе обещаю.
Вслед за тем по своему обыкновению он увел беспомощного юношу в другую
комнату, где они пробыли целый час мы могли только предполагать, каким
образом жестокий развратник поверял свою великую тайну тому, кто должен был
унести ее с собой в другой мир.
- Что же может там происходить? - спросила Клервиль, недовольная тем,
что приходится ждать, и нетерпеливо поглядывая на закрытую дверь.
- Не имею никакого понятия, - ответила я, - однако мне так хочется
узнать... Я бы даже пожертвовала нашими отношениями с ним.
В этот момент появился Дормон на его теле были видны свежие следы
жесточайших пыток, в особенности на ягодицах и бедрах, которые были покрыты
сплошными ранами на его лице застыло смешанное выражение гнева, страха и
боли из его пениса и мошонки часто капала кровь, а щеки были багрово-синими
от сильных ударов. Следом шел Сен-Фон, и эрекция его была невероятна
беспощадная ярость изображалась в каждой его черте: в его трясущихся губах и
трепещущих ноздрях, в его злобно прищуренных глазках схватив свою жертву за
ягодицы, он резким движением подтолкнул его к нам.
- Шагай, шагай, - проговорила Клервиль вне себя от радости, увидев
Дормона в таком плачевном состоянии, - иди сюда, мой маленький паж, не теряй
времени. - Потом, повернувшись к Сен-Фону, хищница прибавила: - У нас



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 [ 80 ] 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 204 205 206 207 208 209 210 211 212 213 214 215 216 217 218 219 220 221 222 223 224 225 226 227 228 229 230 231 232 233 234 235 236 237 238 239 240 241 242 243 244 245 246 247 248 249 250 251 252 253 254 255
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.