read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



наконец-то, и Гринь боялся ее разбудить.
...Нет, не ляхи и не татары. Странный народ; и село вроде бы
как село, а только выборный ихний в деревянной короне разгуливает.
Церкви вовсе нет, бабы ходят простоволосые, мужики наряжаются в
цветное и украшают себя стеклянными цацками. В ставку, говорят, какой-
то бука живет - все Гриню твердят, чтобы не совался к тому ставку.
Рожи строят, зубы скалят, изображая злость неведомого водяника. Гриню-
то что? - в перевозчики не нанимался.
А нанялся к теточке-травнице, вроде как милость отработать.
Топор - он и в пекле топор, а печки и на чортовых куличках дровами
топятся. Гринь никакой работы не боялся, опять же, пока топором машешь
- голова свободна, и ненужные мысли удобнее гнать.
Одно плохо - слаб стал, и бок болит.
А сотникова одну ночь в бреду пометалась, а потом на поправку
пошла, да так быстро, что даже теточка-травница диву далась. То ли
здоровье крепко у Ярины Логиновны, то ли здешний климат, как говаривал
дядька Пацюк, "в пропорции"... День-другой - и встанет. Хотя ходить
без костыля долго еще не сможет, а то вовсе охромеет - ловко подрезал
сухожилия пан Мацапура-Коложанский.
Ну вот. Опять. Гринь устало опустил топор; закружилась
голова, заболела недавняя рана.
Всякое болтали про Дикого Пана, а он, дурень, не верил! А
когда сам увидел своими глазами, как в зале, кровью залитом, стены
корой поросли, вместо потолка - ветки сплелись, и мары в ветках
мечутся, дождь идет и грязь под ногами, свет и голоса, а пан
Станислав, про которого сотникова говорит, что он чорт, - этот самый
пан приставляет обломок шабли к тонкой братиковой шее, и мертвая мама,
невесть как случившаяся рядом, неслышно вскрикивает: "Ай, Гринюшка,
убереги!.."
Померещилось?
Кабы под локоть не поддерживали - не дошел бы Гринь до того
зала. Страшно было, и ноги подгибались. Не успокоилась мама, или
лишилась покоя, когда из труны доставали. Кабы не она - не угодил бы
Гринь вслед за Мацапурой в серую слякоть, не провалился бы сквозь
железный плетень...
Железный плетень! Вот как все это было: проломанная ограда,
пан Станислав с братиком под мышкой, голое тело сотниковой под
ногами... Пан Рио и пан Юдка, а снаружи палят и палят... Или это
гром?! Подхватило сырым ветром, кинуло в яму: "Ай, Гринюшка,
убереги!.."
Вышла из хаты хозяйка. Поглядела, сколько Гринь наработал,
покивала, поулыбалась; была бы мужняя жена - мужик бы, увидев, за косу
оттаскал. Странный тут народ, бесстыжий.
Зато строят хорошо. По-пански строят, с резными ставнями, с
высокими потолками, с высоким порогом.
А на пороге батьковой хаты старый жернов лежал. Новую хату
ставили - жернов перетаскивали. Его еще деды-прадеды топтали...
Спалили хату.
"Пусть запомнят", - сказал тогда Гринь доброму пану Юдке.
Только не знал, что помнить некому будет; что с Гонтовым Яром сделали,
много позже узнал. Лучше бы помер в том лесу на красном снегу, чем
такое узнать!
Наверное, он переменился в лице, потому что теточка-травница
бросила улыбаться, подала руку, помогла сесть. Топ-топ-топ - скрылась
в доме. Топ-топ-топ - уже бежит обратно, несет ковшик с водой, а на
дне расплываются темные душистые капельки какого-то здешнего зелья.
Языком цокает, по плечу поглаживает... Вдовая она, вроде бы.
Зажиточная вдова. Темные волосы раскинуты по плечам и вроде бы полынью
пахнут...
...Оксану тогда привезли румяную, веселую. "Любишь меня?" -
"Люблю". - "А как же батько, как мать?" - "Разрешили". - "Пан Юдка
уговорил?" - "Люблю тебя!.." И все. Сперва Гринь радовался - а потом
страшно стало. Глянешь - вот она, Оксана, черные брови, карие очи. И
улыбнется, и вздохнет - она. А заговорит - нет, не Оксана; будто
опоили ее, окурили невесть чем.
Гринь тогда кинулся к пану Юдке; надворный сотник добрым был
в тот день, по плечу хлопнул, в глаза глянул: "Что ж, Григорий..." И
поплыл мир. Привиделась Оксана, прежняя, но только в высоком очипке -
мужняя жена. В очипке - а сама нагая. Как подходит, целует, на ложе
садится. Жена законная, целомудренная, глаза прячет - а сама горит,
жаром пышет, ждет...
Теточка-травница заулыбалась смелее. Присела рядом на
чурбачок; заговорила непонятно, протянула руку к Гриневу боку, туда,
где ныл под рубашкой свежий шрам. Наверное, уговаривала поберечься и
не мучить себя работой. Она, мол, и без этого кормить и лечить станет
- и Гриня, и раненую сотникову.
Добрый тут народ. Даром что нехристи!
Чортов ублюдок, младший сын вдовы Киричихи
Мне холодно.
Невкусно. Вода.
Молоко. Вкусно. Темно. Ночь.
Все злые. Мама добрая.
Мамы нету. Дядька злой... Дядька смотрит. Дядька гладит.
Дядька укрывает.
Дядька хороший.
Логин Загаржецкий, сотник валковский
Сотник Логин выхаживал по комнате. Останавливался под
образами, Укоризненно глядел в темные на золоте лица, грузно
разворачивался, шагал к двери.
Высок был сотник Логин, статен и собою хорош, за что и любили
его в парубоцкие годы и девки, и молодицы; сам же Логин охотнее знался
с шаблею, нежели с бабою, и, взяв за себя смирную архирееву дочь, с
нетерпением ждал сына-наследника.
Родилась дочь.
Та самая Ярнна Логиновна, которая недавно - вчера? - скакала
по двору на палке, размахивая деревянной шаблей, и разбойничьим нравом
не уступала никакому хлопцу. Та самая, которую верный Агметка выучил и
в седле сидеть, и из пистоля стрелять, и шаблей рубить. Про которую
шептались, что быть ей сотником, хоть и девкой уродилась.
Еле теплилась лампада. Логин в который раз остановился перед
иконами, по-стариковски пожевал губами.
За минувшие несколько дней лицо его почернело, будто земля.
Был бы у сотника чуб - побелел бы, как у старого деда, да только
Логинов чуб давно поредел да сошел на нет, и сверкающая лысина теперь
потемнела тоже - как старая деревяшка.
Недобрые дела творятся. Жуткие, невиданные дела, не иначе,
скоро Страшный Суд!
Когда хлопцы прошлись по замку Дикого Пана; когда увидели там
все, да припомнили, как пропадали на хуторах то девка-сирота, то
младень. Как списывали все на волков, на хапунов, на дикого зверя - а
зверь был нестрашнее медведя, похуже хапуна, на двух ногах ходил
зверь, по-пански одевался, и служили ему не упыри - люди ему служили!
Хотя и упыряка сыскался-таки один. В подземелье нашли, над
свежим трупом странного какого-то старца - или не старца? - седого,
длинноволосого, в золотых перстнях. Смердел упыряка, а все одно Тараса
Бульбенка чуть не задушил! Порубали его на части - а все равно
шевелился!
Навидались всякого сотниковы хлопцы - но после того, что в
замке увидели, словно ума лишились. Если кто из сердюков Дикого Пана и
уцелел - порубали, порезали, голыми руками порвали.
Всю власть пришлось употребить сотнику Логину, чтобы
сохранить в живых хотя бы главных душегубов - окаянного жида Юдку, что
командовал резней в Гонтовом Яре, да еще того иноземного супостата,
что рубился как чорт, что залил чужой кровью ступени, ведущие к Дикому
Пану...
Логин едва удержал стон. Не ему, зацному сотнику, скулить,
ровно бабе, Яринку все одно не вернешь. И добро бы похоронить по-
христиански! Нет, утащил чорт Мацапура в свою Преисподнюю, живьем
утащил родную дочь, попы глаза воротят, не хотят служить за упокой
души, потому как душа неизвестно где оказалась; скорее всего - в
пекле.
Долго искали Яринку. Хведир Еноха, окуляры нацепив, весь
замок обшарил. Думал: может, затаилась где? Не поддалась?
Хороший хлопец Хведир. Хоть и не черкас, не чета братьям. За
окулярами глаза прятал - мокрые они были, глаза-то...
Логин понял, что давно не смотрит на иконы - стоит посреди
комнаты, вперившись в голую стену, и кулаки сжимаются сами собой, а в
одном - вроде бы мелкий камень.
Сотник с трудом разжал руку.
Медальон. Обрывок цепочки свисает из кулака. Откуда? А, то на
шее у супостата этого, Рио, колдовская вещь была, приметная! Когда
обезоружили Юдку с иноземцем да скрутили... Жид, хоть и подраненный,
щерится, а пан Рио смотрит холодно, по-рыбьи, будто и не ему на кол
садиться!
Логин сам не помнил, как сорвал ведьмачью цацку. Бросить
оземь - рука не послушалась. И верно! Негоже такими вещами
разбрасываться - а отдать кузнецу, пусть сплющит, пусть в горниле
спалит нечистое золото...
- Пане сотнику?! - робко, от дверей.
- Ты, Ондрий?



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 [ 80 ] 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.