read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



отдавались в голове. Я дышал носом, закусив в зубах платок.
Когда последнее большое облако скрылось за горизонтом, солнце обрушило
на нас всю мощь своих отвесных лучей, и уже через пять минут в головной
группе произошли перемены. Первым отстал Элеш; казалось, его плотная фигура
отступила под прикрытие бегущих рядом спортсменов. Вскоре после того, как он
поравнялся со мной, я потерял его из виду. Затем я сосредоточил внимание на
Гергардте и Эль Туни. Эль Туни, смуглый, великолепно сложенный спортсмен с
широкой и емкой грудью настоящего стайера, последние восемь километров шел
впереди. Он и сейчас держался в голове, однако по тем трудно уловимым, но
очевидным признакам, которые мне удалось заметить, я понял, что лидерство
стоит ему с каждым шагом все большего напряжения, что он отказался от
экономии усилий, а это было началом конца. Вдруг его желтая майка как бы
заколебалась, а затем начала отодвигаться назад, пропуская вперед цепочку
бегунов, сохранявших прежний темп. Джафар шел позади, я не мог его видеть, а
оглядываться не решался, боясь выбиться из ритма. Солнце палило все сильней.
Я чувствовал, как оно обжигает мои голые плечи и бедра, но невыносимый жар
наполнял меня радостью: то, что было плохо для меня, было еще хуже для моих
соперников.
Трасса шла мимо песчаных холмов и около последнего из них, самого
большого и пологого, описывала широкую дугу. Тут, по раскаленному добела
песку, над которым воздух переливался и смазывал отдаленную линию горизонта,
я начал пробиваться к центру головной группы. На вершине холма кончался
двадцать первый километр. У километрового столба я был девятым; до меня
доносилось тяжелое дыхание соперников. Несколько секунд я шел рядом с
Джафаром. Он делал судорожные вдохи, обнажая сжатые зубы. Мне удалось обойти
его, и я даже удивился тому, как это оказалось легко.
Дорога уходила в сторону, приближалась длинная аллея, затененная
развесистыми каштанами. Все, словно сговорившись, одновременно усилили темп.
Я боялся, что такой убийственной скорости не смогу долго выдержать.
Однако я должен был бежать - под тенистыми деревьями у меня было меньше
шансов, чем на открытом месте. Я выплюнул платок, сделал резкий вдох и
ускорил бег. Как это легко сказать! Хотя ноги стали двигаться быстрее, под
сердцем зародилась слабая боль, которая начала пронизывать внутренности. "И
не думай сдать", - приказал я себе.
Я поднял голову, так было легче бежать. Эта перемена давала по крайней
мере на минуту иллюзию облегчения. Над нами проплывали целые этажи холодной
зелени; сверкающие заливы голубизны вклинивались между кронами пальм. Дорога
пошла под гору.
Кончился двадцать шестой километр. Я бежал то восьмым, то девятым. За
моей спиной разыгрывалась борьба за места, я ничего не знал о ней; в
нагретом воздухе до меня доносились лишь ритмичный топот, удары подошв о
поверхность земли и судорожное дыхание. Иногда с вершины каштана медленно
слетал листок да птица срывалась с ветки и неуклюже хлопала крыльями над
головами бегунов.
Сонный, жаркий покой этих мест, дышащий полуденной тишиной, составлял
поразительный контраст с молчаливой яростью нашей борьбы.
Как прошли шесть следующих километров, я почти не помню: все мое
внимание было сосредоточено на мне самом.
Когда я пришел в себя, впереди меня бежали трое: Гергардт, какой-то
совсем незнакомый блондин в голубой майке и легконогий Мегилла. Гергардт
продолжал держаться хорошо, но отталкивался от земли уже не так эластично,
как раньше. Юноша в голубой майке постепенно, сантиметр за сантиметром
отодвигался назад. Когда он поравнялся со мной, я услышал судорожный свист,
вырывавшийся из его легких. Он еще раза два сделал рывок и отказался от
борьбы. Я не обращал ни на что внимания. Чем слабее становились мускулы, тем
большее психическое усилие требовалось мне. Километр уходил за километром,
дорога разматывалась пологими извилинами, холмы лениво передвигались вдали,
закрывали друг друга и отступали назад под неустанный топот ног. Передо мной
в десяти-двенадцати метрах бежал Гергардт, а далеко впереди то появлялась на
солнце, то уходила в тень белая майка Мегиллы.
Гергардт несколько раз оглянулся, мне почудилось, что на его лице
мелькнуло что-то похожее на удивление, однако это, вероятно, было просто
моим воображением: что может выражать на сороковом километре марафонского
бега лицо человека, залитое потом, засыхающим на коже соленой пыльной
маской!
Когда Гергардт оглянулся вторично, мне показалось, что он улыбнулся,
как бы говоря: "Постой, ты увидишь сейчас, как я могу бежать!" И вдруг все
вокруг потемнело. У меня было такое ощущение, будто на ресницах осела пыль.
Это было, вероятно, переутомление или перебой в питании сетчатки, но я
потерял какую-то долю секунды, безрезультатно пытаясь стереть туман с глаз.
Меня охватила ярость.
"Ладно, - подумал я, - все равно буду продолжать бег!"
Когда я открыл глаза, Гергардта уже не было. Огромные пальмы
передвигались назад, подошвы хлопали по беговой дорожке, вокруг было пусто и
безлюдно, и лишь в ста метрах впереди белела майка Мегиллы, который,
казалось, не бежал, а летел совсем низко над землей, взмахивая жилистыми
руками. Он по-прежнему был далеко и удерживал разделявший нас интервал с
таким холодным равнодушием, с каким отодвигался горизонт. И, когда я пытался
ускорить бег, он сделал то же, не повернув головы. Топот далеко разносился в
чистом воздухе.
Вдруг я перестал ощущать ноги. Мне пришлось посмотреть вниз, чтобы
убедиться, что они по-прежнему продолжают двигаться, хотя я не замечал
этого. Лишь воздух, проникавший в легкие сквозь широко раскрытый рот,
казалось, резал горло, как раскаленный нож. В глазах прыгали какие-то фигуры
и круги. Впереди мелькало и раскачивалось белое пятно; я уже не соображал,
что это майка Мегиллы, - я не мог думать: мозг сжался подобно мускулам и
застыл.
В этот момент послышался пронзительный, высокий звук: фанфары у входа
на стадион возвестили о приближении первых бегунов.
Меня словно ударили металлическим бичом. Шагах в десяти-одиннадцати
передо мной бежал Мегилла. Майка у него взмокла, он шатался, как пьяный, и
лишь ноги неутомимо отбивали такт. Я рванулся вперед. Под пилонами у входа
на стадион он оглянулся, и я успел схватить выражение ужаса на его лице. Он
споткнулся и сбился с шага. У меня снова потемнело в глазах. Передо мной
росло мутное белесое пятно. Я уже ощущал тепло тела Мегиллы. Грудь в грудь
мы вбежали на стадион. Тогда с неба ударил железный гром, послышались звуки
труб: это все, кто сидел в переполненных до отказа гондолах геликоптеров,
пустили в ход сирены, аварийные свистки и открыли глушители моторов. Я
продолжал бег, нырнув в этот вой, словно на дно океана. Казалось, какие-то
пальцы хватают мускулы ног и заставляют их сокращаться все быстрее. Вдруг
вспыхнули прожекторы, и я увидел белую ленту. Подняв руки, я рванулся к ней,
ноги сами несли меня дальше. На последних метрах меня безжалостно подгоняла
моя воля, в эти секунды действовал железный приказ, отданный телу. Я
продолжал бежать. С обеих сторон ко мне подскочили темные фигуры, я увидел
какие-то крылья-это были трепещущие на ветру одеяла, которыми, меня
обмахивали.
Тогда я понял, что пришел первым, и, потеряв сознание, упал, будто
кто-то подрезал мне ноги.
Позднее, придя в себя, я узнал, что именно поразило на финише Металлу
до такой степени, что он сбился с шага: это было мое лицо.


ПРОЩАНИЕ С ЗЕМЛЕЙ
После соревнований я жил как во сне: видел толпы людей и залитое потом
лицо целовавшего меня Мегиллы, чувствовал объятия, пожатия рук, слышал
возгласы, но так, будто это меня совершенно не касалось. Потом сидел высоко
на трибуне и смотрел вниз на стадион; что происходило там, не знаю. Вечером
меня окружила группа студентов-болельщиков: они улетали в Азию, и я не
помню, как оказался вместе с ними в ракете; возможно, я сам вызвался
проводить их. Потом начался длинный, бессвязный разговор, мне приходилось
отвечать на несколько вопросов сразу, было много шума и смеха, ракета
приземлялась и вновь отправлялась в полет, менялись спутники, а я продолжал
оставаться в центре всеобщего внимания.
Вдруг я заметил, что в кабине осталось четыре пассажира. Я встряхнулся,
как бы прогоняя сон. Заговорили репродукторы: ракета шла на посадку. Мы
подходили к небольшой сибирской станции Калете. Растерянный, не понимая, как
я дал завезти себя в эту часть света, я быстро вышел на пустой перрон:
вместе со мной на этой станции сошел и молодой астронавт, с которым я
познакомился в пути. Он посмотрел на часы, подал мне руку и сказал, что
отправляется завтра на Фобос, а сейчас хочет попрощаться с другом, который
живет неподалеку. Его последним словом, звучавшим в моих ушах, было
"прощай". И я остался один.
Были тихие теплые сумерки, в воздухе стоял запах мокрых листьев -
только что перестал идти дождь, - а я не знал, что делать здесь, среди
покрытых мглой полей этой надвигавшейся ночью.
И тогда я совершил еще один необдуманный поступок. Я не хотел этой ночи
- нет, я не боялся ее, а просто не хотел - и спустился на нижний этаж
вокзала, где помещалась станция наземных сообщений. Несколько минут я ходил
по пустому перрону, скользя взглядом по зеркальным плитам стен, в которых
смутно отражалась моя фигура. Вдруг рука случайно нащупала в кармане
какой-то маленький сухой и хрупкий предмет: это была веточка из моего
олимпийского венка.
С низким, пронзительным воем из туннеля выскочил аэропоезд, сверкнул
сталью своих вагонов, взвыл тормозами и замер на месте. Двадцать секунд
спустя я ехал на запад, догоняя солнце, скрывшееся недавно за горизонтом.
Вагон еле заметно колебался и, набирая скорость, обгонял вращение Земли. В
купе, кроме меня, не было ни души, и я включил радио. После заключительной
фразы вечернего выпуска последних известий я услышал первые, величественные
звуки "Прощальной симфонии" Крескаты.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 [ 9 ] 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.