read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



- Приготовились, - поднял руку Зосимов.
Клацнули в ответ пряжки.
- Опускай!
Скользнул с потолка и развернулся белый шелковый тент, укрывший клетку. Марков и Терешков остались внезапно отрезанными от всего мира. И хотя слышались все звуки, сразу стало казаться, что просто где-то рядом работает очень большой хрипловатый репродуктор, доносящий за многие сотни километров звуки живых человеческих голосов.
- Трогай!
Зафырчал мотор грузовика, мелко задергался пол клетки. Задребезжало за спиной.
- Плохо притачали: сапожники:
- Кружимся, что ли?..
- Голова кружится.
- Да ну, голова. Дура. Все кружится.
Клетка и правда кружилась, вызывая помутнение рассудка и желание хвататься руками за прутья.
- Едем:
- Куда-то едем:
Зазуммерил телефон. Марков поднял черную трубку.
- До отправления - три минуты, - голос Панкратова ликующий и тревожный. - Как настроение?
- Боевое.
- Как на каруселях.
- Держитесь, товарищи. Самое тяжелое впереди.
Это они знали.
Вращение, качка. Теперь стало казаться, что они переворачиваются еще и через голову. Словно грузовик превратился в аэроплан и выписывает "мертвые петли". Вес теряется, на миг повисаешь на ремнях. Но нет - наваливается вдвойне и втройне.
Потом возник струящийся свет.
Белый, как дым, он вырывался из крошечных пор пространства и окутывал собой все. Терешков скосил глаза на свою руку. Свет фонтанировал из пальцев пятью тонкими нитями. Невдалеке они переплетались с десятками других и терялись из виду.
Сквозь эти струи виделось странное.
Он видел Маркова словно бы вывернутым наизнанку и одновременно окружающим Терешкова со всех сторон. Сам Терешков стал размером с глаз. Он и был глазом, стремительно вращающимся на стебельке. Он видел сразу все, вокруг и всегда.
Он видел себя маленьким мальчиком, лежащем в гробу.
Он видел себя рядом с комиссаром Берлахом, когда тот выменивал у петлюровцев бронепоезд "Булава народного гнiву" на два ведра кокаина. Он видел себя красвоенлетом Татусевым, зажатом на сиденье упавшего в лесу "Фармана" молодыми веселыми березками (пряжкой ремня и выпадающими зубами Татусев пытался перетереть держащие его стволы:). Он видел себя на скамеечке у Чистых прудов (бритый череп, костыли и мертво торчащая нога в сером воняющем пролежнями гипсе), когда подошел к нему и сел рядом профессор Шварцкопф и заговорил, как со старым знакомым. А знаете, какая самая страшная тайна времени?
Самая страшная тайна - что никакого времени-то и нет!..
Куда же мы направляемся сейчас?..
Кружение становилось невыносимым. И тут сквозь свет и дурноту - диким голосом взвыли пущенные на всю мощь соленоиды!
Открылись краны, выпуская из дюаров кислород. Успеть сделать вдох!
Терешкову показалось, что его мгновенно вморозило в лед. Нельзя стало двинуть ни рукой, ни ногой. Даже рот застыл в полукрике. Лишь внутри что-то судорожно трепетало, гоняя крошечные глоточки воздуха.
А сверху давило, давило, давило:
Он пытался считать про себя, но обнаружил, что забыл нужные цифры. Что должно быть между 4 и 5? И что идет после 7?..
Вдруг тяжесть вся исчезла и сменилась страшными толчками и подскоками.
Потом раздался скрежет.
Потом слетел тент:
Терешков медленно приходил в себя. Рядом стонал и ругался Марков. Было довольно светло, но при этом совершенно ничего не видно.
Как в тумане.
Да это и был туман! Простой деревенский туман, пахнущий мокрой разрытой землей:
- Как ты? - услышал Терешков голос товарища.
- Железно:- отозвался - и не узнал себя.
- А меня - будто кони топтали:
- Гуси топчут, - сказал Терешков, разом мстя за многие обидные насмешки. - А кони кроют.
Но Марков, наверное, не понял, что ему отомстили.
Они приподнялись, кряхтя. Клетка стояла косо, но все же как надо - то есть на днище. Непослушными пальцами Терешков отстегнул ремень. Выпрямился. Встал.
Все еще покачивало. Как в лодке.
- Как ты думаешь - получилось? - спросил Марков робко.
Марков! - робко!
- Если бы не получилось, то разве мы были бы сейчас одни? Все сбежались бы, чтобы нас осмотреть и успокоить.
- Верно:
- Командуй, командир, - сказал Терешков. - Выходим ли мы на грунт сразу - или же когда рассеется окружающий нас туман?
- Не знаю, как ты, - сказал Марков, - а я чувствую прежде всего легкий голод и несусветную жажду.
- А вот что интересно, - сказал Терешков. - Если мы съедим что-то здешнее, оно из нас вывалится при нашем возвращении - или останется в животе?
- И это тоже мы должны будем проверить. А пока - где наши хлеб и мясо для первой закуски? Потому что без грубых физических сил мы не будем способны к работе.
- А как оно будет вываливаться?
- Не заставляй читать тебе лекцию о телесном устройстве организма.
- Ладно. Вот наше мясо, соленые огурцы, хлеб. Бутыль с клюквенным морсом. Но я чувствую, что не проглочу ни крошки. Пока не узнаю, где мы.
Марков молча взял провиант, развернул вощеную бумагу, расстелил розовое тонкое мясо на хлеб, сверху уложил помятые ломтики огурца. Впился зубами.
И - со странностью в глазах отстранился.
Потянулся к морсу. Глотнул очень осторожно, растирая языком по небу.
- Попробуй-ка, - протянул Терешкову надъеденный бутерброд и надпитую бутылку.
Морщась, Терешков куснул. Глотнул. И еда, и питье вкуса не имели вовсе.
- Странно:
- Знаешь, Терешков, а ведь это значит, что - что-то произошло! Наверное, удалось! Наверное, мы действительно в будущем:
Терешков вдруг почувствовал, что у него затряслись руки. Он завернул недоеденный бутерброд в бумагу и сунул его в карман. Потом - потянулся к барашкам, запирающим дверь.
Марков молчал.
Терешков откинул решетку и, не останавливая движения тела, спрыгнул на землю.
Земля была рыхлая и мягкая. Из нее часто-часто торчали пучки круглых листьев.
Клетка стояла на картофельном поле, и картошка уже давно взошла!
Июнь!
- Командир, - Терешков выпрямился. - Удалось. Удалось!
Мы - там.
А через несколько секунд где-то совсем рядом заголосили птицы:
Рассвет застал испытателей за необходимым делом:
установкой клетки на колеса. Нежелательно, чтобы посторонний взгляд коснулся секретнейшей из машин. К счастью, маленькая, но густая рощица стояла неподалеку.
Оставив пока на поле тяжелые мотоциклетки, Марков и Терешков уперлись руками в прутья, ногами взрыли мягкую землю - и покатили-покатили-покатили клетку к роще! Клетка бежала легко, без мотоциклеток весу в ней почти и не осталось - ну пять пудов, разве что. Ну шесть.
В роще, такой чистенькой и нарядной снаружи, было все замусорено. Валялись большие ржавые банки, витки проволоки, детали каких-то машин. С клетки снова сняли колеса, Марков затянул и законтрил временной тормоз, отключил батарею. Машина времени теперь стала просто мертвым железом. Забрали баулы и заплечные мешки, и Терешков запер дверь на секретный стальной замок.
Испытатели переглянулись. Каждый мысленно проверял другого: не забылось ли чего. Но нет, ничего не забылось.
- Газета, - вдруг тихо вскрикнул Марков. - Видишь?
Под кустом лежал серый клок бумаги с крошечными буквами. По нему прошлись дожди.
Терешков присел рядом с бумагой, осторожно, двумя пальцами, попытался приподнять листок. Тот расползся.
- Нет, это не газета, командир. Или просто очень старая.
- Или они тут бумагу разучились делать:
Терешков обтер пальцы о листья, встал.
- Поедем, командир?
- Поедем: Терешков, ты себя нормально чувствуешь?
- Вроде бы.
- А я - будто свекольного самогону глотнул:
- Так я и говорю - нормально.
Срубив несколько кустов, забросали ветвями клетку.
Оценили работу на "посредственно", махнули рукой и пошли нетерпеливо к мотоциклеткам. Туман рассеивался.
Терешков как бывший военлет обязан был работать с компасом и план-картой. На чистом листе он поставил первую точку.
Мотоциклетки - за рога, и покатили по пахоте.
А вот и плотно укатанная грунтовая дорога. Ведет строго на юг.
Счетчики пути поставлены на ноль.
- Ну, Терешков:
- Ну, командир:
Две ноги дружно ударили по рычагам стартеров. Чих-чих- чих-пфф! - сказали оба недавно опробованных и замечательно отрегулированных мотора.
Чих-чих-чих-пфф!
Чих-чих-чих-чих-пфф:
Что за притча?
Взболтало бензин в баках? Пузырьками заткнуты карбюраторы?
Продули.
Чих-чих-чих-пфф:
- А бензин ли это? Командир, он не пахнет ничем!..
- И мясо без вкуса:
Они одинаковым движением почесали: Марков - лоб, Терешков - затылок. Шлемы давно сброшены: жарко.
- А ну:
Ложным бензином намочен кусочек ветоши. Чирк спичкой: чирк! Чирк!
Нет ни огня, ни дыма, ни вони серной.
- И спички туда же:
Но Терешков не сдается. Вывернул свечу.
- Крутни стартер.
Тр-р-р-р-р-р! - целый сноп искр.
Поднес к свече ветошь.
- Крути.
Тр-р-р-р-р!
Не загорается.
Тр-р-р-р-р!
Не загорается.
Тр-р-р-р-р!
Не загорается:
- Амба, Терешков. Все, что от нас - здесь не дышит.
- Ты прав, командир. Что делать будем?
- Покатим вручную. Может, у них еще бывает бензин.
Может, они его делают для музея.
- Умен был Шпац, когда советовал брать велосипеды:
Постой-ка. Еще одна проверка:
Терешков вынул кольт, дослал патрон и пальнул в небо.
Да только не пальнулось: звонко ударил боек, и все.
- И без оружия мы, командир. Что амба, то амба.
Стало холодно. Нутряным охваченные льдом, скрывая неуверенность, испытатели крепко взяли за рога своих железных коней и покатили их строго на юг, по компасу, но без карты.
Что замечательно, ровно через три тысячи шестьсот сорок семь метров грунтовая дорога взобралась на широченное шоссе, залитое чем-то светло-серым, с блестками, с белым ровным пунктиром вдоль. И ведь никто из шоферов будущего не желал пользоваться этой дорогой:
- Куда пойдем? - спросил Терешков, проводя на карте первую короткую линию и вновь отмечая по компасу свое положение относительно сторон света. - Направо или налево?
- Направо пойдешь - коня потеряешь, - вспомнил откуда- то Марков. - Налево пойдешь - лапти отбросишь, зато конь уцелеет:
- Это предрассудки, - заявил Терешков, и они пошли направо.
- Смотри, дома! - сказал Марков недолго спустя.
И правда: далеко в стороне от дороги стояли кучкой пять или шесть домиков светлого кирпича, окруженные темно- красным забором.
- Неплохо, - сказал Терешков.
- Это деревня! - догадался Марков. - Хутор! Здесь живут те, кто возделывает поля!
- Несомненно, - рассеянно согласился Терешков. Уже несколько секунд он слышал какой-то далекий, но приближающийся звук. Похожий на примятый шум веялки. - Давай-ка сойдем с дороги:
Как раз подвернулась и развилка, съезд пологий, залитый тем же светлый веществом. Испытатели отошли на два десятка метров и стали ждать.
Оно появилось очень скоро. Черное, матовое, не похожее ни на что. Три гробоподобных корпуса: большой и длинный посередине, меньше и короче - по бокам. Серый полупрозрачный диск сверху - наверное, пропеллер.
Ни окон, ни колес, ни крыльев.
- Ух ты!..
Летающее чудище поравнялось с развилкой - сбоку оно показалось даже изящным, удлиненный хвост с петлей и шпорой на конце - вдруг затормозило почти мгновенно, задрало нос и, накренившись, развернулось в сторону испытателей! Терешков испытал потрясение: безглазое чудовище замерло в воздухе и всматривалось в него.
Потом оно качнулось, показало бок и рубчатое брюхо - и понеслось дальше, стремительно набирая скорость.
- Ты видел? - закричал Марков. - Ты видел?!
- Ну:
- На нем - белая звезда! Белая звезда!



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 [ 9 ] 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.