read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



- Ни слова больше! - воскликнула Ким. - Это несправедливо, Айлерон. Это... просто несправедливо! - Она умолкла, потому что не могла придумать, что еще сказать, и потому, что он, видя ее беспомощность, смеялся над ней уже совершенно открыто.
- Я знаю, - сказал Айлерон. - Знаю, что несправедливо. - Потом перестал смеяться и сказал совсем иным тоном: - Я даже не хочу расспрашивать, как тебе удалось привести к нам этого замечательного человека, хотя Лорин и учил меня в детстве кое-чему, и я, наверное, мог бы набраться смелости и догадаться, насколько это было трудно. Вы оба здесь в высшей степени желанные гости. Да и как могло быть иначе?
- Истинная правда, - сказал Лорин Серебряный Плащ. - Господин мой Артур, тебе никогда прежде не приходилось сражаться во Фьонаваре?
- Нет, - ответил тот глубоким своим басом. - И против самого Ракота я тоже еще ни разу не сражался, хотя много раз видел тени, отбрасываемые его черной тенью.
- И побеждал их, - вставил Айлерон.
- Этого я не знаю и никогда не мог узнать, - спокойно откликнулся Артур.
- Что ты хочешь этим сказать? - шепотом спросила Ким.
- Я всегда погибаю, прежде чем закончится битва. - Он сказал это, как что-то совершенно обыденное. - Мне кажется, лучше тебе понять прямо сейчас, что это именно так. Я не смогу остаться здесь до конца - это часть того заклятия, которое было некогда на меня наложено.
Некоторое время стояла полная тишина, потом Айлерон снова заговорил:
- Все, чему меня когда-то учили, свидетельствует о том, что если Фьонавар будет уничтожен, то будут уничтожены и все остальные миры, причем достаточно скоро - и все они попадут под власть тех "теней его черной тени", как ты их назвал.
Ким отлично понимала, что Айлерон старается уйти от чистых эмоций и обрисовать более общую картину возможного будущего.
Артур согласно кивнул; лицо его было сурово.
- Так говорят и на Авалоне, - сказал он, - среди летних звезд.
- Так говорят и светлые альвы, - добавил Лорин. И все дружно повернулись и посмотрели туда, где только что стоял Брендель, и впервые заметили, что его в зале больше нет. Что-то дрогнуло в душе Кимберли, слабое, едва различимое тревожное предчувствие сжало сердце, но, увы, слишком поздно.

На-Брендель с Кестрельской марки страдал от тех же запоздалых предчувствий, но только еще сильнее, ибо светлые альвы обладают древними традициями и памятью, куда более глубокой, чем у ясновидящих. Когда-то Исанна, а теперь и Кимберли могли загадывать в будущее или же видеть во сне некоторые из его троп, но светлые альвы жили достаточно долго, чтобы не только заглядывать в будущее, но и понимать прошлое, его смысл и возможные последствия. А Брендель, хранитель Кестрельской марки, был среди представителей своего народа далеко не последним - не самым молодым и не самым непонятливым.
И однажды, год назад, в лесу к востоку от Парас Дерваля некое чувство, словно отдаленное пение струны, пришло к нему, как пришло сейчас снова, только более сильное. С печалью и удивлением он последовал на этот призывный звук арфы к одной из дверей и, открыв ее, призвал всех троих последовать за ним - одного именем Бога, вторую именем Богини, а третью именем всех детей, именем самой горькой любви на свете.
И Брендель не ошибся, как не ошиблась и Кимберли. И когда он вошел в зал и представил королю Пуйла и обеих женщин, то по мгновенно застывшему лицу Лорина догадался, что и маг тоже это понимает. Лорин и его Источник, а также Брок из Банир Тала стояли в этот момент рядом с Ким у окна. Айлерон и Артур вместе с Горласом склонились над развернутой картой Фьонавара.
Король и канцлер разом обернулись, когда они вошли. Артур не обернулся. Но Брендель заметил, что он резко поднял голову, словно учуяв или услышав нечто такое, чего не заметил больше никто, и альв увидел, как руки Артура, которыми он опирался о столешницу, вдруг побелели - так сильно он стиснул пальцами край стола.
- Нам была дарована помощь поистине сверх всякой меры, - сказал Брендель, обращаясь к тем троим, которых привел с собой. - Это Артур Пендрагон, Великий Воин, которого вызвала Кимберли. Господин мой Артур, я хотел бы представить тебе...
Больше Брендель ничего не успел сказать. Он прожил уже достаточно долго и видел за свою жизнь немало; и очень много знал, в том числе и благодаря воспоминаниям Старейшин Данилота. Но ничто не могло быть понятнее того, что он увидел в глазах Великого Воина, когда Артур обернулся и посмотрел на вошедших. И под его взглядом Брендель почувствовал, что голос отказывается ему повиноваться; он не находил слов, которые можно было бы сейчас произнести, и вряд ли можно было испытывать большие жалость и сочувствие, чем те, что пронзили сейчас его сердце.
Ким тоже успела перехватить этот взгляд - взгляд того, кого она вызвала заклинанием с исчезнувшего навеки острова под вечными летними звездами. Вызвала на войну, подумала она вдруг, но вызвала только потому, что в том была большая нужда, и поняла в этот миг всю силу страшного проклятия, которое было наложено на него, и почувствовала, как у нее снова болезненно сжимается сердце - от горя и сочувствия этой глубочайшей любви, любви взаимной, на долю которой выпало испытание предательством. О, это была одна из самых печальных историй в мире! "О, Джен, - думала она, глядя на свою подругу. - О, Дженнифер!"
- О, Джиневра! - промолвил Артур. - Любовь моя, Джиневра! [Джиневра (Гвиневра, Гиньевра, Гвенхуивар) - супруга КОРОЛЯ Артура, любившая Ланселота, одного из рыцарей Круглого стола, но соблазненная Мордредом, племянником (а на самом деле сыном) Артура. После смерти Артура ушла в монастырь. Ее имя символизирует прекрасную, неверную, но раскаявшуюся супругу.]

Совершенно ничего не подозревая, шла она по долгим коридорам, поднималась по каменным ступеням, и камень этих стен своей приглушенной окраской вполне соответствовал тем оттенкам, что господствовали в сером мирке, который она создала в своей душе. Все будет хорошо, а если же нет, то, значит, и не должно было быть хорошо... Еще оставалась надежда, что Дариен станет таким, каким она так страстно мечтала его увидеть - еще в те далекие дни, когда любая мелочь в окружавшем ее мире способна была так глубоко ее ранить. Да, надежда оставалась, и были люди, которые тоже это предчувствовали. А она уже и без того сделала все, что могла. И больше она уже не могла ничего.
Она вошла в королевскую гостиную и улыбнулась, увидев Ким и поняв, что Ким, видно, все-таки удалось привести с собой того, кого она так ждала. А потом Брендель назвал его имя: Артур; и он медленно повернулся, и она увидела его глаза и услышала, как он называет ее совсем другим именем, и в глазах его был огонь, свет, воспоминания и так много любви и страсти! И в груди ее тогда будто что-то взорвалось...
А потом вдруг снова возникли совсем иные воспоминания. Огонь над Рангат, взметнувшийся так высоко, что не было видно неба; огненная рука, а потом - та чудовищная культя и черная кровь, такая же черная, как стены его крепости, и зеленые колдовские огни, и красные его глаза, глаза Ракота Могрима...
И даже здесь все это не оставляло ее. О, как ужасно, между ней и этим миром по-прежнему стоял Ракот! А ведь достаточно было бы всего лишь пересечь комнату и подойти к столу, возле которого стоял Артур. Который всегда ее любил, любит даже сейчас. И тогда она обрела бы наконец убежище. Но между ними стоял Ракот Могрим.
Нет, не могла она пойти навстречу Артуру - ни за что! Как можно было жаждать его безупречной любви, если не способна испытать ее сама? И никогда не была способна - ни тогда, ни потом. Хотя это и не главное. Ведь тогда, раньше, это было не во Фьонаваре. Тени теней - да, были; был и другой меч, меч Света, была и другая, самая светлая, самая горькая любовь. Но никогда прежде не было между ними Ракота. Она не могла пройти над этой пропастью. Нет, только не через это пламя! Только не через эту пытку жгучей кровью, капавшей на ее обнаженное тело, только не через это! Ах, не могла она теперь подняться над этой Тьмой и над тем, что эта Тьма с нею сделала!
Даже чтобы пересечь пропасть и достичь того ее края, где сейчас стоял Артур.
Нет, ей нужен был ее серый мирок. Не огонь и не кровь. И никаких цветов и оттенков страсти, любовной страсти. Когда она заговорила, голос ее звучал очень спокойно и ясно:
- Я не смогу совершить Переход туда. Мне лучше в моем собственном мире. Меня сильно искалечили, но здесь я по крайней мере больше никого не предам. А он, он не здесь. Здесь нет его, третьего, Артур. И пусть боги укрепят твой меч в бою, и пусть они даруют тебе потом последний покой.
В его глазах падали и падали с небес летние звезды. Интересно, подумала она вдруг, а в настоящих небесах осталась ли еще хоть одна звезда?
- И тебе тоже, - промолвил он наконец. - И тебе пусть боги даруют покой.
Так много упавших звезд. И они все продолжали падать...
Дженнифер отвернулась и вышла из комнаты.

Глава 8

Разумеется, ей некого было винить, кроме самой себя; Шальхассан дал ей это понять очень ясно. Если наследница катальского трона предпочитает отправиться воевать, то и в этом случае ей следует вести себя по-королевски. К тому же требовалось еще как-то спасти свое лицо - желательно наилучшим образом -после вчерашней нелепой неудачи.
Так что все утро до самого полудня Шарра просидела за столом в гостиной Верховного правителя Бреннина, где состоялся объединенный военный совет и рас сматривались вопросы стратегии и обеспечения войска. Там, разумеется, были и ее отец и Айлерон, как всегда, холодный и рассудительный, а чуть поодаль о них стояли Башрай и Шаин, капитаны стражи, записывавшие решения и приказы правителей и тут же пере дававшие их с гонцами, которые ожидали за дверью.
За одним из присутствующих Шарра наблюдала; особенно внимательно. Это был персонаж из детских сказок, из туманного прошлого. Она вспомнила, как её брат Марлин играл в Великого Воина, когда ему было лет десять, и изображал, как вытаскивает королевский меч из-под скалы*.[По легенде, Артур утвердил свое владычество над Британией сумев вытащить из-под лежащего на алтаре огромного камня чудесный меч Эскалибур.] А теперь Марлин вот уже пять лет как лежит в земле, а рядом с ней стоит самый настоящий Артур Пендрагон и дает советы своим звучным басом, то и дело поглядывая на нее с ласковой улыб кой. Но глаза у него не улыбались никогда; Шарра ни у кого не видела таких глаз, даже у Бренделя, светлого альва.

Совет продолжался и после полудня. Им принеси перекусить, и они поели прямо над расстеленной картой среди бесчисленных схем, подготовленных Айлероном. Это необходимо, думала Шарра, но отчего-то все это казалось ей совершенно бессмысленным. Ведь настоящей войны как таковой не будет; не может быть, пока продолжается эта зима. Ракот наслал на них вечную зиму, заменив ею и лето, и все остальные времена года, и они понятия не имели, как он это сделал, а потому и не могли ничем эту зиму остановить. Расплетающему не нужно было даже рисковать, вступая в настоящее сражение с ними. Впрочем, он и не собирался этого делать. Он намерен был просто заморозить их до смерти или уморить голодом, дождавшись, когда у них кончатся запасы продовольствия. И голод уже начинался: старики и дети, как всегда, становились его первыми жертвами и начинали умирать в Катале и Бреннине, а также на Равнине.
И что по сравнению с этой жестокой реальностью какие-то умозрительные расчеты по использованию колесниц в качестве заграждений в случае штурма Парас Дерваля?
Однако вслух она ничего этого не говорила. Она предпочитала хранить молчание, вела себя исключительно примерно, внимательно слушала и к середине дня промолчала уже так долго, что о ней совершенно забыли, и тогда она попросту сбежала оттуда и отправилась на поиски Ким.
Подсказал ей, где ее искать, всезнающий Горлас, королевский канцлер. Она зашла к себе, чтобы взять теплый плащ, и обнаружила, что белый плащ Дьярмуда уже подогнали ей по росту. Ни о чем не задумываясь, она надела его и, взбежав по бесконечным лестницам, вышла на крышу одной из башен, с которой достаточно хорошо была видна окружавшая дворец местность. Ким стояла там, в подбитом мехом плаще и меховых перчатках, но без капюшона, и ее странно седые волосы то и дело падали ей на лицо. На севере, прямо над линией горизонта, тянулась длинная гряда облаков; ветер дул тоже с севера.
- Будет метель, - сказала Шарра, облокачиваясь о парапет рядом с Ким.
- Да, и многое другое тоже. - Ким умудрилась улыбнуться, но глаза у нее были красные.
- Расскажи мне, - попросила Шарра. И стала слушать. В рассказе Ким было все то, что она так долго сдерживала в душе. Тот сон. Встреча с мертвым королем и с его неумершим сыном. Убитые дети и Дженнифер, украденная и запертая в Старкадхе. И еще одна совершенно непредвиденная вещь: Джиневра. Любовь, которую предали. И печаль в самой сердцевине этой великой любви.
Они совершенно окоченели на пронзительном ветру, когда Ким наконец умолкла. Замерзшие и молчаливые, они все еще продолжали стоять лицом к северу. Ни одна не плакала; замерзшие слезы на щеках у обеих были вызваны резким ветром. Солнце медленно скользило к западу. Перед ними, на севере, облака над горизонтом становились все выше и плотнее.
- А он здесь? - спросила Шарра. - Тот другой? Третий?
- Не знаю. Она говорила, что нет.
- А где она сейчас?
- В Храме, с Джаэль.
Они снова помолчали, слушая вой ветра. И по совершенно различным причинам мысли обеих были сейчас далеко отсюда, на северо-востоке, где один светловолосый принц скакал во главе отряда из тридцати воинов.
Вскоре солнце скрылось за лесом Морнира, и холод стал почти непереносимым. Тогда они пошли вниз, во дворец.

А через три часа они снова стояли на той же башне вместе с королем, и там же, похоже, собралась добрая половина его придворных. Было уже совершенно темно и страшно холодно, но никто этого словно не замечал.
Далеко-далеко на севере в небесах разливалось яркое жемчужное сияние.
- Что это? - спросил кто-то.
- Данилот, - тихо ответил Лорин Серебряный Плащ. Рядом с ним стоял Брендель, и глаза у него были того же цвета, что и сияние в небесах.
- Они испытывают судьбу, - чуть слышно выдохнул альв. - Ни разу за тысячу лет Данилот не убирал своего щита. Сегодня в королевстве Света нет ни одной тени! А чуть позже они смогут посмотреть на звезды, когда немного убавят свечение. Впервые за тысячу лет над Атронелем будет звездное небо...
Эти слова звучали почти как песня, так прекрасен был голос Бренделя, так полон страстного желания и затаенной мечты. И каждый из них, глядя на это великолепие в небесах, с удивлением понимал, что когда-то так было каждую ночь, пока не началась война с Могримом - до Баэль Рангат и до того, как Латен Плетущий Туманы укутал Данилот плотной дымкой, превратив его в Страну Теней.
- Но почему? - спросила Шарра. - Зачем они это сделали?
И снова ответил Лорин:
- Для нас. Они пытаются выманить его из Старкадха, отвлечь его от созидания этой зимы. Светлые альвы приносят себя в жертву, чтобы у нас могли наконец прекратиться эти холода!
- Но это же может стать концом для светлых альвов! - протестующе воскликнул Горлас.
Не отрывая глаз от света на севере, На-Брендель ответил ему:
- В Данилоте сейчас нет снега. И цветут сильваины, как и каждый год к Иванову дню, а на холме Атронель зеленеет трава...
И все смотрели и смотрели на север, представляя себе эту дивную картину, и мысли о прекрасном Данилоте согревали им души, несмотря на пронзительный ледяной ветер, ибо это сияние в небесах означало великое мужество и великодушие, игру Света у самого порога извечной Тьмы.
Ким, как и все, любовалась сиянием над Данилотом, когда ее внимание вдруг привлек какой-то странный звук - еле слышный и скорее похожий на крошечный электрический импульс у нее в мозгу, и исходил он, как ей показалось, с востока. Она подняла руку; камень Бальрат пребывал в покое, что было истинным благословением, ибо она уже начинала побаиваться его пламенеющего свечения. Она постаралась не думать об этих странных, еле слышимых звуках - сигналах? - и это оказалось нетрудно. И она всем своим существом потянулась к тому свету, что сиял над Данилотом, стараясь почерпнуть в нем силы и хоть какое-то избавление от постоянного чувства вины и печали. Прошло менее сорока восьми часов с тех пор, как она стояла у Стоунхенджа, и сейчас она чувствовала себя не просто усталой, но совершенно измотанной, а ведь столько еще предстояло сделать!

И начинать, похоже, нужно было немедленно.
Когда они вернулись в Большой зал, там их поджидала женщина в сером одеянии жрицы, так что Джаэль, быстро пройдя мимо королей, устремилась прямо к ней.
- В чем дело, Элайн?
Женщина в сером склонилась перед Джаэль в глубоком поклоне; затем, значительно более небрежно, поклонилась Айлерону. Снова повернувшись к Верховной жрице, она заговорила очень осторожно, отрывисто, будто припоминая:
- Я должна передать тебе почтительнейшее приветствие от жриц Мормы... и извинения от Одиарт. Она послала лично меня, так как полагала, что эти... мужчины скорее оценят необходимость... ну, в общем... если мы не станем пользоваться иными средствами связи...
Джаэль смотрела на нее, не мигая. Лицо ее угрожающе заледенело.
- Какую необходимость? - тихо спросила она, и в ее низком красивом голосе тоже послышалась угроза.
Элайн покраснела. Господи, не хотела бы я оказаться на ее месте, подумала вдруг Ким.
- Одиарт приносит свои извинения, Верховная... - прошептала Элайн. - Она послала меня, а я всего лишь одна из стражниц Гуин Истрат, а не Вторая жрица Мормы... Я должна была сразу сказать это тебе. Взгляд Джаэль чуть-чуть, почти незаметно потеплел. Она явно почувствовала облегчение.
- Ну что ж... - начала было она, однако ее прервали, и закончить она не успела.
- Если ты послана как стражница, то тебе следовало обратиться ко мне, - вмешался Айлерон, и голос его был практически столь же холоден, как и у Джаэль. Верховная жрица застыла с совершенно бесстрастным лицом. Так, от нее этой жалкой Элайн помощи ждать нечего, подумала Ким. На мгновение ей даже стало жаль серую жрицу, которая была всего лишь пешкой в какой-то сложной игре. Но лишь на мгновение; вообще-то, решила она, пешками быть даже легче.
Элайн наконец решилась. Она присела перед королем в настоящем глубоком реверансе, а затем сказала:
- Нам очень нужна твоя помощь, Верховный правитель. Одиарт просила тебя вспомнить, как редко мы ищем помощи у правителя страны, а также о том, что именно поэтому правители страны всегда относились к нашим просьбам с должным сочувствием.
- Излагай суть! - прорычал Айлерон. Шальхассан, стоявший буквально у него за спиной, жадно прислушивался. Но Айлерону было не до него.
И снова Элайн просительно глянула на Джаэль, но не обрела ни малейшей поддержки. Она нервно облизнула губы и сказала:
- Волки, господин мой! И куда крупнее, чем прежде. Никто таких и не видывал. Их тысячи - там, в лесу, на северном берегу озера Линан, и по ночам они опустошают небольшие деревни и отдельные крестьянские хозяйства. Они убивают твоих подданных, господин мой король!
- А что в Морвране? - вдруг резко повернула к ней голову Джаэль. - И в Храме? Элайн покачала головой.
- Их, правда, видели неподалеку от города, но на территорию Храма они не забегали. То есть, я хочу сказать, если бы их там увидели, тогда...
- Тогда жрицы Мормы все же сподобились бы мне сообщить, верно? Ох уж эта мне Одиарт! - прошептала Джаэль. - Хитрая бестия! - Она тряхнула головой, и рыжие густые волосы рекой заструились у нее по спине.
Глаза Айлерона блестели в свете факелов.
- Итак, она хочет, чтобы я явился в Морвран и очистил от волков территорию Храма? А что скажет Верховная жрица?
Джаэль на него даже не посмотрела. Лишь пренебрежительно бросила:
- Это же всего лишь стражница, а не моя заместительница. И она обращалась к тебе, Айлерон.
Воцарилось молчание, затем, вежливо кашлянув, вперед вышел Пол Шафер и приблизился к серой жрице, посланной пресловутой Одиарт.
- Минуточку, - сказал он. - Айлерон, ты обратил внимание только на то, что от волков нужно очистить территорию Храма. Но, возможно, речь идет о чем-то гораздо более существенном. - Он помолчал. - Элайн, скажи: Галадан сейчас в Линанском лесу?
Жрица испуганно пролепетала:
- Да мы об этом и думать не смели... Я не знаю... Да, сейчас самое время, решила Ким и придала своему лицу строгое выражение, заметив, что Айлерон озирается, пытаясь перехватить ее взгляд.
Неужели она когда-нибудь к ЭТОМУ привыкнет? Неужели Исанна сумела привыкнуть к тому, что приходится сновать, точно челнок, туда-сюда по основе Времени? Всего лишь вчера ночью, не зная покоя, буквально с ума сходя из-за мыслей о Дженнифер, она забылась в каком-то полусне, и ей привиделось черт знает что: совершенно непонятная охота в каком-то лесу, неизвестно где, и раскаты грома над землей...
Она поймала ищущий взгляд короля.
- Я что-то видела, - сказала она по-прежнему ломким голосом. - Или кого-то. Какую-то охоту...
Айлерон улыбнулся. Потом повернулся к Шальхассану и Артуру, стоявшим подле него, и предложил:
- А что, может быть, нам троим стоит поохотиться на волков, присланных повелителем Тьмы в Гуин Истрат?
Правитель Катала с суровым видом кивнул, а Артур молвил:
- Да, неплохо было бы прямо сейчас заполучить такого врага, которого все равно следует убить.
За этими словами таилось нечто значительно большее, и Ким это отлично понимала, просто Айлерон не все сумел услышать, но ни на разъяснения, ни на жалость у нее сейчас не было ни времени, ни сил, ибо еще кое-что из ее сна встало на свое законное место после слов Верховного правителя Бреннина.
- Это будет не просто охота, - прошептала она. Ей, Ясновидящей, никогда не требовалось говорить громко, ее и так слушали очень внимательно. - Я тоже поеду с вами. И Лорин. И Джаэль, если захочет.
- Но почему? - даже с некоторым вызовом спросил Пол. У него имелись и свои неразрешенные проблемы.
- Мне приснился тот слепой шаман, - пояснила Ким. - Гиринт из Третьего племени. Он завтра отправляется в Морвран.
По толпе собравшихся пролетел шепоток. Видно, ее слова пробудили в душах людей тревогу. Ничего поделать с этим она не могла; впрочем, в данный момент ее это совершенно не заботило. Она и так уже страшно устала, а ведь дальше будет еще труднее.
- В таком случае мы отправляемся завтра, - решительно заявил Айлерон.
Лорин вопросительно посмотрел на Ким.
Откинув волосы со лба, она покачала головой и сказала:
- Нет. - Она слишком устала, чтобы соблюдать вежливость и дипломатичность. - Подождите, когда вернется Дьярмуд.
Да, дальше уж точно легче не будет, причем еще очень долго, а может - и никогда.

Оно ускользало от него. Это началось уже давно, он видел, как оно подступает, и даже в какой-то степени хотел, чтобы все скорей кончилось, но все же ему по-прежнему было очень тяжело видеть, как его, Лорина, заботы переходят к другим. Более твердым, более жестким, четко представляющим себе количество потерь и побед, связанных с их новыми обязанностями. Это, например, было явственно видно в Ким; но столь же очевидна была и ее сила: Ясновидящая с Бальратом на руке, получившая в дар вторую душу, - да как она только на ногах стоит под такой тяжкой ношей?
Сегодняшний день был посвящен подготовке. Пять сотен всадников - половина из Катала, половина из Бреннина - должны были отправиться в Гуин Истрат, как только вернется Дьярмуд. Они ждали, потому что Ким велела им ждать. Когда-то столь важное условие вполне могли поставить маги, но теперь даже такая власть ускользала от них. Лорин сам придал первоначальное ускорение этому процессу, когда доставил сюда эту пятерку - и у него хватило ума, несмотря на бесконечные упреки Мэтта, позволить этому процессу развиваться по возможности без его, Лорина, вмешательства. И он был в достаточной степени полон сострадания, чтобы пожалеть их: и Ким, и Пола, которому тоже выпала тяжкая доля вместе с именем Дважды Рожденного и всем тем, к чему такое имя обязывало. Тем более что Пол все еще никак не мог овладеть собственным могуществом. Каждому было видно, какая в нем таится огромная сила, трудно было даже представить, как она, эта сила, велика, но в данный момент она пока что как бы спала, и уже одного этого было вполне достаточно, чтобы вызвать в душе Пола мучительную раздвоенность, не давая ему при этом ни малейшего удовлетворения и даже не обозначив того направления, в котором ему следовало эту силу применять.
И потом на его совести была Дженнифер, и вот ее-то он оплакивал больше всех. Для нее и в будущем не было надежды на какое бы то ни было удовлетворение, компенсацию причиненного ущерба, даже мысли о них не возникало, и не было ни малейшей возможности действовать - была только боль, боль, боль во всевозможных своих проявлениях. Он понял это тогда с самого начала - еще в их мире и, кажется, так невероятно давно, еще до того, как они впервые совершили Переход, - прочитав в ее дивной красоте некое послание из прошлого, а в ее глазах - мрачное будущее. И все-таки он взял ее во Фьонавар, убедив себя, что у него нет иного выбора; и это была не просто софистика - уж это-то по крайней мере тот взрыв на горе Рангат показал ему достаточно ясно.
Что, впрочем, его печали не умаляло. Он теперь лучше понимал ее красоту, все они теперь это в какой-то степени понимали, и все теперь знали ее прежнее имя. Ах, Джиневра! - вот что вырвалось тогда у Артура, и разве была в каком-либо из миров судьба более жестокая, чем у этих двоих? И у еще одного человека, третьего?
Лорин провел этот день в одиночестве, терзаясь неспокойными мыслями. Мэтт и Брок были то на плацу, то в оружейной палате, щедро делясь своим богатым опытом и знаниями в области оружия и доспехов с капитанами королевской стражи. Тейрнон, прагматизм которого мог бы оказаться сейчас весьма полезным, был, к сожалению, в Северной Твердыне. Сегодня к вечеру ему должны были передать весть о предстоящем походе; и он вместе с Бараком непременно тоже отправится в Гуин Истрат.
Разве когда-либо хоть один мужчина, хоть один маг, посвятивший себя изучению Небесной премудрости, мог настолько приблизиться к Дан Море? Лорин только головой покачал и подбросил в огонь еще полено. Ему было холодно, и не только из-за зимней стужи. Как случилось, что в Бреннине осталось всего два мага? Там, правда, никогда и не могло быть их больше семи; так постановил Амаргин, когда впервые создал Совет. Но двое, всего двое, да еще в такое время! Все уходит от них, ускользает, и, похоже, разными путями.
Вот сейчас оба мага Бреннина отправляются воевать с Могримом, но ведь там должен был быть и третий. Во Фьонаваре всегда было не меньше трех магов. Но этот третий вступил в сговор с силами Тьмы. И сейчас находится на острове Кадер Седате, на опасном зачарованном острове, который давно уже перестал быть священным. И в руках у этого предателя Котел Кат Мигеля, с помощью которого он может возвращать недавно умерших к жизни.
И теперь, что бы еще ни выскользнуло у него, Лорина, из рук, им это дело нужно довести до конца. Ему и Мэтту. "Уж мы-то свою битву не пропустим", - сказал он тогда гному.
Сперва надо покончить с этой зимой, а потом - с Метраном.

Наступила ночь и принесла такую метель, какой еще не бывало. Ветер выл и свистел над Равниной, и гнал в Великое королевство Бреннин целую стену снега. Снег засыпал поля и дома крестьян. Толстым одеялом укрывал леса. Свет луны не мог пробиться сквозь крутящуюся снежную мглу, и внутри нее, казалось, движутся некие нечеловеческие порождения Тьмы и Ужаса, и вой ветра был похож на их торжествующий хохот.
Дариен лежал в постели, прислушиваясь к этому вою. Сперва он думал, что ему просто снова снится страшный сон, но потом понял, что не спит, хотя ему все равно очень страшно. Он даже одеяло на голову натянул, пытаясь заглушить те голоса, которые слышал в вое ветра.
Голоса звали его. Звали его поиграть с ними вместе в темноте, в самой гуще пляшущих снежинок. Потанцевать в этой непроглядной метели. Но Дариен был всего лишь маленьким мальчиком, и ему было страшно; он бы, наверное, умер от страха, если б только попробовал выйти из дома в такую пургу, хотя здесь, на берегу озера, пурга была все-таки не такой сильной, как на Равнине.
Финн что-то такое объяснял ему на этот счет. Говорил, что это мать Дариена, его настоящая мать, которая почему-то не может быть с ним вместе, но все время защищает его, своего маленького сынка, делает холода здесь не такими жестокими, а его постельку такой мягкой и уютной, потому что очень любит его. Все они его любили; и Ваэ, его вторая мать, и даже Шахар, его отец, который возвращался домой с войны всего однажды, незадолго до того, как они перебрались на озеро. Он тогда подхватил Дариена на руки и высоко подбросил, и это было очень весело и здорово, и он засмеялся. А потом Шахар сказал, что Дари такой уже большой, что скоро обгонит Финна, и тоже засмеялся, вот только смех у него был какой-то невеселый.
Финн был его братом и самым замечательным человеком в мире. И он любил Дари больше всех на свете. И ужасно много знал и все-все мог ему объяснить.
Именно Финн объяснил ему тогда, что означала шутка отца насчет того, что Дари скоро перерастет Финна. Дари пришел к нему весь в слезах, он считал, что это неправильно и он никак не может стать больше Финна, да еще и скоро, как сказал отец. Что-то в этой шутке было не так.
А Финн надел на него свою куртку и башмаки, из которых сам уже вырос, и повел гулять. Дари больше всего на свете нравилось гулять вместе с Финном. Они валялись в снегу, но только когда снег был свежевыпавший и пушистый, и оба в конце концов становились белыми с ног до головы, кувыркаясь в сугробах. И Дари всегда так смеялся, что начинал икать.
Однако на сей раз Финн был почему-то очень серьезен. Иногда он бывал таким вот серьезным и в таких случаях заставлял Дари слушать его очень внимательно. И он сказал, что Дари не такой, как другие маленькие мальчики. Что он особенный, потому что его настоящая мать тоже особенная и тоже не такая, как все, а потому он и станет больше, сильнее и умнее, чем все остальные мальчики. Чем даже он, Финн. А означает это, сказал Финн, всего лишь то, что Дари обязан быть и лучше всех остальных - добрее и храбрее, чтобы БЫТЬ ДОСТОЙНЫМ (так сказал Финн) той ЖЕРТВЫ, которую принесла его мать.
И он, Дари, должен постараться очень любить жизнь и все на свете, кроме Тьмы.
Потому что Тьма, сказал Финн, это та самая сила, что вызывает такие ужасные метели и бури. Как та, что воет сейчас за стенами дома, - это Дари уже знал. И большую часть времени он эту Тьму ненавидел, как и велел ему Финн. Вообще-то он старался ненавидеть Тьму все время, но иногда он слышал те веселые голоса, и они, хотя чаще всего они его все-таки пугали, иногда казались ему совсем не страшными. Порой он даже думал, что было бы очень здорово отправиться вместе с ними и поиграть.
Но только тогда ему пришлось бы расстаться с Финном, а этого он никогда и ни за что не сделает! Дариен выбрался из кроватки и натянул вязаные домашние тапочки. Потом отодвинул в сторону занавеску и прошлепал по полу мимо той кровати в углу, где спала их мать, к дальней стене, где стояла кровать Финна.
Финн не спал.
- Ты чего так долго не шел? - шепотом спросил он. - Залезай, братишка, вместе скорей согреемся. - Счастливо вздохнув, Дари быстренько сбросил с ног тапки и заполз под одеяло поближе к Финну, который подвинулся, освобождая малышу нагретое местечко в постели.
- Там опять эти голоса, - пожаловался Дари.
Финн ничего ему не ответил. Просто обнял и прижал к себе. Здесь, рядом с братом, голоса были не так слышны, и Дари, уже засыпая, услышал, как Финн шепнул ему на ухо:
- Я люблю тебя, малыш.
Дари тоже очень любил Финна, но сил сказать это уже не было. А когда он уснул, ему снова приснились те призрачные и страшноватые существа, что звали его в вое ветра, и он пытался рассказать им о том, как сильно он любит Финна.

Глава 9

А после той бури день стоял такой ясный, и солнце так светило, что ночная метель выглядела просто насмешкой. Дьярмуд, принц Бреннина, как раз вернулся в Парас Дерваль. Его тут же провели прямо к Верховному правителю, где собралось уже довольно много людей, и Айлерон представил его Артуру Пендрагону.
И ничего особенного не случилось.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 [ 9 ] 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.