read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



"Спокойно, - отправил он им послание, хотя сам вовсе не был спокоен. - Я сейчас спущусь. Я с этим разберусь".
Джен он мрачно сказал:
- Сюда кто-то пришел, и Галадан сейчас спешит к этому месту.
Он видел, как эти двое переглянулись, и почувствовал напряжение, сгустившееся в комнате. Он подумал, что они отражают его собственную тревогу, ничего не зная о тех общих воспоминаниях, которые остались у них обоих о повелителе волков после встречи с ним в лесу к востоку от Парас Дерваля немногим более года назад.
- Вы кого-нибудь ждете? - спросил он. - Кто мог последовать за вами сюда?
- Кто мог последовать сюда за нами? - переспросил Брендель. Альв внезапно по-новому просветлел, словно сбросил плащ, и его истинная природа сияла без преград. - Никто не прибыл по морю, мы бы их увидели, а как мог кто-то пройти через лес?
- Мог, если он сильнее леса, - ответил Флидис, раздраженный проскользнувшим в его собственном голосе намеком на испуг.
Брендель уже стоял у лестницы.
- Дженнифер, ждите здесь. Мы спустимся вниз и все узнаем. Заприте за нами дверь и откроете только на голос одного из нас. - Произнося эти слова, он вынул свой короткий меч из ножен и повернулся к Флидису: - Сколько осталось до появления Галадана?
Андаин послал вопрос лесу и получил ответ.
- Полчаса, возможно, меньше. Он бежит очень быстро, в обличье волка.
- Ты мне поможешь? - напрямую спросил его Брендель.
Это, конечно, был вопрос. Полубогов редко волновали дела смертных, и еще реже они в них вмешивались. Но у Флидиса тут был свой интерес, самый давний, самый глубоко спрятанный, поэтому он ответил, чтобы выиграть время:
- Я спущусь с тобой вниз. Я обещал лесу посмотреть, кто это такой.
Брендель увидел, что Дженнифер снова сильно побледнела, но ее руки не дрожали, а голова оставалась высоко поднятой, и он еще раз был потрясен ее несгибаемым мужеством. Она сказала:
- Я пойду вниз. Тот, кто пришел, сделал это из-за меня; возможно, это друг.
- А может, и нет, - мрачно ответил Брендель.
- Тогда в этой комнате мне грозит не меньшая опасность, - спокойно ответила она и остановилась на площадке винтовой лестницы, пропуская его вперед. Он еще секунду поколебался, потом его глаза стали зелеными, точно такого же цвета, как у нее. Он взял ее руку и поднес к своему лбу, а потом к губам, повернулся и начал спускаться по каменным ступенькам быстрым и легким шагом, с обнаженным мечом в руке. Она последовала за ним, а за ней шел Флидис, лихорадочно просчитывая в уме варианты, весь в огне от разнообразных предположений и открывающихся возможностей и от стараний скрыть возбуждение.
Они увидела Дариена, стоящего у реки, как только вышли на берег.
Ветер доносил обжигающие кожу водяные брызги морской воды, а небо потемнело за те секунды, пока они спускались вниз. Теперь оно стало пурпурным, пронизанным полосами красного, а над морем, над вздымающимися волнами, гремели раскаты грома.
Но все это прошло мимо сознания Бренделя, который сразу же узнал пришельца. Он быстро обернулся, чтобы как-то предупредить Дженнифер и дать ей время подготовиться. Но по выражению ее лица понял, что она не нуждается в предупреждении. Она уже знала, кто этот мальчик, стоящий перед ними. Он посмотрел в ее лицо, мокрое от океанских брызг, и отступил в сторону, а она пошла вперед, к реке, где стоял Дариен.
Сзади подошел Флидис, капли сверкали на его лысине, а на лице застыло выражение жадного любопытства. Брендель вспомнил о мече в своей руке и молча вложил его в ножны. А потом они с андаином смотрели как мать и сын встретились впервые с той ночи, когда родился Дариен.
Мозг Бренделя захлестнуло оглушительное сознание того, как много сейчас положено на чашу весов. Он никогда не забывал тот день у Древа Жизни и слова Кернана: "Почему ему позволили остаться в живых?" Он думал об этом, думал о Пуйле, находящемся где-то далеко в море, и ни на мгновение не забывал о сыне Кернана, приближающемся к ним сейчас так же быстро, как надвигающийся шторм, но гораздо более опасном.
Он опустил взгляд на стоящего рядом андаина, он не доверял горящему, любопытному взгляду Флидиса. Но что он мог сделать, в конце концов? Он мог стоять рядом и быть начеку; мог умереть, защищая Дженнифер, если дойдет до этого; мог наблюдать.
И он увидел, как Дариен осторожно двинулся вперед, прочь от берега реки. Когда мальчик подошел ближе, Брендель увидел на его голове корону, в центр которой был вставлен темный камень, и глубоко в его памяти раздался звон, похожий на звон хрусталя о хрусталь, предостережение собственных воспоминаний. Он потянулся к ним, но в этот момент увидел, как мальчик протянул матери кинжал в ножнах, и, когда Дариен заговорил, воспоминания Бренделя унеслись под напором событий настоящего.
- Ты... ты возьмешь подарок? - услышал он. Ему казалось, что мальчик готов в любую секунду убежать, от малейшего вздоха, от падения листа. Он застыл неподвижно и, не веря своим ушам, услышал ответ Дженнифер.
- Разве он твой, чтобы его дарить? - В ее голосе звучал леденящий холод и сталь. Жесткий, холодный, звучный ее голос кинжалом рассек ветер, острый, как тот клинок, который предлагал ей сын.
Сбитый с толку, не готовый к этому, Дариен отшатнулся назад. Кинжал выпал из его пальцев. Душа Бренделя болела за него, за них обоих, но он хранил молчание, хотя все его существо кричало, умоляя Дженнифер быть осторожной, быть доброй, сделать все, что она обязана сделать, чтобы удержать мальчика подле себя.
За его спиной раздался какой-то шум. Он быстро оглянулся, рука его скользнула к мечу. На опушке леса к востоку от Анор Лизен стояла Ясновидящая Бреннина, ветер развевал ее седые волосы, и они падали ей на глаза. Через мгновение его изумленный взор разглядел Верховную жрицу, а потом красавицу Шарру из Катала, и загадка одновременно прояснилась и стала еще непонятнее. Должно быть, они явились из Храма, воспользовавшись магией Джаэль. Но почему? Что происходит?
Флидис тоже заметил их появление, а Дженнифер и Дариен нет, они были слишком сосредоточены друг на друге. Брендель снова повернулся к ним. Дженнифер стояла к нему спиной, и он не видел ее лица, но спина у нее была прямой, а голова надменно поднята, пока она говорила с сыном.
Он казался маленьким и хрупким, стоя на свирепом ветру.
- Я думал, он может... порадовать тебя. Я его взял. Я думал...
Это произойдет сейчас, подумал Брендель. Ведь сейчас она, конечно, облегчит ему путь?
- Он меня не радует, - ответила Дженнифер. - Почему я должна радоваться клинку, который тебе не принадлежит?
Брендель сжал кулаки. Казалось, сердце его тоже сжимает чей-то кулак. "Ох, осторожнее, - думал он. - О, пожалуйста, будь осторожна".
- Что ты здесь делаешь? - услышал он голос матери Дариена.
Голова мальчика дернулась, будто она дала ему пощечину.
- Я... она мне сказала. Та, с седыми волосами. Она сказала, что ты... - Он осекся. Если он и сказал что-то еще, то его слова унесло порывом ветра.
- Она сказала, что я здесь, - холодно ответила его мать, очень четко и ясно. - Очень хорошо. Она была права, конечно. Ну, и что с того? Чего ты хочешь, Дариен? Ты уже больше не маленький мальчик, ты сам это для себя устроил. Ты хочешь, чтобы я обращалась с тобой, как с маленьким?
Конечно, хочет, так и подмывало крикнуть Бренделя. Разве она не понимает? Неужели ей так трудно понять?
Дариен выпрямился. Его руки рванулись вперед, почти сами по себе. Он откинул назад голову, и Бренделю показалось, что он увидел вспышку. Потом мальчик крикнул, из самой глубины души:
- Разве я тебе не нужен?
Из его вытянутых рук вылетели две молнии и пронеслись слева и справа от его матери. Одна полетела в бухту и ударила в лодочку, привязанную к пристани, и разнесла ее в щепки. Другая с шипением пронеслась мимо лица его матери и превратила в факел дерево на опушке леса.
- Всемогущий Ткач! - ахнул Брендель. Стоящий рядом Флидис издал сдавленное восклицание, побежал со всех своих коротких ног и остановился под горящим деревом. Андаин поднял руки к пламени и стал произносить какие-то слова, слишком быстро и тихо, чтобы их можно было расслышать, и огонь погас.
На этот раз - настоящий огонь, в оцепенении подумал Брендель. В прошлый раз, у Древа Жизни, это была всего лишь иллюзия. Одному Ткачу ведомо, где кончается мощь этого ребенка или куда она будет направлена.
И словно в ответ на его мысли, на его невысказанные опасения, Дариен снова заговорил, на этот раз ясно и четко, голосом, который перекрыл ветер и гром над морем и барабанный бой, доносившийся все громче из лесной чащи.
- Должен ли я идти в Старкадх? - с вызовом спросил он у матери. - Посмотреть, может быть, отец встретит меня более приветливо? Сомневаюсь, что Ракот постесняется взять украденный кинжал. Ты оставляешь выбор за мной, мама?
Он не ребенок, подумал Брендель. Эти слова и голос принадлежат не ребенку.
Дженнифер не сделала ни одного движения и не вздрогнула, даже когда мимо нее пролетели молнии. Только пальцы ее рук, расставленные веером у бедер, давали знать о ее напряжении. И снова, среди всех сомнений, и страхов, и отчаянного непонимания, Бренделя повергло в благоговейное изумление то, что он в ней увидел.
Она сказала:
- Дариен, я оставляю тебе единственный существующий выбор. Вот что я тебе скажу, и больше ничего: ты жив, хотя твой отец желал моей смерти, чтобы ты никогда не попал в ткань Гобелена. Я не могу принять тебя в свои объятия, и не могу найти для тебя любви и крова, как нашла их в доме Ваз, когда ты родился. Для этого время миновало. Тебе предстоит сделать выбор, и все, что я знаю, подсказывает мне, что для этого тебе нужна свобода и отсутствие ограничений, или этот выбор вообще теряет смысл. Если я сейчас привяжу тебя к себе или даже попытаюсь это сделать, ты перестанешь быть тем, что ты есть.
- А если я не хочу делать этот выбор?
Брендель пытался понять, ему показалось, что голос Дариена выражает его подвешенное состояние, словно он находится на полпути между новой демонстрацией своей мощи и мольбой о помощи.
Его мать рассмеялась, но не резко.
- Ох, дитя мое! - сказала она. - Никто из нас не хочет, но всем нам приходится делать выбор. Твой выбор всего лишь самый трудный и самый важный.
Ветер чуть-чуть стих, замер, заколебался.
Дариен сказал:
- Финн мне говорил... прежде... что моя мать меня любит и что она сделала меня особенным.
И теперь, словно помимо своей воли, ладони Дженнифер оторвались от боков, и она плотно обхватила свои локти, скрестив перед собой руки.
Она заговорила было, потом резко остановилась, словно натянула крепкую, жесткую узду.
Через секунду продолжила уже другим тоном:
- Он ошибся... насчет того, что я сделала тебя особенным. Теперь ты это знаешь. Твоя сила исходит от Ракота, когда твои глаза становятся красными. От меня тебе досталась только свобода и право сделать свой собственный выбор между Светом и Тьмой. Больше ничего.
- Нет, Джен! - крикнула Ясновидящая Бреннина, и ее крик подхватил ветер.
Слишком поздно. Глаза Дариена снова изменились, когда прозвучали последние слова, и по его горькому смеху Брендель понял, что они его потеряли. Ветер снова взвыл. Еще сильнее, чем раньше; и, заглушая его, заглушая низкий рокот барабанов Пендаранского леса, Дариен воскликнул:
- Неверно, мать! Ты все говоришь неверно. Я здесь не для того, чтобы выбирать, а чтобы меня выбирали!
Он указал на свой лоб.
- Видишь, что я ношу на голове? Узнаешь это? - Снова прогремел гром, еще громче, чем все предыдущие раскаты, и полил дождь. Голос Дариена прорывался сквозь него, над ним. - Это Венец Лизен! Свет против Тьмы - и он погас, когда я надел его!
Молния прорезала небо к западу от них. Потом снова прогремел гром. Потом Дариен сказал:
- Разве ты не понимаешь? Свет отвернулся от меня, а теперь и ты тоже. Выбор? У меня нет выбора! Я принадлежу Тьме, которая гасит Свет, - и я знаю куда идти!
И с этими словами он поднял с песка у ног кинжал; потом он побежал, не обращая внимания на угрожающий рокот леса, презирая его, прямо в Пендаран сквозь потоки дождя, оставив их шестерых на открытом берегу во власти налетевшей бури и охватившего их безмерного ужаса.
Дженнифер обернулась. Дождь стоял сплошной стеной; Брендель никак не мог понять, что у нее на лице - дождь или слезы.
- Пойдем, - сказал он, - мы должны вернуться в Башню. Здесь находиться опасно!
Дженнифер не обратила на него внимания. Подошли три другие женщины. Она повернулась к Ким, словно чего-то ожидала.
И получила.
- Что ты наделала, во имя всего святого? - крикнула сквозь бурю Ясновидящая Бреннина. Трудно было устоять прямо; все они промокли до нитки. - Я послала его сюда, это была последняя возможность удержать его от Старкадха, а ты прогнала его прямиком туда! Все, чего он хотел, это утешения, Джен!
Но ей ответила Джиневра, более холодная, более суровая, чем стихии:
- Утешения? Разве я могу дать утешение, Кимберли? А ты можешь? А все мы, сегодня, сейчас? Ты не имела права посылать его сюда, и ты это знаешь! Я хотела, чтобы он имел свободу выбора, и я от этого не отступлюсь! Джаэль, что ты сделала, как ты думаешь? Ты была там, в музыкальной комнате Парас Дерваля, когда я говорила это Полу. Я все это говорила всерьез! Если мы его привяжем к себе или хотя бы попытаемся, он для нас будет потерян!
В глубоком тайнике ее души таилась еще одна мысль, но она не сказала ее вслух. Это была ее собственная мысль слишком личная, чтобы произнести вслух. "Он - моя Дикая Охота, - снова и снова шептала она в душе. - Мой Оуин, мои короли-призраки, мой ребенок на Иселен. Все они". Она не закрывала глаза на последствия. Она знала, что они убивали с радостью и без разбора. Она знала, что они такое. Она также знала после рассказа Флидиса на балконе, что они означали. Она гневно смотрела на Кимберли сквозь секущий дождь, бросая ей вызов. Но Ясновидящая молчала, и в ее глазах Дженнифер больше не видела гнева или страха, лишь печаль, мудрость и любовь, неизменную любовь, сколько она помнила. Горло ее странно сжалось.
- Простите. - Женщины посмотрели вниз на говорившего. - Простите, - повторил Флидис, который вел жестокую борьбу со своим сильно бьющимся сердцем и пытался говорить спокойным голосом. - Как я понимаю, вы - Ясновидящая Бреннина?
- Да, - ответила Ким.
- Я - Флидис, - сказал он, неоправданно быстро произнося даже это, небрежно выбранное имя. Но у него уже лопнуло терпение: он уже был так близок, так близок к цели. Он боялся сойти с ума от возбуждения. - Должен вам сказать, что Галадан совсем близко, в нескольких минутах бега, по моим подсчетам.
Дженнифер поднесла ладони ко рту. Она забыла, полностью поглощенная событиями последних минут. Но теперь все вспомнила: ночь в лесу и волка, который похитил ее для Могрима, а потом превратился в человека, сказавшего: "Ей еще предстоит путь на север. Если бы не это, я мог бы взять ее себе". Прямо перед тем, как он отдал ее лебедю.
Она содрогнулась. Не могла удержаться. Услышала, как сказал Флидис, продолжавший почему-то обращаться к Ким:
- Мне кажется, я могу помочь. Думаю, мне удастся увести его от этого места, если я буду действовать быстро.
- Так иди же! - воскликнула Ким. - Если он всего в нескольких минутах отсюда...
- Или же, - продолжал Флидис, не в силах сдержаться и повышая голос, - я могу ничего не делать как обычно поступают андаины. Или же, если мне захочется, я могу рассказать ему, кто именно только что покинул эту поляну и кто находится здесь.
- Сначала я тебя убью! - вмешался Брендель, глаза его сверкали сквозь завесу дождя. Молния стрелой ударила в кипящее море. Раздался еще один раскат грома.
- Ты мог бы попытаться, - невозмутимо ответил Флидис. - Тебе это не удалось бы. А потом придет Галадан.
Он замолчал в ожидании, глядя на Ким, которая медленно сказала:
- Ладно. Чего ты хочешь?
Среди рева бури Флидис ощутил в своей душе ослепительный свет. Нежно, с неописуемым восторгом он ответил:
- Только одну вещь. Небольшую. Такую маленькую. Всего лишь имя. Имя, которым можно вызвать Воина. - Душа его пела. Он исполнил небольшой танец на мокрой полоске земли, не смог сдержаться. Оно было здесь. У него в руках.
- Нет, - сказала Кимберли.
У него отвисла челюсть, прямо в промокший насквозь ком бороды.
- Нет, - повторила она. - Я дала клятву, когда он пришел ко мне, и я ее не нарушу.
- Ясновидящая... - начала Джаэль.
- Ты должна! - простонал Флидис. - Должна сказать мне! Это единственная нерешенная загадка! Последняя! Я знаю все остальные ответы. Я никому никогда не скажу. Никогда! Ткач и все Боги свидетели-я никогда никому не скажу, но я должен это знать, Ясновидящая! Это мое самое заветное желание!
Странная, судьбоносная фраза, преследующая ее через миры. Ким помнила эти слова все минувшие годы жизни, снова вспомнила их на горном плато, рядом с лежащим без сознания Броком. Она смотрела вниз на похожего на гнома андаина, который ломал руки в отчаянии. Она вспомнила Артура в тот момент, когда он ответил на ее призыв в Гластонбери Торе, его сгорбленные, как под тяжестью груза, плечи, усталость и звезды, падающие и падающие в его глазах. Перевела взгляд на Дженнифер, которая была Джиневрой.
И та сказала, тихо, но так, что ее услышали сквозь ветер и дождь:
- Скажи ему. Так это имя и передается. Это часть задуманного рока. Нарушенные клятвы и горе лежат в самом сердце этой истории, Ким. Прости меня, мне очень жаль!
В конце концов именно эта просьба о прощении убедила ее, как ничто другое. Она молча повернулась и отошла немного в сторону. Оглянулась назад и кивнула андаину. Спотыкаясь, чуть не падая в своем нетерпении и спешке, он подбежал к ней. Она смотрела на него сверху, не стараясь скрыть своего презрения.
- Отсюда ты уйдешь с этим именем, но я потребую от тебя двух вещей. Никогда не повторять его ни одной живой душе в любом из миров и разобраться с Галаданом сейчас, сделать то, что нужно, чтобы не пустить его в эту Башню и не позволить ему узнать о Дариене. Ты это сделаешь?
- Клянусь всеми магическими силами Фьонавара, - ответил он. Он едва мог справиться со своим голосом, заставить его повиноваться. Он привстал на цыпочки, чтобы стать поближе к ней. Ее невольно тронула эта беспомощная страсть, это желание, написанное у него на лице.
- Детоубийца, - произнесла она и нарушила клятву.
Он закрыл глаза. По его лицу разлилось сияние экстаза.
- Ах! - простонал он, преображенный. - Ах! - Больше он ничего не сказал и остался стоять так, с закрытыми глазами, подставив лицо под потоки дождя словно под благословение.
Затем он открыл глаза и в упор посмотрел на нее. С достоинством, которого она от него не ожидала так скоро после экзальтации, он сказал:
- Ты меня сейчас ненавидишь. И не без причины. Но выслушай меня, Ясновидящая: я сделаю все, в чем поклялся, и даже больше. Ты освободила меня, исполнив заветное желание. Когда у души есть то, что ей необходимо, она освобождается от тоски, и это произошло сейчас со мной. Из Тьмы того, что я сделал с тобой, возникнет Свет, либо я умру в попытке этого добиться. - Он протянул руки и взял ее ладонь в свои. - Не входите в Башню; он знает, когда там находятся люди. Вытерпите дождь и ждите меня. Я вас не подведу.
Затем он исчез, убежал на коротких, кривых ножках, но, как только вошел в лес, полетел стремглав и растворился в нем, одна из волшебных сил Пендарана, попавшая в свою стихию.
Ким вернулась к остальным, ожидающим западнее на полоске песка. Они стояли, сбившись в кучку, под яростным напором стихий. Какое-то чувство, инстинкт заставил ее бросить взгляд на свою руку. Не на Бальрат, который совершенно погас, а на камень веллин на ее запястье. И увидела, что он медленно пульсирует.
Здесь присутствовала сила. Магия в этой буре. Ей следовало понять с самого начала, когда задул ветер. Но не было времени осознать или подумать о чем-либо, кроме Дариена, с того момента, когда Джаэль перенесла их сюда. Теперь время появилось. Теперь появилось мгновение, спокойное пространство среди дикой ярости стихий. Она подняла взгляд, посмотрела мимо трех остальных женщин и Бренделя в море и увидела корабль, беспомощно бегущий впереди ветра в бухту.

Глава 6

Долго Колл из Тарлиндела сражался с ветром у румпеля своего корабля. Отчаянно и искусно лавируя против юго-западного ветра, он боролся с ним большую часть пасмурного дня, чтобы удержать "Придуин" на курсе, который приведет их назад, в гавань, откуда они вышли. Выкрикивая команды голосом, перекрывающим грохот шторма, он заставлял людей из Южной твердыни прыгать от паруса к парусу, спускать их, регулировать, бороться за каждый дюйм, приближающий их к востоку, который удавалось отвоевать у стихий, теснящих корабль на север.
Это была демонстрация мастерства морехода высшего класса, расчетов, сделанных при помощи инстинкта и нервов на палубе дико мечущегося корабля, физической силы и мужества, так как Колл напрягал всю мощь своих мускулистых рук, чтобы удержаться против напора бури, сбивающей корабль с выбранного курса.
И это был только ветер, только первый тонкий туман дождевых капель. Настоящий шторм, устрашающе догоняющий их с правого борта и с кормы, был еще впереди. Но он надвигался, поглощал остаток неба. Они слышали гром, видели вспышки молний на западе, чувствовали, что ветер становился все более свирепым, насквозь промокли под непрерывным, слепящим дождем, скользили на качающейся палубе и старались выполнять команды, которые непрерывно подавал им Колл.
Он спокойно выкрикивал приказы, маневрируя с врожденным искусством, замерял глубину с обоих бортов и часто бросал взгляд наверх, чтобы оценить наполненность парусов и скорость надвигающегося шторма. Спокойно делал он все это, но с яростной, страстной напряженностью и с немалой гордостью.
И спокойно, когда все стало ясно и не осталось сомнений в том, что у него нет выбора, Колл сдался.
- Лево на борт! - прогремел он тем же голосом каким отдавал приказы на протяжении всей битвы со штормом. - На северо-восток! Мне очень жаль, Дьярмуд, нам придется идти со штормом и попытать удачи на другом конце!
Дьярмуд дан Айлиль, наследник королевства Бреннин, был слишком занят тем, что сражался с канатом паруса, выполняя отданную команду, чтобы как-то реагировать на его просьбу о прощении. Рядом с принцем, промокший насквозь, почти оглушенный воем бури, Пол пытался быть полезным и справиться с тем, что было ему известно.
С тем, что знал с самого первого порыва ветра два часа тому назад, с первого взгляда на черную полоску на юго-западном горизонте, которая теперь превратилась в завесу, в плотную темноту, закрывшую небо. По биению пульса Морнира внутри себя, по спокойному месту, похожему на озеро, в своей крови, которое отмечало присутствие Бога, он знал: то, что надвигалось, было не просто штормом.
Он был Пуйл Дважды Рожденный, одаренный властью на Древе Жизни, получивший новое имя, и он умел распознать проявление столь могучей силы. Морнир предостерег его, но больше ничего не мог сделать, Пол это знал. Это был не его шторм, несмотря на сокрушительные раскаты грома, и не Лиранана, неуловимого морского Бога. Его мог бы устроить Метран с помощью Котла Кат Миголя, но маг-предатель был мертв, а Котел разлетелся на куски. И этот шторм далеко в открытом море послал не Ракот Могрим из Старкадха.
Что означало только одно, и у Колла из Тарлиндела, при всем его доблестном мастерстве, не было ни малейшего шанса. Такое не скажешь капитану корабля в море, это Пол хорошо понимал. Надо позволить ему сражаться и верить, что он угадает момент, когда сражаться дальше бессмысленно. А после, если уцелеешь, можно попытаться излечить его гордость, поведав ему, почему он потерпел поражение.
Если уцелеешь.
- Клянусь кровью Лизен! - воскликнул Дьярмуд. Пол поднял глаза как раз вовремя, чтобы увидеть, что небо полностью поглотила тьма, и темно-зеленая волна, вдвое выше корабля, нависла над ним и начала рушиться вниз.
- Держись! - снова крикнул принц и железной хваткой вцепился в его наспех наброшенную куртку. Пол обхватил одной рукой Дьярмуда, а вторую продел в веревочную петлю, привязанную к мачте, и стиснул ее изо всех сил. Потом закрыл глаза.
Волна обрушилась на них всей тяжестью моря и рока. Судьбы, от которой невозможно уйти, которую невозможно отодвинуть. Дьярмуд держал его, а Пол сжимал принца, и оба цеплялись друг за друга, как дети, которыми они и были.
Дети Ткача. Ткача у Станка, который послал этот шторм.
Когда Пол снова обрел способность видеть и дышать, он сквозь хлещущий дождь и водяную пыль взглянул в сторону румпеля. Колл получил так необходимую ему помощь, чтобы справиться с задачей, от которой мышцы рвались, и удержать корабль на новом курсе. Теперь они неслись со всей скоростью шторма, с угрожающей, шокирующей быстротой в бушующем море, со скоростью, при которой малейший поворот руля мог перевернуть их вверх килем, словно игрушку на волнах. Но теперь рядом с Коллом был Артур Пендрагон, помогал сохранять равновесие, сражался плечом к плечу рядом с моряком. Соленые брызги насквозь пропитали его седеющую бороду, и Пол знал - хоть едва различал их с того места, где он скорчился под главной мачтой, - что в глазах Воина все падали и падали звезды, пока его снова уносила к предсказанной судьбе рука Ткача, который соткал эту судьбу.
Дети, подумал Пол. Они все были одновременно детьми, беспомощными на этом корабле, и детьми которые умерли, когда Воин был молодым и так ужасно боялся, что его прекрасная мечта погибнет. Оба образа слились в его воображении, как сливались, расплываясь, дождь и морские брызги, гонящие их вперед.
Впереди ветра "Придуин" неслась по морю с такой скоростью, которую не способен был выдержать ни один корабль, никакие паруса. Но дерево этого корабля, хоть и трещало и скрежетало от напряжения, пока держалось, а паруса, сотканные с любовью, и старанием, и с веками передаваемым из рук в руки мастерством в Тарлинделе, городе моряков, ловили этот завывающий ветер, раздувались, но не рвались, пусть даже черное небо над ними распарывали в клочки молнии, и само море содрогалось от раскатов грома.
На безумном гребне этой скорости двое мужчин у румпеля пытались удержать корабль на курсе, их тела напрягались от сверхчеловеческих усилий. А затем, без всякого удивления, только с приглушенным, болезненным ощущением неизбежности, Пол увидел, как к ним пробрался Ланселот Озерный. И поэтому в самом конце их было трое: Колл управлял кораблем вместе со стоящими по обеим сторонам от него Артуром и Ланселотом. Их ноги были широко расставлены на скользкой палубе, руки сжимали румпель в безупречной, необходимой гармонии, и они вместе направляли этот маленький, отважный, такой выносливый корабль в бухту Анор Лизен.
И неслись прямо на острые зубья скал, охраняющих южный вход в залив, потому что не в силах были отклониться ни на одно деление от направления ветра.
Пол после так и не понял, предназначено ли им было выжить или нет. Артур и Ланселот должны были уцелеть, это он знал, иначе не было никакого смысла в этом шторме, который принес их сюда. Но остальные не были незаменимыми, какой бы горькой ни казалась эта мысль для дальнейшего течения этой истории.
И еще он не понял, что именно предупредило его.
Они неслись так быстро сквозь тьму и брызги, сквозь слепящую пелену дождя, что никто из них не видел даже берега, не говоря уже о скалах. Вспоминая тот момент, пытаясь вновь пережить его, он после решил, что, возможно, заговорили его вороны, но тогда на "Придуин" царил хаос, и он не был в этом уверен.
Пол знал одно: в какую-то долю секунды, перед тем как "Придуин" раскололась бы на щепки и шпангоуты, он поднялся на ноги, неестественно твердо встал под напором неестественного шторма и крикнул голосом, в котором прогремели раскаты грома, который сам стал громом внутри грома, - точно так же, как Пол был частью Древа Жизни и был внутри его в ту ночь, когда готовился умереть. И этим голосом, голосом Морнира, который вернул его снова в жизнь, он крикнул: "Лиранан!" - как раз в то мгновение, когда они врезались в скалы.
Мачты треснули, как ломающиеся деревья; бока и палуба лопнули; днище судна было безжалостно, полностью, сорвано, и внутрь хлынула темная вода. Пола сбросило с палубы внезапно остановившегося корабля, словно листок, ветку, нечто бессмысленное и ненужное. Они все полетели за борт, все члены команды того корабля, который еще мгновение назад был любимой "Придуин" дедушки Колла.
И в ту долю секунды, пока Пол летел, в течение еще одного колебания времени, пробуя на вкус вторую смерть, зная, что под ним скалы и кипящее, разъяренное, все уничтожающее море, в ту самую долю секунды он ясно услышал в своем мозгу голос, который хорошо помнил.
С ним говорил Лиранан:
- Я за это заплачу, и меня заставят платить не один раз, пока вся ткань времени не будет соткана. Но я перед тобой в долгу, брат: морские звезды снова сияют в глубине. Ты мне ничем не обязан: это подарок. Помни обо мне!
И затем Пол беспомощно рухнул в воды бухты. В спокойные, гладкие, сине-зеленые воды бухты. Далеко от зазубренных, убийственных скал, от смертоносного ветра, под тихим дождем, мягко падающим с неба, переставшим больно хлестать под напором бури.
Прямо за изогнутым краем бухты продолжал бушевать шторм, молнии продолжали рвать пурпурные тучи. А там, где он находился, где все они находились, дождь мягко сыпал из затянутого облаками летнего неба, пока они плыли поодиночке, парами или группками к полоске берега у подножия Башни Лизен.
Где стояла Дженнифер.

Произошло чудо, понимала Ким. Но еще она понимала слишком многое, чтобы лить слезы лишь облегчения и радости. Слишком плотно был соткан этот Гобелен, слишком насыщен красками и оттенками, состоял из тысяч переплетенных нитей, и чистые, несмешанные чувства были невозможны.
Они видели, как корабль стремглав несся на скалы. Затем, в самый момент ужасного осознания, они услышали повелительный голос, нечто среднее между раскатом грома и голосом человека, и в то же мгновение - точно в то же мгновение - ветер полностью стих, и воды бухты стали гладкими, как стекло. Люди, находившиеся на палубе "Придуин", посыпались через борта разваливающегося корабля в бухту, где им суждено было бы погибнуть еще две секунды назад.
Чудо. Позже, возможно, у нее будет время поискать его источник и принести благодарность. Но не сейчас. Не сейчас, когда на ее глазах разворачивается та долгая, запутанная, пронизанная печалью история.
Их все же оказалось трое, и Ким ничего, ничего не могла поделать, чтобы у нее так не болело сердце. Из моря вышел человек, которого не было на "Придуин" во время отплытия. Очень высокий, с темными волосами и темными глазами. У пояса его висел длинный меч, а рядом шел Кавалл, серый пес, а на руках, осторожно вытянутых вперед, этот человек нес тело Артура Пендрагона, и все пятеро людей, ожидающих на берегу, знали, кто этот человек.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 [ 9 ] 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.