read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



отчаянно захотелось увидеть Сережу Головина и о чем-то посмеяться с ним.
Подумала - и еще отчаяннее захотелось увидеть Вернера и в чем-то убедить
его. И, представляя, что Вернер ходит рядом с нею своею четкой, размеренной,
вбивающей каблуки в землю походкой, Муся говорила ему:
- Нет, Вернер, голубчик, это все пустяки, это совсем не важно, убил ты
NN или нет. Ты умный, но ты точно в свои шахматы играешь: взять одну фигуру,
взять другую, тогда и выиграно. Здесь важно, Вернер, что мы сами готовы
умереть. Понимаешь? Ведь эти господа что думают? Что нет ничего страшнее
смерти. Сами выдумали смерть, сами ее боятся и нас пугают. Мне бы даже так
хотелось: выйти одной перед целым полком солдат и начать стрелять в них из
браунинга. Пусть я одна, а их тысячи, и я никого не убью. Это-то и важно,
что их тысячи. Когда тысячи убивают одного, то, значит, победил этот один.
Это правда, Вернер, голубчик.
Но и это было так ясно, что не хотелось доказывать дальше,- Вернер
теперь и сам понял, наверное. А может, и просто не хотелось ее мысли
останавливаться на одном - как легко парящей птице, которой видимы
безбрежные горизонты, которой доступны весь простор, вся глубина, вся
радость ласкающей и нежной синевы. Звонили часы непрестанно, колебля глухую
тишину; и в этот гармоничный, отдаленно прекрасный звук вливались мысли и
тоже начинали звенеть; и музыкою становились плавно скользящие образы.
Словно тихою темною ночью ехала куда-то Муся по широкой и ровной дороге, и
покачивались мягкие рессоры, и бубенцы звенели. Отошли все тревоги и
волнения, растворилось во тьме усталое тело, и радостно-усталая мысль
спокойно творила яркие образы, упивалась их красками и тихим покоем.
Вспомнила Муся трех товарищей своих, повешенных недавно, и лица их были
ясны, и радостны, и близки - ближе тех уже, что в жизни. Так утром радостно
думает человек о доме своих друзей, куда войдет он вечером с приветом на
смеющихся устах.
Очень устала Муся ходить. Прилегла осторожно на койку и продолжала
грезить с легко закрытыми глазами. Звонили часы непрестанно, колебля немую
тишину, и в их звенящих берегах тихо плыли светлые поющие образы. Муся
думала:
?Неужели это смерть? Боже мой, как она прекрасна! Или это жизнь? Не
знаю, не знаю. Буду смотреть и слушать?.
Уже давно, с первых дней заключения, начал фантазировать ее слух. Очень
музыкальный, он обострялся тишиною и на фоне ее из скудных крупиц
действительности, с ее шагами часовых в коридоре, звоном часов, шелестом
ветра на железной крыше, скрипом фонаря, творил целые музыкальные картины.
Сперва Муся боялась их, отгоняла от себя, как болезненные галлюцинации,
потом поняла, что сама она здорова и никакой болезни тут нет,- и стала
отдаваться им спокойно.
И теперь - вдруг совершенно ясно и отчетливо она услыхала звуки военной
музыки. В изумлении она открыла глаза, приподняла голову - за окном стояла
ночь, и часы звонили. ?Опять, значит!? - подумала она спокойно и закрыла
глаза. И как только закрыла, музыка заиграла снова. Ясно слышно, как из-за
угла здания, справа, выходят солдаты, целый полк, и проходят мимо окна. Ноги
равномерно отбивают такт по мерзлой земле: раз-два! раз-два! - слышно даже,
как поскрипывает иногда кожа на сапоге, вдруг оскользается и тут же
выправляется чья-то нога. И музыка ближе: совершенно незнакомый, но очень
громкий и бодрый праздничный марш. Очевидно, в крепости какой-то праздник.
Вот оркестр прравнялся с окном, и вся камера полна веселых, ритмичных,
дружно-разноголосых звуков. Одна труба, большая, медная, резко фальшивит, то
запаздывает, то смешно забегает вперед - Муся видит солдатика с этой трубой,
его старательную физиономию, и смеется.
Все удаляется. Замирают шаги: раз-два! раз-два! Издалека музыка еще
красивее и веселее. Еще раз-другой громко и фальшиво-радостно вскрикивает
медным голосом труба, и все гаснет. И снова на колокольне вызванивают часы,
медленно, печально, еле-еле колебля тишину.
?Ушли!? - думает Муся с легкой грустью. Ей жаль ушедших звуков, таких
веселых и смешных; жаль даже ушедших солдатиков, потому что эти
старательные, с медными трубами, с поскрипывающими сапогами совсем иные,
совсем не те, в кого хотела бы она стрелять из браунинга.
- Ну, еще! - просит она ласково. И приходят еще. Склоняются над нею,
окружают ее прозрачным облаком и поднимают вверх, туда, где несутся
перелетные птицы и кричат, как герольды. Направо, налево, вверх и вниз -
кричат, как герольды. Зовут, оповещают, далеко возвещают о полете своем.
Широко машут крылами, и тьма их держит, как держит их и свет; и на выпуклых
грудях, разрезающих воздух, отсвечивает снизу голубым сияющий город. Все
ровнее бьется сердце, все спокойнее и тише дыхание Муси. Она засыпает. Лицо
устало и бледно; под глазами круги, и так тонки девичьи исхудалые руки,- а
на устах улыбка. Завтра, когда будет всходить солнце, это человеческое лицо
исказится нечеловеческой гримасой, зальется густою кровью мозг и вылезут из
орбит остекленевшие глаза,- но сегодня она спит тихо и улыбается в великом
бессмертии своем.
Заснула Муся.
А в тюрьме идет своя жизнь, глухая и чуткая, слепая и зоркая, как сама
вечная тревога. Где-то ходят. Где-то шепчут. Где-то звякнуло ружье. Кажется,
кто-то крикнул. А может быть, и никто не кричал - просто чудится от тишины.
Вот бесшумно отпала форточка в двери - в темном отверстии показывается
темное усатое лицо. Долго и удивленно таращит на Мусю глаза - и пропадает
бесшумно, как явилось.
Звонят и поют куранты - долго, мучительно. Точно на высокую гору ползут
к полуночи усталые часы, и все труднее и тяжелее подъем. Обрываются,
скользят, летят со стоном вниз - и вновь мучительно ползут к своей черной
вершине.
Где-то ходят. Где-то шепчут. И уже впрягают коней в черные без фонарей
кареты.
"8. ЕСТЬ И СМЕРТЬ, ЕСТЬ И ЖИЗНЬ"
О смерти Сергей Головин никогда не думал, как о чем-то постороннем и
его совершенно не касающемся. Он был крепкий, здоровый, веселый юноша,
одаренный той спокойной и ясной жизнерадостностью, при которой всякая
дурная, вредная для жизни мысль или чувство быстро и бесследно исчезают в
организме. Как быстро заживали у него всякие порезы, раны и уколы, так и все
тягостное, ранящее душу, немедленно выталкивалось наружу и уходило. И во
всякое дело или даже забаву, была ли то фотография, велосипед или
приготовление к террористическому акту, он вносил ту же спокойную и
жизнерадостную серьезность: все в жизни весело, все в жизни важно, все нужно
делать хорошо.
И все он делал хорошо: великолепно управлялся с парусом, стрелял из
револьвера прекрасно; был крепок в дружбе, как и в любви, и фанатически
верил в ?честное слово?. Свои смеялись над ним, что если сыщик, рожа,
заведомый шпион даст ему честное слово, что он не сыщик,- Сергей поверит ему
и пожмет товарищески руку. Один был недостаток: был уверен, что поет хорошо,
тогда как слуху не имел ни малейшего, пел отвратительно и фальшивил даже в
революционных песнях; и обижался, когда смеялись.
- Или вы все ослы, или я осел,- говорил он серьезно и обиженно. И так
же серьезно, подумав, все решали:
- Ты осел, по голосу слышно.
Но за недостаток этот, как иногда бывает с хорошими людьми, его любили,
пожалуй, даже больше, чем за достоинства.
Смерти он настолько не боялся и настолько не думал о ней, что в роковое
утро, перед уходом из квартиры Тани Ковальчук, он один, как следует, с
аппетитом, позавтракал: выпил два стакана чаю, наполовину разбавленного
молоком, и съел целую пятикопеечную булку. Потом посмотрел с грустью на
нетронутый хлеб Вернера и сказал:
- А ты что же не ешь? Ешь, подкрепиться надо.
- Не хочется.
- Ну так я съем. Ладно?
- Ну и аппетит же у тебя, Сережа.
Вместо ответа Сергей с набитым ртом, глухо и фальшиво запел:
Вихри враждебные веют над нами...
После ареста он было загрустил: сделано нехорошо, провалились, но
подумал: ?Есть теперь другое, что нужно сделать хорошо,- умереть?,- и
развеселился. И как ни странно, со второго же утра в крепости начал
заниматься гимнастикой по необыкновенно рациональной системе какого-то немца
Мюллера, которой увлекался: разделся голый и, к тревожному удивлению
наблюдавшего часового, аккуратно проделал все предписанные восемнадцать
упражнений. И то, что часовой наблюдал и, видимо, удивлялся, было ему
приятно, как пропагандисту мюллеровской системы; и хотя знал, что ответа не
получит, все же сказал торчащему в окошечке глазу:
- Хорошо, брат, укрепляет. Вот бы у вас в полку ввести что надо,-
крикнул он убеждающе и кротко, чтобы не испугать, не подозревая, что солдат
считает его просто сумасшедшим.
Страх смерти начал являться к нему постепенно и как-то толчками: точно
возьмет кто и снизу, изо всей силы, подтолкнет сердце кулаком. Скорее
больно, чем страшно. Потом ощущение забудется - и через несколько часов
явится снова, и с каждым разом становится оно все продолжительнее и сильнее.
И уже ясно начинает принимать мутные очертания какого-то большого и даже
невыносимого страха.
?Неужели я боюсь? - подумал Сергей с удивлением.- Вот еще глупости!?
Боялся не он - боялось его молодое, крепкое, сильное тело, которое не
удавалось обмануть ни гимнастикой немца Мюллера, ни холодными обтираниями. И
чем крепче, чем свежее оно становилось после холодной воды, тем острее и
невыносимее делались ощущения мгновенного страха. И именно в те минуты,
когда на воле он ощущал особый подъем жизнерадостности и силы, утром, после
крепкого сна и физических упражнений,- тут появлялся этот острый, как бы



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 [ 9 ] 10 11 12 13 14 15 16
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.