read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



новое: неожиданное и немного взрослое. А когда все разошлись и
Артем помогал ей убирать со стола, сказала:
-- У тебя очень хорошие друзья, мальчик мой. У тебя
замечательные друзья, но знаешь, кто мне понравился больше
всех?
Мне больше всех понравилась Зиночка Коваленко. Мне
кажется, она очень хорошая девочка.
-- Правда, мам? -- расцвел Артем.
И это был самый лучший подарок, который Артем получил ко
дню своего рождения. Мама знала, что ему подарить.
Но это было уже поздно вечером, когда черная "эмка" увезла
Вику, а остальные весело пошли на трамвай. И громко пели в
пустом вагоне, а когда кому-нибудь надо было сходить, то вместо
"до свидания" уходящий почему-то кричал:
-- Физкультпривет!
И все хором отвечали:
-- Привет! Привет! Привет!
Но и это было потом, а тогда танцевали. Собственно
танцевали только Лена с Пашкой да Зиночка с Искрой. Остальные
танцевать стеснялись, а Вика сказала:
-- Я танцую или вальс, или вальс-бостон.
Чего-то не хватало -- то ли танцующих, то ли пластинок,--
от танцев вскоре отказались и стали читать стихи. Искра читала
своего любимого Багрицкого, Лена--Пушкина, Зиночка-- Светлова,
и даже Артем с напряжением припомнил какие-то четыре строчки из
хрестоматии. А Вика от своей очереди отказалась, но, когда все
закончили, достала из сумочки -- у нее была настоящая дамская
сумочка из Парижа -- тонкий потрепанный томик.
-- Я прочитаю три моих любимых стихотворения одного почти
забытого поэта.
-- Забытое -- значит, ненужное,-- попытался сострить
Жорка.
-- Ты дурак,-- сказала Вика.-- Он забыт совсем по другой
причине.
Она прошла на середину комнаты, раскрыла книжку, строго
посмотрела вокруг и негромко начала:
Дай, Джим, на счастье лапу мне,
Такую лапу не видал я сроду...
-- Это Есенин,-- сказала Искра, когда Вика замолчала.--
Это упадочнический поэт. Он воспевает кабаки, тоску и уныние.
Вика молча усмехнулась, а Зиночка всплеснула руками: это
изумительные стихи, вот и все. И-зу-ми-тель-ны-е!
Искра промолчала, поскольку стихи ей очень понравились и
спорить она не могла. И не хотела. Она точно знала, что стихи
упадочнические, потому что слышала это от мамы, но не понимала,
как могут быть упадочническими такие стихи. Между знанием и
пониманием возникал разлад, и Искра честно пыталась разобраться
в себе самой.
-- Тебе понравились стихи? -- шепнула она Сашке.
-- Ничего я в этом не смыслю, но стихи мировецкие. Знаешь,
там такие строчки... Жалко, не запомнил.
-- "Шаганэ, ты моя, Шаганэ..."--задумчиво повторила
Искра.
"Шаганэ, ты моя, Шаганэ..."--вздохнул Сашка. Вика слышала
разговор. Подошла, спросила вдруг:
-- Ты умная, Искра?
-- Не знаю,--опешила Искра.-- Во всяком случае, не дура.
-- Да, ты не дура,--улыбнулась Вика.--Я никому не даю эту
книжку, потому что она папина, но тебе дам. Только читай не
торопясь.
-- Спасибо, Вика.-- Искра тоже улыбнулась ей, кажется,
впервые в жизни.-- Верну в собственные руки.
На улице два раза рявкнул автомобильный сигнал, и Вика
стала прощаться. А Искра бережно прижимала к груди зачитанный
сборник стихов упадочнического поэта Сергея Есенина.
Глава третья
Школу построили недавно, и об открытии ее писали в
газетах. Окна были широкими, парты еще не успели изрезать, в
коридорах стояли кадки с фикусами, а на первом этаже
располагался спортзал -- редчайшая вещь по тем временам.
-- Прекрасный подарок нашей детворе,-- сказал
представитель гороно.-- Значит, так. На первом этаже -- первые
и вторые классы; на втором, соответственно, третьи и четвертые
и так далее по возрастающей. Чем старше учащийся, тем более
высокий этаж он занимает.
-- Это удивительно точно,-- подтвердила Валентина
Андроновна.-- Даже символично в прекрасном, нашем смысле этого
слова.
Валентина Андроновна преподавала литературу и временно
замещала директора. Ее массивная фигура источала строгость и
целеустремленную готовность следовать самым новейшим
распоряжениям и циркулярам.
Сделали согласно приказу, добавив по своей инициативе
дежурных на лестничных площадках со строгим уговором: никого из
учеников не пускать ни вниз, ни вверх. Школа была прослоена,
как пирог, десятиклассники никогда не видели пятиклашек, а
первогодки вообще никого не видели. Каждый этаж жил жизнью
своего возраста, но зато, правда, никто не катался на перилах.
Кроме дежурных.
Валентина Андроновна полгода исполняла обязанности, а
потом прислали нового директора. Он носил широченные галифе,
мягкие шевровые сапоги "шимми" и суконную гимнастерку с
огромными накладными карманами, был по-кавалерийски шумлив,
любил громко хохотать и чихать на всю школу.
-- Кадетский корпус,--заявил он, ознакомившись с
символической школьной структурой.
-- Распоряжение гороно,-- со значением сказала Валентина
Андроновна.
-- Жить надо не распоряжениями, а идеями. А какая наша
основная идея? Наша основная идея -- воспитать гражданина
новой, социалистической Родины. Поэтому всякие распоряжения
похерим и сделаем таким макаром.
Он немного подумал и написал первый приказ:
"1-й этаж. Первый и шестой классы.
2-й этаж. Второй, седьмой и восьмой.
3-й этаж. Третий и девятый.
4-й этаж. Четвертый, пятый и десятый.
-- Вот,--сказал он, полюбовавшись на раскладку.--Все
перемешаются, и начнется дружба. Где главные бузотеры? В
четвертом и пятом: теперь на глазах у старших, значит, те будут
приглядывать. И никаких дежурных, пусть шуруют по всем этажам.
Ребенок -- существо стихийно-вольное, и нечего зря решетки
устанавливать. Это во-первых. Во-вторых, у нас девочки растут,
а зеркало -- одно на всю школу, да и то в учительской. Завтра
же во всех девчоночьих уборных повесить хорошие зеркала.
Слышишь, Михеич? Купить и повесить.
-- Кокоток растить будем? -- ядовито улыбнулась Валентина
Андроновна.
-- Не кокоток, а женщин. Впрочем, вы не знаете, что это
такое.
Валентина Андроновна проглотила обиду, но письмо все же
написала. Куда следует. Но там на это письмо не обратили
никакого внимания, то ли приглядывались к новому директору, то
ли у этого директора были защитники посильнее. Классы
перемешали, дежурных ликвидировали, зеркала повесили, чем и
привели девочек в состояние постоянно действующего ажиотажа.
Появились новые бантики и новые челки, на переменах школа
победно ревела сотнями глоток, и директор был очень доволен.
-- Жизнь бушует!
-- Страсти преждевременно будим,-- поджимала губы
Валентина Андроновна.
-- Страсти -- это прекрасно. Хуже нет бесстрастного
человека. И поэтому надо петь!
Специальных уроков пения в школе не было из-за отсутствия
педагогов, и директор решил вопрос волюнтаристски: отдал приказ
об обязательном совместном пении три раза в неделю.
Старшеклассников звали в спортзал, директор брал в руки личный
баян и отстукивал ритм ногой.
Мы красные кавалеристы, И про нас
Был ими и к и речистые Ведут рассказ...
Эти спевки Искра очень любила. У нее не было ни голоса, ни
слуха, но она старалась громко и четко произносить слова, от
которых по спине пробегали мурашки:



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 [ 9 ] 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.