read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



- Сенатор, стремясь урезать бюджет НАСА, вы представляете себе, сколько рабочих мест потеряет наша страна? - Советник выдвинула сильный аргумент. - Притом не просто рабочих мест, а требующих самой высокой квалификации, долгих лет учебы и научной работы!
Секстон едва не рассмеялся в лицо этой женщине. Неужели это и есть самая умная голова в Вашингтоне? Ей, несомненно, предстоит еще многое узнать о демографической ситуации в стране. Профессионалы высоких технологий представляли собой крошечную долю от общей численности занятого в техносфере населения Америки, всех тех, кого называют "голубыми воротничками".
Секстон даже надулся от важности.
- Сейчас мы говорим о миллиардах экономии, Марджори. И если в конце концов кучке ученых из НАСА придется сесть в "БМВ" и отвезти свои драгоценные знания в какое-то другое место, то пусть так и случится. Я намерен твердо придерживаться своей позиции в отношении расходов НАСА.
Марджори Тенч замолчала, словно пытаясь оправиться от этого последнего тычка.
Ведущий Си-эн-эн не выдержал.
- Мисс Тенч, ваша реакция, - подсказал он. Помолчав, дама откашлялась и заговорила:
- Наверное, я просто слишком удивилась, услышав, что мистер Секстон намерен так твердо противопоставить себя НАСА.
Секстон прищурился. "Хорошо, милая, хорошо!"
- Я вовсе не против НАСА и не согласен с подобным обвинением. Я лишь утверждаю, что бюджет агентства показателен как пример бездумных, ненужных затрат, которые поддерживает нынешний президент. НАСА заявило, что может построить корабль многоразового использования стоимостью в пять миллиардов долларов. На самом деле он обошелся в двенадцать миллиардов. Потом они говорят, что могут построить космическую станцию за восемь миллиардов. Сейчас в нее уже вложено сто миллиардов.
- Америка потому и лидирует, - возразила советник, - что мы не боимся ставить перед собой значительные цели и достигать их даже в сложных обстоятельствах.
- Эта риторика в духе национальной гордости вовсе на меня не действует, мисс Тенч. За последние два года НАСАуже в три раза превысило свой бюджет. А потом, поджав хвост, приползло к президенту, чтобы выпросить дополнительные суммы... Если вы хотите говорить о национальной гордости, то лучше подумайте о хороших, оснащенных всем необходимым школах. Вспомните об охране здоровья нашего населения. О тех умненьких детках, которые подрастают в стране равных возможностей. Вот на что должна опираться национальная гордость!
Тенч взглянула на оппонента с вызовом:
- А могу я задать вам прямой вопрос, сенатор? Секстон ничего не ответил. Он просто ждал продолжения. Она заговорила медленно, словно смакуя каждое слово:
- Так вот, сенатор, если бы я сказала вам, что мы не в состоянии исследовать космическое пространство, затрачивая меньшие средства, чем те, которые НАСА получает сейчас, вы бы полностью отказались от космического агентства?
Вопрос прозвучал так, словно на глазах всей страны на колени сенатору положили огромный булыжник. Может быть, Тенч не так уж и глупа? Она усыпила бдительность оппонента и тут же поставила перед ним прямой, требующий однозначного - да или нет - ответа вопрос. Настал миг раз и навсегда определить свою позицию по этой важнейшей проблеме.
Секстон инстинктивно попытался отступить:
- Не сомневаюсь, что при должном руководстве НАСА окажется в состоянии продолжать свои исследования со значительно меньшими затратами, чем те, которые имеют место сейчас...
- Сенатор Секстон, ответьте, пожалуйста, на вопрос. Исследование космоса - дело опасное и дорогое. Очень похоже на строительство пассажирского самолета. Надо или делать его как следует, или же не делать вовсе. Риск слишком велик. Мой вопрос все-таки остается: если вы станете президентом и окажетесь перед необходимостью принять решение: продолжать финансировать НАСА на нынешнем уровне или же полностью отменить космическую программу, что вы тогда предпочтете?
Черт! Секстон сквозь стекло взглянул на Гэбриэл. Выражение лица ассистентки говорило о том, что сенатор и так уже понял. Его приперли к стенке. Необходимо отвечать прямо, а не юлить. Выхода нет. Секстон решительно поднял голову:
- Да. В таком случае я перевел бы средства НАСА в образовательную систему. Именно такое решение я бы принял. Космосу я предпочел бы наших детей.
На лице Марджори Тенч появилось выражение шокированности.
- Я поражена. Может быть, я ослышалась? Став президентом, вы собираетесь направить свои усилия на уничтожение космических исследований в нашей стране?
Секстон чувствовал, что закипает. Он попытался возразить, но советник продолжала гнуть свое:
- Итак, вы хотите сказать, сенатор, здесь, в прямом эфире, что готовы запросто разделаться с тем самым агентством, которое послало человека на Луну?
- Я пытаюсь доказать, что вся эта космическая возня и мировое соперничество устарели и никому не нужны! Времена изменились. НАСА уже не играет определяющей роли в жизни рядовых американцев, тем не менее мы продолжаем финансировать его, как будто ничего не произошло.
- Значит, вы не считаете, что в космосе заключено наше будущее?
- Разумеется, космос - это будущее, однако НАСА - истинный динозавр! Пусть изучением космического пространства занимается частный сектор. Американские налогоплательщики вовсе не должны опустошать свои кошельки всякий раз, когда какой-нибудь вашингтонский инженер захочет сделать фотографию Юпитера стоимостью в миллиард долларов. Американцы устали от необходимости продавать будущее собственных детей, чтобы кормить ненасытное обезумевшее агентство, которое так мало дает взамен!
Тенч театрально вздохнула:
- Так мало дает взамен? Но ведь за исключением отдельных программ, в частности, проекта поиска внеземных цивилизаций, НАСА обычно получает огромные дивиденды на вложенные средства.
Секстон поразился тому, что Тенч признала безуспешность отдельных программ. Какая оплошность! Ну, спасибо ей, что напомнила. Этот проект в свое время оказался самой страшной финансовой ямой, в которую провалилось НАСА. И хотя в настоящее время ученые пытались как-то реанимировать программу, изменив название и грубо перетасовав некоторые ее задачи, все равно она оставалась той же самой неудачной игрой.
- Марджори, - Секстон решил, что просто грех упустить представившуюся возможность, - я буду говорить об этом проекте лишь потому, что вы сами упомянули его.
Странно, но, казалось, Тенч с удовольствием услышала эти слова.
Секстон откашлялся.
- Многие люди и не подозревают, что НАСА занимается поисками внеземных цивилизаций на протяжении вот уже почти тридцати пяти лет. Причем эта охота за сокровищами дорого стоит: системы спутниковых антенн, мощные передатчики, миллионы долларов на зарплату ученым, которые сидят в темных комнатах, упорно прослушивая пустые пленки. Но все это лишь трата денег.
- И вы считаете, что во всем этом нет абсолютно ничего?
- Я считаю, что если правительство за тридцать пять лет истратило сорок пять миллиардов долларов и не получило ни единого положительного результата, то проект должен был быть уничтожен еще давным-давно. - Секстон сделал паузу, чтобы смысл утверждения дошел до всех и каждого. - После тридцати пяти лет безуспешных попыток нам вряд ли уже удастся обнаружить жизнь где-нибудь за пределами Земли.
- Ну а если вы все-таки ошибаетесь? Секстон закатил глаза.
- О, ради Бога, мисс Тенч! - раздосадованно воскликнул он. - Если я вдруг окажусь не прав, то готов съесть собственную шляпу.
- Я постараюсь запомнить ваши слова, сенатор. - Марджори Тенч впервые за все время дискуссии улыбнулась. - И думаю, что и все остальные тоже запомнят.

* * *

На расстоянии шести миль от студии, в Овальном кабинете, президент Зак Харни выключил телевизор и налил себе виски. Как и обещала Марджори, сенатор Секстон клюнул; ну а дальше все просто - крючок, леска, ведерко...

ГЛАВА 24

Майкл Толланд и сам чувствовал, как неудержимо сияет - такое впечатление производил на него вид потрясенной Рейчел Секстон, застывшей с куском метеорита в руке. Красивое лицо этой умной и привлекательной женщины сейчас словно окуталось дымкой изумления. На нем появилось выражение недоверчивого восторга: маленькая девочка впервые в жизни увидела Санта-Клауса.
Майклу хотелось рассказать, как он понимает ее чувства, ее полную растерянность.
Всего двое суток назад Толланд испытал аналогичное потрясение. Он тоже долго молчал, не в силах найти подходящие слова. И даже сейчас еще научные и философские последствия этого открытия обескураживали его, заставляя заново обдумывать все, что он знал о природе.
Перечень океанографических открытий самого Толланда включал несколько ранее неизвестных глубоководных видов. Но этот "космический жук" представлял собой совершенно иной уровень научного прорыва. Несмотря на упорное стремление Голливуда изображать инопланетян в виде маленьких зеленых человечков, и астробиологи, и популяризаторы науки сошлись во мнении, что если жизнь вне Земли будет когда-нибудь обнаружена, то ее представителями окажутся именно жуки. В пользу этой теории свидетельствовали разнообразие видов и способность к адаптации наземных насекомых.
Насекомые принадлежат к классу существ с внешним скелетом и членистыми ногами. В мире насчитывается примерно миллион двести пятьдесят тысяч видов, около пятисот тысяч из которых все еще ожидают соответствующей классификации.
Они составляют девяносто пять процентов всех земных видов вообще и сорок процентов биомассы планеты.
Но еще большее впечатление, чем изобилие насекомых, производит их многообразие и адаптивность. От антарктического ледового жука до солнечного скорпиона, обитающего в Долине Смерти, все они прекрасно переносят невероятные температуры, засуху и давление. Они даже научились приспосабливаться к самой смертоносной из всех известных на Земле сил - к радиации. После ядерных испытаний 1945 года военные надевали защитные скафандры и изучали последствия взрыва, при этом обнаруживая, что и тараканы, и муравьи чувствуют себя прекрасно, так, словно ничего не произошло. Астрономы пришли к выводу, что членистоногие, имеющие защитный панцирь, - чрезвычайно подходящие кандидаты на заселение бесчисленных радиоактивных планет, где ничто иное просто не имеет возможности выжить.
Толланд не мог не согласиться с астрономами. Действительно, жизнь вне Земли должна существовать в форме жуков.
У Рейчел подкашивались ноги.
- Я... я не могу поверить, - пролепетала она, не выпуская из рук кусок метеорита. - Никогда не думала...
- Не спешите. Должно пройти некоторое время, прежде чем потрясение уляжется, - улыбаясь, посоветовал Толланд. - Мне лично потребовались сутки, чтобы почувствовать, что снова твердо стою на ногах.
- Вижу, у нас новенькие, - вступил в разговор подошедший человек азиатской внешности и нехарактерного для людей его расы высокого роста.
Увидев его, и Корки, и Майкл моментально сникли. Волшебный миг исчез бесследно.
- Доктор Уэйли Мин, - представился незнакомец, - главный палеонтолог проекта.
Главный палеонтолог держался прямо и гордо, с церемонностью аристократа эпохи Возрождения. Он, очевидно, имел привычку поглаживать свой галстук-бабочку. Под длинным, до колен, жакетом из верблюжьей шерсти тот выглядел совершенно неуместно. Впрочем, Уэйли Мин явно старался не позволить таким мелким обстоятельствам повредить его безукоризненно аристократическому облику.
- Меня зовут Рейчел Секстон.
Пожимая гладкую мягкую ладонь Мина, Рейчел почувствовала, что дрожь в руке еще не унялась. Мин, конечно, был еще одним из независимых специалистов, которых собрал здесь президент.
- Я к вашим услугам, мисс Секстон, - рассыпался в любезностях палеонтолог, - готов рассказать об этих окаменелостях все, что угодно... все, что захотите узнать.
- А кроме того, еще и массу всего, чего не захотите, - проворчал Корки.
Мин снова погладил галстук-бабочку.
- Моя специализация в палеонтологии - исчезнувшие виды членистоногих. Конечно, самой впечатляющей характеристикой этих организмов является...
- Является то, что они прилетели с другой планеты, - вставил Корки.
Мин зло взглянул на встревающего в разговор товарища и откашлялся.
- Так вот, самой впечатляющей характеристикой этого организма является то, что он совершенно точно вписывается в систему земной таксономии и классификации.
Рейчел подняла взгляд на ученого. Неужели им удастся классифицировать эту штуку?
- Вы имеете в виду вид, тип и все такое?
- Именно, - подтвердил Мин. - Найденный в земных условиях, этот образец был бы отнесен к классу равноногих и попал бы в одну семью с двумя тысячами разнообразных типов вшей.
- Вшей? - не поверила ушам Рейчел. - Но ведь он же огромный!
- Таксономия не принимает в расчет размер животного. Домашние кошки и тигры - близкие родственники. Образцы классифицируются согласно их физиологии. А с этой точки зрения наш образец, несомненно, относится к отряду вшей: смотрите, он имеет плоское тело, семь пар ног и репродуктивную сумку, то есть совершенно идентичен лесным вшам, навозным жукам и подобным близким родственникам. Другие же окаменелости ясно отображают более специализированную...
- Другие окаменелости?
Мин многозначительно посмотрел на Корки и Толланда:
- Она что, не знает?
Толланд покачал головой. Глаза Мина загорелись.
- Мисс Секстон, оказывается, вы еще многого не слышали.
- Есть и другие отпечатки, - вступил в разговор Мэрлинсон, стараясь отобрать пальму первенства у Мина, - причем очень много.
Корки достал из ящика большой конверт, а из него сложенную в несколько раз распечатку рентгеновского снимка. Положил ее на стол перед Рейчел.
- Просверлив отверстия, мы погрузили в метеорит рентгеновскую камеру. Вот графическое изображение поперечного сечения.
Рейчел внимательно посмотрела на лежащую перед ней распечатку. Пришлось тут же сесть, чтобы не упасть. Срез метеорита оказался буквально напичкан отпечатками.
- Палеонтологические свидетельства обычно встречаются в значительной концентрации, - заметил Мин. - Это объясняется тем, что зачастую грязевые потоки, сели и другие стихийные явления захватывают целые скопления организмов - гнезда или даже сообщества.
Корки ухмыльнулся:
- Нам кажется, коллекция, заключенная в метеорите, представляет собой гнездо. - Он показал на отпечаток одного, очень крупного, жука: - Вот матка.
Рейчел присмотрелась и буквально раскрыла рот от изумления. Жук имел в длину около двух футов.
- Немаленькая вошка, правда? - довольным тоном поинтересовался Мэрлинсон.
Рейчел молча кивнула: дара речи она давно лишилась. Она живо представила себе, как по неведомой далекой планете бродят вши размером с рождественский пирог.
- На нашей планете, - заметил Мин, - жуки остаются сравнительно небольшими, поскольку им не дает расти сила притяжения. Они не могут вырасти больше, чем им позволяет их внешний скелет. Однако вполне можно представить, что на планете с меньшей гравитацией насекомые способны достичь куда больших размеров.
- Вообразите только, что вас кусают комарики величиной с кондоров, - пошутил Мэрлинсон, забирая из руки Рейчел камень с отпечатком, который она все еще крепко сжимала, и опуская его себе в карман.
Мин не оставил без внимания его движение.
- Ты бы не прикарманивал образцы! - полушутя-полусерьезно сказал он.
- Успокойся! У нас этого добра еще целых восемь тонн, - беззлобно огрызнулся астрофизик.
Аналитический ум Рейчел жадно переваривал полученную информацию.
- Каким же образом жизнь из глубокого космоса может в столь значительной степени походить на земную? Я имею в виду ваши слова о том, что эти жуки соответствуют нашей земной классификации.
- Полностью соответствуют, - подтвердил Корки. - Хотите верьте, хотите нет, но многие астрономы предрекали, что внеземная жизнь окажется очень похожей на жизнь на Земле.
- Почему же? - настаивала Рейчел. - Как такое может случиться? Эти образцы жили в совершенно ином окружении.
Широко улыбаясь, Мэрлинсон произнес одно-единственное мудреное слово:
- Панспермия.
- Простите?
- Теория панспермии утверждает, что жизнь на Земле была посеяна из космоса.
Рейчел поднялась:
- По-моему, я что-то... Мэрлинсон повернулся к Толланду:
- Майк, давай! Ты же у нас главный специалист по первобытному океану.
Толланд, казалось, был счастлив завладеть инициативой.
- Когда-то жизни на Земле не было, Рейчел. А потом внезапно, буквально в момент, за одну ночь, она появилась. Многие биологи считают, что подобный взрыв оказался результатом идеального сочетания элементов в первобытных морях. Однако нам так и не удалось воспроизвести эту ситуацию в лабораторных условиях, а потому богословы ухватились за наш провал как за доказательство существования высших сил, божественного провидения. Они утверждали, что жизнь не могла существовать, пока Бог не дотронулся до первобытного океана и не насытил его жизнью.
- Но мы, астрономы, - провозгласил Корки, - предложили иное объяснение внезапному взрыву жизни на Земле.
- Панспермия, - повторила Рейчел, теперь уже понимая, о чем идет речь.
Она и раньше слышала о теории панспермии, хотя не имела понятия, в чем ее смысл. Теперь выходит, что жизнь - это следствие падения метеорита в первобытный океан, в результате чего на Земле появились первые микроорганизмы.
- Они проникли к нам, - добавил Корки, - и начали развиваться.
- И если это соответствует действительности, - вставила Рейчел, - то формы, которые существовали до появления жизни на Земле и вне нее, должны быть идентичными земным.
- Именно так, - похвалил ученицу астрофизик. Панспермия, мысленно повторила Рейчел, все еще с трудом представляя себе эту картину.
- Значит, эти окаменелости подтверждают не только то, что жизнь существует где-то еще во Вселенной, но они практически доказывают панспермию... то есть теорию о том, что жизнь была занесена к нам откуда-то извне.
- И снова верно! - Корки энергично кивнул. - Говоря по правде, мы все вполне можем оказаться инопланетянами.
Он приставил руки к голове в виде двух антенн, скосил к переносице глаза и высунул язык, изображая пришельца из космоса.
Толланд посмотрел на Рейчел и широко, словно перед телевизионной камерой, улыбнулся:
- Ну а этот парень представляет собой вершину нашей эволюции.

ГЛАВА 25

Рейчел Секстон медленно шла по хабисфере рядом с Майклом Толландом. Мэрлинсон и Мин отстали на пару шагов. В голове у агента НРУ царил туман, окутавший мысли дымкой неопределенности.
- С вами все в порядке? - участливо поинтересовался Толланд.
Рейчел взглянула на него и слабо улыбнулась:
- Да, спасибо. Просто... так много всего.
Она вернулась мыслями к печально знаменитому открытию НАСА 1996 года, носящему кодовое название ALH84001, - оно представляло собой метеорит с Марса, который, как считало космическое агентство, содержал окаменелые следы бактерий. Однако всего через несколько недель после триумфальной пресс-конференции, устроенной руководителями НАСА, несколько независимых ученых выступили с убедительным опровержением. Они доказали, что "следы жизни", обнаруженные в камне, на самом деле были не более чем результатом земного загрязнения. Доверие к компетентности НАСА оказалось подорвано. Газета "Нью-Йорк таймс" немедленно воспользовалась этим, обвинив агентство в обнародовании "не всегда проверенных данных".
В том же самом издании, которое напечатало опровержение ученых, палеобиолог Стивен Джей Гулд обобщил проблему ALH84001, указав на тот факт, что аргументы НАСА носили скорее полемический и логический характер и не были "истинными", как, например, не вызывающие сомнения кость или раковина.
Но теперь не оставалось ни малейшего сомнения, что НАСА удалось наконец обнаружить самые надежные доказательства. Ни один, даже самый скептически настроенный, ученый не мог выступить с опровержением этих свидетельств. НАСА уже не раздувало какие-то непонятные и туманные домыслы, не пыталось строить аргументацию на основе увеличенных фотографий якобы обнаруженных микроскопических бактерий. Агентство предоставляло самые настоящие образцы метеорита, в которых невооруженным глазом можно разглядеть отпечатки биологических организмов. Надо же! Равноногая вошь! Ни много ни мало!
Рейчел усмехнулась: подростком она обожала песню Дэвида Боуи, в которой речь шла о "пауках с Марса". Разве можно было предугадать, насколько прозорливым окажется этот странноватый рок-кумир? Он словно предсказал великий момент астрофизики.
Рейчел шагала, напевая про себя строчки из песни. С ней поравнялся Корки Мэрлинсон:
- Ну как, Майк уже успел похвастаться насчет своего документального сериала?
- Нет еще, - созналась Рейчел, - но я с удовольствием послушала бы.
Корки похлопал Толланда по плечу:
- Вперед, мой мальчик! Расскажи красивой девушке, почему в этот важнейший для истории науки момент президенту понадобилась именно такая подводная телезвезда, как ты!
Толланд застонал:
- Корки, может, не стоит?
- Ну хорошо, тогда объясню я, - согласился тот, втискиваясь между Рейчел и Майком. - Как вы, возможно, знаете, мисс Секстон, сегодня вечером президент устраивает пресс-конференцию, чтобы поведать всему миру о метеорите. А поскольку значительная часть человечества состоит из недоумков, то господин президент и попросил Майка встать рядом и все популярно разъяснить.
- О, спасибо тебе, Корки, - не выдержал Толланд, - очень мило с твоей стороны. - Он посмотрел на Рейчел: - На самом деле Корки хочет сказать, что, поскольку вопрос заключает в себе массу научных подробностей, президент вполне справедливо решил, что небольшой документальный сериал о метеорите - всего несколько коротких выпусков - поможет сделать информацию более доступной для населения Америки. К сожалению, далеко не все наши сограждане успели получить ученую степень по астрофизике.
- Вы, конечно, еще не в курсе, - снова принялся ехидничать Мэрлинсон, - а я вот недавно узнал, что президент нашей страны - страстный поклонник программы "Удивительные моря". - Шутливо сокрушаясь, он покачал головой. - Зак Харни, главный человек свободного мира, заставляет секретаршу записывать серии на видеомагнитофон, а потом расслабляется после напряженного трудового дня.
Толланд пожал плечами:
- Что я могу на это сказать? Только то, что господин президент обладает хорошим вкусом.
Рейчел начала понимать, насколько интересен и хитроумен план президента. Политика базируется на игре средств массовой информации, и Рейчел уже могла себе представить тот интерес и доверительность, которые обеспечит пресс-конференции появление на телеэкране всеми любимого ведущего Майкла Толланда. Для нанесения своего главного, мощного удара Зак Харни точно и безошибочно выбрал подходящих людей. Скептики окажутся в трудном положении. Как они смогут оспорить слова президента, если их подтверждают несколько наиболее уважаемых в стране ученых и самый любимый телеведущий?
Мэрлинсон пояснил:
- Майк уже снял фильм для всех нас, гражданских, равно как и большинство специалистов НАСА. И ставлю на кон свою Национальную медаль: готов спорить, что следующая в его списке - вы.
Рейчел обернулась к нему:
- Я? О чем вы говорите? Для этого нет никаких оснований, я не могу этого делать хотя бы по роду своей работы.
- Тогда зачем же президент вас сюда прислал?
- А вот этого он мне еще не объяснил. На губах Мэрлинсона расцвела улыбка.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 [ 9 ] 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.