read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



чудовищной абракадабры будет дано в следующую субботу. Объяснение
действительно появляется, но его сопровождает орешек еще покрепче. Птичья
клетка, заходящее солнце (очень непохожее), словечко "чик", колыбель и
какое-то четвероногое, которому сам Бюффон * не смог бы подобрать название.
Ребусы оказались мне не по зубам, и за всю свою жизнь я решил лишь один - но
об этом ниже. Не давались мне и шарады в стихах (с кое-какими натяжками) -
вроде: мое первое - боа-констриктор, мое второе - римский ликтор, третье -
некий муж в очках, а все вместе - ходит на цыпочках. Перед такими творениями
я сразу пасовал.
Помню, как-то в мои руки попал журнал, где был ребус, выполненный
гораздо лучше, чем те, к которым я привык, и чрезвычайно меня
заинтриговавший. Во-первых, были нарисованы брови, а над ними обрамленный
кудрями лоб, затем следовала фигура древнего старца с развевающимися седыми
волосами и бородой; следующим изображением была корона, потом шла буква "т",
и все это замыкала банка, в которой помещались зачеркнутое "а" под буквой
"о" и зачеркнутое "е" рядом с "я". Этот ребус не давал мне ни минуты покоя!
Я увидел его в библиотеке приморского городка, где проводил каникулы, а
когда вышел следующий номер, я уже вернулся в школу. Журнал, поместивший сию
примечательную головоломку, был очень дорог, совершенно мне не по средствам,
и у меня не было никакой надежды узнать разгадку. Решившись во что бы то ни
стало найти ответ и боясь, что какой-нибудь рисунок ускользнет из моей
памяти, я записал их все по порядку. И тлт меня осенило: Чело - Век - Венец
- Т - Воренья. Да, но верно ли я отгадал? Одержал ли я победу или потерпел
неудачу? Это меня так мучило, что в конце концов я осмелился написать
редактору журнала, напечатавшего этот ребус, умоляя его сжалиться надо мной
и разрешить мои сомнения. Мое послание осталось без ответа. Возможно, он был
помещен в разделе "Ответы на письма читателей" - но в таком случае, чтобы с
ним ознакомиться, мне пришлось бы купить журнал.
Я упоминаю об этих подробностях потому, что они имеют отношение - и
весьма значительное - к случаю, который, не будучи сам по себе особенно
важен, оказал тем не менее сильное влияние на всю мою последующую жизнь. А
именно, в один прекрасный день пишущий эти строки сочинил свою собственную
головоломку - точнее говоря, каламбур. Сочинялся этот каламбур с большим
трудом и при помощи грифельной доски; я то и дело стирал слова в поисках
более точного выражения, но в конце концов добился своего. "Почему, - гласил
окончательный исправленный вариант, - пудинг, который в этой школе подается
перед жарким, напоминает ледник? Потому что он сберегает мясо!"
Весьма недурная для начала штучка. Идея вполне соответствует возрасту
автора. Каламбур основан на чисто детской обиде. И к тому же обладает
определенной археологической ценностью благодаря скрытому в нем намеку на
исчезнувший ныне обычай давать ученикам перед жарким пудинг, дабы испортить
им аппетит (а заодно и здоровье).
Хотя загадка моя была начертана на грязной и хрупкой доске отнюдь не
вечным грифелем, она продолжала жить. Ее повторяли. Она пользовалась
огромным успехом. Вся школа твердила ее, и, наконец, она достигла ушей
директора. Этот лишенный воображения человек нисколько не ценил изящные
искусства. Я был вытребован к нему и спрошен, действительно ли я автор этого
произведения искусства; я ответил утвердительно и тут же получил увесистую и
довольно болезненную оплеуху, которая сопровождалась приказанием немедленно
написать две тысячи раз изречение "сатира до добра не доводит" на той же
самой грифельной доске, которой я пользовался при создании моего каламбура.
Несмотря на эту деспотическую выходку тупого и бесчувственного Зверя,
который всегда обращался со мной так, словно от меня было мало проку (а ведь
я знал, что дело обстоит как раз наоборот), мое благоговение перед великими
умами, стяжавшими себе славу в области, о которой я говорю, росло вместе со
мной и вместе со мной обретало новые силы. Подумайте, какую радость, какое
блаженство дарят каламбуры людям, наделенным истинным здравым смыслом!
Подумайте, какая безобидная гордость преисполняет человека, предлагающего
такую загадку вниманию общества, в котором она никому не известна! Лишь он
один знает ответ. О, сколь завидно его положение! Все ждут его слова. На
устах его играет безмятежная улыбка. Все они - в его власти. Он счастлив - и
счастье его никому не приносит горя.
Но кто же сочиняет каламбуры?
Я!
Неужели я готов открыть великую тайну? Неужели я готов посвятить в нее
непосвященных? Неужели я готов открыть свету, как это делается?
Да. Готов.
Делается это главным образом с помощью словаря; однако использование
подобных справочников в качестве пособия для создания каламбура настолько
затруднительно, настолько истощает умственную энергию, что вначале вы не
выдерживаете более пятнадцати минут подряд. Это ужасающая работа. Во-первых,
вы приводите себя в состояние боевой готовности - для чего бывает полезно
несколько раз взъерошить волосы, - затем достаете словарь, выбираете
какую-либо букву и начинаете просматривать столбец за столбцом, задерживаясь
на каждом слове, в котором есть хоть какая-то зацепка - отступаете от него,
как художник отступает от холста, чтобы обозреть общий эффект, крутите и
выворачиваете его по-всякому, а затем, если из него не удается ничего
выжать, переходите к следующему. Особое внимание вы обращаете на
существительные, ибо из всех частей речи они дают наилучшие результаты; ну,
а если вам ничего не удастся извлечь из омонимов, значит, вы совершенно не в
ударе или вообще рождены под несчастливой звездой.
Предположим, вы приступаете к изготовлению дневной порции каламбуров и
от успешного завершения ваших трудов зависит, будете ли вы сегодня обедать.
Вы берете словарь и открываете его наугад. Он открывается, скажем, на букве
"Н", и вы приступаете к работе.
Ведя пальцем по столбцу, вы несколько раз останавливаетесь.
Естественно, что слово "набоб" привлекает ваше внимание. Оно звучит
многообещающе. Набоб... на - Боб. Если у джентльмена есть сын Роберт,
находящийся еще в нежных летах, почему, предлагая ему лакомство, он назовет
его восточным богачом... Нет, не годится. Идем дальше. "Намерение" -
"намерен" - "Нам Эрин"... - Это уже что-то злободневное, связанное с
Ирландией *. Почему ирландские мятежники останутся в дураках? Потому что
каждый из них отдать намерен... Невозможно! Но трудно расстаться с такой
темой, и вы пробуете еще раз. Ирландия - это фении *. Фений... фениям...
Может быть, поможет феникс? Нет, как ни жаль, опять ничего не получается!
Приуныв, вы все же упорно изучаете столбец за столбцом, пока не
доходите до выражения "на часах". На часах... стоять на часах. Почему
гвардеец, стоящий в карауле, похож на стеклянный колпак? Потому что он стоит
на часах. Пожалуй, годится. Не первый сорт, но сойдет. Составление
каламбуров очень похоже на рыбную ловлю. Иной раз на удочку попадается
маленькая форель, а иной раз и большая. Эта форель - маленькая, но тем не
менее она отправится в ведро. Теперь вы начинаете чувствовать себя бодрее.
Добираетесь до "негуса" и снова останавливаетесь. Не-гус... не Гус. Сложный
каламбур, высшей марки. Почему... нет... если благовоспитанная немецкая
девица услышит, что ее кузена Августа обвиняют в проступке, которого он не
совершал, какой приятный напиток упомянет она, выступив на его защиту? Не
Гус! В ведро!
Удача, как и беда, никогда не приходит одна. Еще один сложный каламбур
того же типа. Незабудка! Когда цепная собака бывает похожа на цветок? Когда
она бывает не за будкой. И его туда же!
Истощив "Н", вы переводите дух. Затем, снова собравшись с силами, опять
хватаете словарь и открываете его на новом месте. Теперь перед вами страница
слов на "Л". Вы с надеждой задерживаетесь у слова "лук". Оно имеет два
смысла и может пойти в дело. И пойдет в дело! Это случай особого рода. Можно
построить каламбур по обычному рецепту. Для этого не требуется гениальности.
Слово имеет два смысла; оба будут использованы: чисто механический процесс.
Почему огородник похож на дикаря? Потому что он добывает себе пропитание с
помощью лука. Сделано по надежному рецепту, законченно, безупречно - и
все-таки пресно. После столь неблагоприятного начала вы спешите перейти на
"О". И вот в рассеянье вы натыкаетесь на слово "опадать" и глядите на него с
упорством слабоумного. Вдруг вас осеняет: опадать - опасть - опал. Опал? Это
Уже кое-что. Почему сухой лист похож на драгоценный камень? Потому что он
опал. Вы снова раскрываете словарь и теперь возлагаете свои надежды на букву
"В". Столбцы слов на "В" скоро приводят вас к "варенью". Почему сваренное
про запас варенье похоже на деньги? Потому что мы храним его в банке. Еще?..
Пожалуй... Почему раскапризничавшийся ребенок, которого маменька успокоила с
помощью блюдечка варенья, годится для альманаха? Потому что он - стих от
варенья (стихотворенье).
Однако далеко не всегда удается извлечь из словаря такую обильную
добычу. Труд каламбуриста тяжек, он высасывает все силы и к тому же от него
не бывает передышки. Проходит какой-то срок, и вы уже не можете отделаться
от профессиональных привычек даже в часы досуга. Нет, хуже того! Вам даже
начинает казаться, что вы обязаны ни на секунду не ослаблять внимания, а то
какая-нибудь редкостная находка может проскользнуть незамеченной! Вот почему
занятие этим родом изящной словесности столь утомительно. Сидишь ли ты в
театре, берешь ли в руки газету, наслаждаешься ли увлекательным романом в
уютном уголке - профессиональные привычки не покидают тебя ни на миг. Диалог
на сцене, фраза из книги могут подсказать что-нибудь удачное, и долг
повелевает тебе всегда быть начеку. Отвратительное и тираническое призвание!
Постоянное сочинение каламбуров избавит вас от лишнего жирка куда быстрее,
чем ежедневные утренние пробежки в одеяле вверх по крутому склону или
регулярное посещение турецких бань.
А что приходится испытывать творцу этих образчиков изящной словесности,
когда приходит время сбывать готовые изделия! Для них существует публичный
рынок, и - говоря между нами - также и частный. Публичный спрос на товар,
поставлять который обществу так долго было моим жребием, весьма невелик, и -
увы! - должен признаться, берут его не слишком-то охотно. Журналы,
еженедельно печатающие головоломки и ребусы, немногочисленны, а собственники
их не питают особого почтения к этому оригинальному литературному жанру.
Головоломка или ребус может месяцами валяться в редакции, а печатают их,



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 [ 9 ] 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.