read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



кукурузе. Мы просто пошли не в ту сторону. Я хорошо помню, что, когда мы
шли, солнце было нам в спину. Пошли назад.
Сперва Ява недоверчиво смотрел на меня. Но я говорил, наверное, так
убежд"нно, что он поднялся.
- Кто его знает, может, и правда. Пошли. И мы поплелись.
Ох, как тяжело было идти! Батюшки, как тяжело было идти! Мы не
чувствовали ног под собою. Мы просто механически переставляли их, как
ходули. И зачем это мы ползали на коленях!
Трудно было сказать, сколько мы шли: полчаса, час или два, - и сколько мы
прошли: километр, два или десять. Но я, наконец, не выдержал.
- Ява, - говорю, - я больше не могу! Я сейчас упаду. Давай отдохн"м.
Мы снова легли на землю.
Долго мы лежали.
Было тихо. Только ж"сткие кукурузные листья шуршали над нами.
Где-то далеко прокричал перепел, и опять стало тихо.
Даже кузнечиков не слышно.
- А что, если мы совсем не выберемся отсюда? - тихо сказал Ява. - Никто
же не знает, куда мы пошли. И нас не найдут. И мы погибнем. И через две
недели комбайн вместе с кукурузой собер"т наши косточки.
- Надо было, - говорю, - хоть пообедать. Вс"-таки дольше бы продержались.
А так к утру и поумираем.
При воспоминании об обеде мне так захотелось есть, что я чуть не
заплакал.
- У нас сегодня на обед борщ и вареники с мясом, - грустно сказал Ява.
- А у нас суп с галушками и жареная курица, - сказал я, еле сдерживая
слезы.
Нет, больше терпеть я не мог.
- Ява, - говорю, - давай людей звать. Давай людей звать, Ява. Но Ява был
более мужественным, чем я.
- Ты что, - говорит, - чтоб смеялись! Здоровые ребята средь бела дня в
колхозной кукурузе караул кричат.
- Пускай, - говорю, - лишь бы было кому смеяться.
- Нет, - говорит Ява, - если уж так, давай лучше петь.
- Ну что ж, - говорю, - давай петь.
И мы затянули первое, что в голову пришло. И первой почему-то пришла нам
в голову песня из мультфильма.
- "В траве сидел кузнечик..." - жалобно-жалобно выводил Ява.
- "В траве сидел кузнечик..." - ещ" жалобнее подтягивал я.
Долго мы пели. Песни, которые знали, почти все пропели. Особенно
почему-то хорошо пелись те, которые начинались на "ой". "Ой, в поле могила",
"Ой, я несчастный", "Ой, не свети, мисяченьку", "Ой, не шуми, луже", "Ой,
одна я, одна", "Ой, в поле жито"...
Это "ой" мы рявкали так, будто нас кто-то в бок пинал. Хорошо пошла у нас
также песня "Раскинулось море широко". Особенно получался куплет "Напрасно
старушка жд"т сына домой". Трижды пели мы эту песню, и трижды, когда
доходило до этого "напрасно", у меня начинало щемить в горле. Наконец мы
совсем охрипли и прекратили пение. Мы лежали, обессиленные от голода и от
песен, печальные от безнад"жных мыслей.
Я почему-то засунул руку в карман и вдруг нащупал там что-то тв"рдое.
Вытянул и даже ахнул: да это же конфета, которую я ещ" вчера забыл съесть!
Да к тому же мятная! Это же и пить меньше хотеться будет.
- Ява, - хриплю, - смотри! Ява глянул и вздохнул:
- Одна?
- Одна.
Конфета слежалась в кармане, растаяла, об"ртка прилипла так, что и зубами
не отдер"шь. В хорошие времена я бы е", наверное, просто выбросил. Но теперь
это была такая ценность, что ой-"й-"й!
Я осторожно раскусил конфету пополам. Но неудачно: одна половинка вышла
больше, вторая - меньше. А ещ" кусать - только раскрошишь.
Я вздохнул и протянул Яве большую.
- Чего это? Давай мне ту.
- Нет, - говорю, - бери. Ты больше есть хочешь.
- Почему?
- Потому что, - говорю, - я хорошо позавтракал: яичницу ел, и колбасу, и
молоко пил.
- А я! Я картошки целую тарелку, и мяса, и салат из огурцов и помидоров.
Значит, ты голоднее, а не я. Бери.
- Нет. Я ещ" съел пирог с яблоками вот такой и варенья блюдце. Бери ты.
- А я два пирога, и целый кувшин молока, и стакан сметаны, и творога
полтарелки, и...
- А я ещ" блинчики, и груши-гнилушки, и...
Наши завтраки вс" увеличивались и увеличивались. Состязание в
благородстве кончилось тем, что Ява с большей половины очень ловко откусил
маленький кусочек, и таким образом порции сравнялись.
Мы старались сосать конфету как можно дольше, но через несколько минут во
рту даже вкуса не осталось. Есть захотелось ещ" сильнее. И есть и пить.
Особенно пить.
Вскоре о голоде мы даже забыли. Нить, только пить!
Лишь теперь почувствовали мы себя по-настоящему несчастными. Еле шевелили
мы пересохшими губами.
Солнце начинало садиться, приближался вечер.
Впереди была ночь. Дожив"м ли мы до утра?
- Прости меня, Павлуша, если что не так было, - неожиданно очень тихим и
проникновенным голосом сказал Ява. И я понял, что это он прощается со мной.
- И ты прости, дорогой Ява, - сдавленно прохрипел я.
Вс" расплылось у меня перед глазами от мысли о том, как глупо гибнут наши
молодые, цветущие жизни. Мы отвернулись друг от друга и зашмыгали носами,
роняя на пыльную землю горючие слезы в ожидании последнего часа. У меня
занемела левая нога (должно быть, оттого, что я неудобно лежал). "О, уже
одна нога отнимается! Значит, уже скоро!" - подумал я и ещ" отчаяннее
зашмыгал носом.
И вдруг совсем рядом кто-то громко сказал:
"Говорит Киев. Восемнадцать часов. Переда"м последние известия".
Нас словно кто-то подбросил.
- Ява, - кричу, - это же радио в селе говорит! Мы спасены! А он:
- Павлуша, побежали, пока говорит! А то замолчит, опять заблудимся.
И мы рванули. Ох и рванули! В ушах зашумело.
Но не успели мы пробежать и нескольких шагов, как Ява обо что-то
споткнулся и шл"пнулся на землю. Я с разгона - на него. Опомнились, сели,
смотрим - а это наши портфели. Ну как в сказке прямо. Мы засмеялись глупым
счастливым смехом.
Когда мы были уже в селе, Ява задумчиво сказал:
- Да, радио - это вс"-таки вещь!..
- И кукуруза - тоже сила.
ГЛАВА VII. ИЩЕМ ОСТРОВ.
Теперь вы понимаете, что Ява был настоящим Робинзоном Кукурузо. Самой
судьбой предназначено ему было носить это имя.
- Ты что же, прямо сегодня хочешь бежать на остров? - спросил я.
- Ишь какой ты шустрый! "Сегодня"! - недовольно сказал Кукурузо. - Надо
же сначала найти, выбрать подходящий необитаемый остров, приготовиться, а
тогда уже бежать.
- А что там выбирать? Высадился на какой угодно и живи.
- Тебе - конечно! А мне двадцать восемь лет два месяца и девятнадцать
дней жить. Думаешь, легко?
- Да я разве что - можно и выбрать. Хоть сейчас. Поехали?
- Немного погодя. Через часок. Когда дед в сельмаг пойд"т.
- А что ты дома скажешь перед тем, как удрать? Они же волноваться будут.
Вс" село на ноги поставят. Поиски начнут. И милиционер товарищ Валигура, и
все. Я себе представляю!
- Конечно же, я не скажу: "Дорогие родичи, я удираю от вас на необитаемый
остров. Будьте здоровы. Пишите письма". Это же комедия. Никто же так на
необитаемый остров не удирает. Матери и отцу вообще ничего не прид"тся
говорить. Мать завтра в Киев на совещание передовиков едет. Неделю пробудет,
не меньше. Отец на курсах в районе. Один дед будет дома. А деду я что-нибудь
придумаю. Скажу, например, что к т"тке Ганне в Пески пойду. Там же и Иришка
сейчас гостит. Что-нибудь выдумаю. Чтобы панику заранее не поднимал.
- А потом что? Когда мать приедет и когда узнают, что ты пропал?
- А мне что - пусть ищут. Лишь бы не нашли. Гуньку тоже ведь помнишь, три
дня искали, а потом перестали. И ничего. Теперь редко кто и вспоминает. Так
и меня... - И тут голос у Кукурузо задрожал. Наверное, мысль о том, что его
забудут, была вс"-таки горька ему. И он поспешил перевести разговор на
другое: - Главное, остров хороший найти надо. Чтоб и место рыбное было, и
дичь чтобы...
- А ты и ружь" брать будешь?
- А как же. У Робинзона было даже несколько ружей. Но ничего, я и с одной
своей берданкой не пропаду. Ты же знаешь мою берданку? Бь"т как сумасшедшая.
Лучше дедового зауэра.
Это, положим, Кукурузо преувеличивал. Да я не стал спорить: хлопец на
двадцать восемь лет на необитаемый остров удирает, пусть потешится. В
прошлом году дед подарил ему на день рождения берданку и начал брать с собой
на охоту - приучать. Кукурузо очень гордился и своей одностволкой, и тем,
что ходил на настоящую, взрослую охоту. Я завидовал ему и тоже мечтал о
ружье.
В сенях послышался кашель, скрипнула дверь, и во двор вышел дед Варава.
Метнул на нас сердитый взгляд и сказал:
- Я в сельмаг на минутку. Смотрите мне, не безобразничайте тут!
- Да мы ничего. Вот только на речку, может, сходим выкупаемся. Жара ведь
такая, - просительным тоном сказал Кукурузо.
- Уроки, уроки учить надо, а не купаться. Двоечник! - буркнул дед и,
кряхтя, переступил через перелаз. Я с сомнением взглянул на Кукурузо.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 [ 9 ] 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.