read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



Поскольку меня не воспринимали всерьез, я взялась за дело сама. Я не
видела в этом никакой проблемы. Научилась же я сама таким замечательным
вещам как: говорить, ходить, плавать, царить и играть с юлой.
Мне показалось разумным начать с комикса про Тинтена, потому что там
были картинки. Я выбрала один наугад, села на пол и пролистала страницы. Не
могу объяснить, что произошло, но в момент, когда корова вылезла из завода
через кран, который делал сосиски, я заметила, что умею читать.
Я удержалась от того, чтобы открыть другим эту способность, поскольку
мою страсть к чтению сочли бы смешной. Апрель был месяцем цветения японских
вишен. Квартал праздновал это вечером саке. Нишио-сан дала мне стаканчик. Я
заурчала от удовольствия.

x x x

Я проводила долгие ночи, стоя на подушке в своей кровати, опершись на
решетку и внимательно разглядывая отца и мать, так словно собиралась
написать о них зоологический очерк. Они от этого чувствовали себя все более
неловко. Серьезность моего разглядывания стесняла их до такой степени, что
они не могли заснуть. Родители поняли, что я больше не могу спать в их
комнате.
Тогда мои вещи перенесли в некое помещение, напоминавшее чердак. Это
восхитило меня. Там был незнакомый потолок, который можно было
рассматривать, и трещины которого сразу показались мне более выразительными,
чем те, изгибы которых я наблюдала в течение двух с половиной лет.
Там был также ворох вещей, будоражащих глаз: ящики, старая одежда,
сдутый надувной бассейн, сломанные ракетки и прочие чудеса.
Я провела восхитительные бессонные ночи, воображая, что там в коробках:
должно быть что-то очень красивое, если его так хорошо спрятали. Я не могла
вылезти из своей кровати с решетками, чтобы пойти посмотреть: было слишком
высоко.
В конце апреля одно восхитительное нововведение потрясло мое
существование: в моей комнате оставили на ночь открытым окно. Я не помнила,
чтобы это делали когда-нибудь раньше. Это было изумительно: я могла
улавливать загадочные звуки заснувшего мира, размышлять о них, придавать им
смысл. Кровать с решетками была установлена вдоль стены, под
окном-мансардой: когда ветер раздвигал занавески, я видела
красновато-лиловое небо. Открытие этого цвета перехватило мое дыхание: было
приятно осознавать, что ночь не черная.
Моим любимым шумом был назойливый лай незнакомой собаки, которую я
назвала Ёрукое, "вечерний голос". Эти завывания раздражали квартал. Меня же
они очаровывали, как меланхоличное пение. Мне хотелось бы знать причину
такого отчаяния.
Нежность ночного воздуха струилась через окно в мою кровать. Я пила и
упивалась им. Можно было обожать вселенную лишь за одно это изобилие
кислорода.
Мой слух и обоняние работали на полную мощность во время этих роскошных
бессонных ночей. Искушение воспользоваться своим зрением все нарастало. Этот
иллюминатор надо мной провоцировал меня.
Однажды ночью я не удержалась. Я вскарабкалась на перегородку кровати
возле стены, подняла руки как можно выше и смогла ухватиться за нижний край
окна. Опьяненная таким подвигом, я смогла приподнять свое неуклюжее тело до
подоконника. Опершись на живот и локти, я, наконец, открыла для себя ночной
пейзаж: восхищение охватило меня при виде огромных темных гор,
величественных и тяжелых крыш соседних домов, свечении цветущих вишен и
таинственности черных улиц. Я захотела наклониться, чтобы увидеть место, где
Нишио-сан вешала белье, и то, что должно было произойти, произошло. Я упала.
Случилось чудо. У меня сработал рефлекс расставить ноги, и мои стопы
зацепились за два нижних угла окна. Мои икры и ляжки лежали на легком
подоконнике, мои бедра располагались на водосточной трубе, мое тело и голова
свешивались в пустоту.
Когда прошел первый испуг, мне даже больше понравился мой новый пост
наблюдения. Я разглядывала заднюю часть дома с большим интересом. Я
забавлялась, покачиваясь, то вправо, то влево, и упражнялась в
баллистическом искусстве плевков.
Утром, когда моя мать вошла в комнату, она вскрикнула от ужаса, увидев
пустую кровать, распахнутые занавески и мои ноги, торчащие с двух сторон.
Она подняла меня за икры, водворила в комнату и залепила мне шлепок века.

- Больше нельзя оставлять ее спать одну. Это слишком опасно.
Тогда было решено, что чердак станет комнатой моего брата, и что я
отныне буду делить комнату с моей сестрой вместо Андре. Этот переезд
взбудоражил мою жизнь. Спать с Жюльетт означало усиление моей страсти к ней.
Я делила с ней комнату в течение пятнадцати последующих лет.
Отныне мои бессонные ночи проходили в созерцании моей сестры. Феи,
слетавшиеся к моей колыбели, дарили ей сон: нисколько не потревоженная моим
пристальным взглядом, она спала, и ее спокойствие усиливало восхищение. Я
заучила наизусть ритм ее дыхания и мелодичность вздохов. Никто не знал так
хорошо сон другого человека.
Двадцать лет спустя я дрожа прочла эту поэму Арагона:
Я вернулся домой подобно вору
Ты уже спала, разделяя тяжелый сон цветов,
Мне страшно твое молчание и, однако, ты дышишь
Я держу тебя в объятиях воображаемая империя
Я рядом с тобой, часовой, который дрожит
При каждом шаге, который отдается эхом в ночи
Я рядом с тобой, часовой на стенах,
Который боится листьев и замирает
При бормотании в ночи
Я живу ради этого стона в час, когда ты отдыхаешь,
Я живу ради этого страха во мне каждой вещи в ночи
Иди поведай всем будущим о мой Газель,
Что здесь царит лишь имя Эльзы
Средь ночи

Достаточно было лишь заменить Эльзу на Жюльетт.
Она спала за нас двоих. Утром я вставала свежая и бодрая, отдохнувшая
отдыхом моей сестры.


Май начался хорошо. Вокруг Маленького Зеленого Озера пышно зацвели
азалии. Словно искра рассыпала огненную пыль, вся гора была покрыта ею. С
тех пор я плавала в розовом цвете.
Дневная температура не опускалась ниже 20 градусов: настоящий рай. Я
уже начала думать, что май чудесный месяц, когда разразился скандал:
родители поставили в саду шест, на вершине которого колыхалась, как флаг,
большая рыба из красной бумаги, хлопающая на ветру.
Я спросила, что это такое. Мне объяснили, что это карп, в честь мая,
месяца мальчиков. Мне сказали также, что карп является символом мальчиков, и
что такое изображение рыбы водружали в семьях, где были мальчики.
- А когда месяц девочек? - спросила я.
- Такого нет.
У меня не было слов. Какая поразительная несправедливость!
Мой брат и Хьюго насмешливо смотрели на меня.
- Почему у мальчиков карп? - снова спросила я.
- Почему дети всегда говорят "почему"? - передразнили они меня.
Я ушла обиженная, убежденная в уместности своего вопроса.
Я уже конечно заметила разницу полов, но меня это никогда не волновало.
На земле было много различий: японцы и бельгийцы (я думала, что все белые
бельгийцы, кроме меня, себя я считала японкой), высокие и маленькие, добрые
и злые и т.д. Мне казалось, что между мужчинами и женщинами была такая же
разница. И вот в первый раз, я поняла, в чем было дело.
Я встала в саду под мачтой и смотрела на карпа. В чем он был больше
похож на моего брата, чем на меня? И чем принадлежность к мужскому полу была
лучше, если этому посвящали флаг и месяц - тем более месяц нежности и
азалий? В то время, как женственности не посвятили ни одного вымпела, ни
даже одного дня!
Я пнула ногой мачту, которая осталась к этому равнодушной.
Я уже больше не была уверена, что люблю май. Впрочем, цветы японских
вишен облетели: это было похоже на весеннюю осень. Свежесть поблекла, и ни
один из кустов больше не ожил.
Май заслуживал быть месяцем мальчиков. Это был месяц упадка.


Я попросила, чтобы мне показали настоящих карпов, как император требует
увидеть живого слона.
Нет ничего проще в Японии, чем увидеть карпа, тем более в мае. Это
зрелище, которого трудно избежать. Если в парке есть водоем, то в нем есть
карпы. Кои (карпов) не едят, - впрочем, сашими из них было бы ужасным, - но
они служат предметом наблюдения и обожания. Пойти в парк для созерцания
карпов такое же цивилизованное времяпрепровождение, как сходить на концерт.
Нишио-сан отвела меня в дендрарий Футатаби. Я шагала задрав голову,
растерянная величественной красотой криптомерий7, испуганная их
возрастом: мне было два с половиной года, им двести пятьдесят лет, они были
в буквальном смысле в сто раз старше меня.
Футатаби был растительным святилищем. Даже живя в самом сердце красоты,
как это было со мной, нельзя было не поддаться очарованию этой ухоженной
природы. Казалось, деревья осознавали собственную значимость.
Мы пришли в водяную комнату. Я различила движение цветных пятен в воде.
С другой стороны пруда подошел человек и кинул корм в воду: я увидела
карпов, подпрыгивающих, чтобы его схватить. Некоторые были огромны. Радужные



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 [ 9 ] 10 11 12 13 14 15 16 17 18
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.