read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



ему взглядом, который он прекрасно понял: "Дело очень сомнительное и
грязное, надо вам немедленно заключить полюбовное соглашение". Гобсек не мог
прибегнуть к запирательству, зная, что я скажу на суде всю правду. Граф
поблагодарил меня благосклонной улыбкой. После долгих обсуждений, в которых
хитростью и алчностью Гобсек заткнул бы за пояс участников любого
дипломатического конгресса, я составил акт, где граф признавал, что получил
от Гобсека восемьдесят пять тысяч франков, включая в эту сумму и проценты по
ссуде, а Гобсек обязывался при уплате ему всей суммы долга вернуть
бриллианты графу.
- Какая расточительность! - горестно воскликнул муж графини, подписывая
акт.-Как перебросить мост через эту бездонную пропасть?
- Сударь, много у вас детей? - серьезным тоном спросил Гобсек.
Граф от этих слов вздрогнул, как будто старый ростовщик, словно опытный
врач, сразу нащупал больное место. Он ничего не ответил.
- Так, так, - пробормотал Гобсек, поняв его угрюмое молчание.- Я вашу
историю наизусть знаю. Эта женщина - демон, а вы, должно быть, все еще
любите ее. Понимаю! Она даже и меня в волнение привела. Может быть, вы
хотите спасти свое состояние, сберечь его для одного или для двух своих
детей? Советую вам: бросьтесь в омут светских удовольствий, играйте для виду
в карты, проматывайте деньги да почаще приходите к Гобсеку. В светских
кругах будут называть меня жидом, эфиопом, ростовщиком, грабителем,
говорить, что я разоряю вас. Мне наплевать! За оскорбление обидчик дорого
поплатится! Ваш покорный слуга прекрасно стреляет из пистолета и владеет
шпагой. Это всем известно. А еще, советую вам, найдите надежного друга, если
можете, и путем фиктивной продажной сделки передайте ему все свое
имущество... Как это у вас, юристов, называется? Фидеикомисс, кажется? -
спросил он, повернувшись ко мне.
Граф был весь поглощен своими заботами и, уходя, сказал Гобсеку:
- Завтра я принесу деньги. Держите бриллианты наготове.
- По-моему, он глупец, как все эти ваши порядочные люди, - презрительно
бросил Гобсек, когда мы остались одни.
- Скажите лучше - как люди, захваченные страстью.
- А за составление закладной пусть вам заплатит граф, - сказал Гобсек,
когда я прощался с ним.
Через несколько дней после этой истории, открывшей мне мерзкие тайны
светской женщины, граф утром явился ко мне.
- Сударь, - сказал он, войдя в мой кабинет, - я хочу посоветоваться с
вами по очень важному делу. Считаю своим долгом заявить, что я питаю к вам
полное доверие и надеюсь доказать это. Ваше поведение в процессах госпожи де
Гранлье выше всяких похвал. (Вот видите, сударыня, - заметил стряпчий,
повернувшись к виконтессе,-услугу я оказал вам очень простую, а сколько раз
был за это вознагражден...) Я почтительно поклонился графу и ответил, что
только выполнил долг честного человека.
- Так вот, сударь. Я тщательно навел справки о том странном человеке,
которому вы обязаны своим положением, - сказал граф, - и из всех моих
сведений видно, что этот Гобсек - философ из школы циников. Какого вы мнения
о его честности?
- Граф, - ответил я, - Гобсек оказал мне благодеяние... Из пятнадцати
процентов, -добавил я смеясь. - Но его скупость все же не дает мне права
слишком откровенничать о нем с незнакомым мне человеком.
- Говорите, сударь. Ваша откровенность не может повредить ни ему, ни
вам. Я отнюдь не надеюсь встретить в лице этого ростовщика ангела во плоти.
-У папаши Гобсека,-сказал я,-есть одно основное правило, которого он
придерживается в своем поведении. Он считает, что деньги - это товар,
который можно со спокойной совестью продавать, дорого или дешево, в
зависимости от обстоятельств. Ростовщик, взимающий большие проценты за
ссуду, по его мнению, такой же капиталист, как и всякий другой участник
прибыльных предприятий и спекуляций. А если отбросить его финансовые
принципы и его рассуждения о натуре человеческой, которыми он оправдывает
свои ростовщические ухватки, то я глубоко убежден, что вне этих дел он
человек самой щепетильной честности во всем Париже. В нем живут два
существа: скряга и философ, подлое существо и возвышенное. Если я умру,
оставив малолетних детей, он будет их опекуном. Вот, сударь, каким я
представляю себе Гобсека на основании личного своего опыта. Я ничего не знаю
о его прошлом. Возможно, он был корсаром; возможно, блуждал по всему свету,
торговал бриллиантами или людьми, женщинами или государственными тайнами, но
я глубоко уверен, что ни одна душа человеческая не получила такой жестокой
закалки в испытаниях, как он. В тот день, когда я принес ему свой долг и
расплатился полностью, я с некоторыми риторическими предосторожностями
спросил у него: какие соображения заставили его брать с меня огромные
проценты и почему он, желая помочь мне, своему другу, не позволил себе
оказать это благодеяние совершенно бескорыстно?
"Сын мой, я избавил тебя от признательности, я дал тебе право считать,
что ты мне ничем не обязан. И поэтому мы с тобой лучшие в мире друзья". Этот
ответ, сударь, лучше всяких моих слов нарисует вам портрет Гобсека.
- Мое решение бесповоротно, - сказал граф.- Потрудитесь подготовить все
необходимые акты для передачи Гобсеку прав на мое имущество. И только вам,
сударь, я могу доверить составление встречной расписки, в которой он заявит,
что продажа является фиктивной, даст обязательство управлять моим состоянием
по своему усмотрению и передать его в руки моего старшего сына, когда тот
достигнет совершеннолетия. Но я должен сказать вам следующее: я боюсь
хранить у себя эту расписку. Мой сын так привязан к матери, что я и ему не
решусь доверить этот драгоценный документ. Я прошу вас взять его к себе на
хранение. Гобсек на случай своей смерти назначит вас наследником моего
имущества. Итак, все предусмотрено.
Граф умолк, и вид у него был очень взволнованный.
- Приношу тысячу извинений, сударь, за беспокойство, - заговорил он
наконец, - но я так страдаю, да и здоровье мое вызывает у меня сильные
опасения. Недавние горести были для меня жестоким ударом, боюсь, мне недолго
жить, и решительные меры, которые я хочу принять, просто необходимы.
- Сударь, - ответил я, - прежде всего позвольте поблагодарить вас за
доверие. Но, чтоб оправдать его, я должен указать вам, что этими мерами вы
совершенно обездолите... ваших младших детей, а ведь они тоже носят ваше
имя. Пускай жена ваша грешна перед вами, все же вы когда-то ее любили, и
дети ее имеют право на известную обеспеченность. Должен заявить вам, что я
не соглашусь принять на себя почетную обязанность, которую вам угодно на
меня возложить, если их доля не будет точно установлена.
Граф вздрогнул, слезы выступили у него на глазах, и он сказал, крепко
пожав мне руку:
- Я еще не знал вас как следует. Вы и причинили мне боль, и обрадовали
меня. Да, надо определить в первом же пункте встречной расписки, какую долю
выделить этим детям.
Я проводил его до дверей моей конторы, и мне показалось, что лицо у
него просветлело от чувства удовлетворения справедливым поступком. Вот,
Камилла, как молодые женщины могут по наклонной плоскости скатиться в
пропасть. Достаточно иной раз кадрили на балу, романса, спетого за
фортепьяно, загородной прогулки, чтобы за ними последовало непоправимое
несчастье. К нему стремятся сами, послушавшись голоса самонадеянного
тщеславия, гордости, поверив иной раз улыбке, поддавшись опрометчивому
легкомыслию юности! А лишь только женщина перейдет известные границы, она
неизменно попадает в руки трех фурий, имя которых - позор, раскаяние,
нищета, и тогда...
- Бедняжка Камилла, у нее совсем слипаются глаза, - заметила
виконтесса, прерывая Дервиля.-Ступай, детка, ложись. Нет надобности пугать
тебя страшными картинами, ты и без них останешься чистой, добродетельной.
Камилла де Гранлье поняла мать и удалилась.
- Вы зашли немного далеко, дорогой Дервиль, - сказала
виконтесса.-Поверенный по делам-это все-таки не мать и не проповедник.
- Но ведь газеты в тысячу раз более...
-Дорогой мой! -удивленно сказала виконтесса. - Я, право, не узнаю вас!
Неужели вы думаете, что моя дочь читает газеты? Продолжайте, - добавила она.
- Прошло три месяца после утверждения купчей на имущество графа,
перешедшее к Гобсеку...
- Можете теперь называть графа по имени - де Ресто, раз моей дочери тут
нет, - сказала виконтесса.
- Прекрасно,-согласился стряпчий.-Прошло много времени после этой
сделки, а я все не получал того важного документа, который должен был
храниться у меня. В Париже стряпчих так захватывает поток житейской суеты,
что они не могут уделить делам своих клиентов больше внимания, чем сами их
доверители, - за отдельными исключениями, которые мы умеем делать. Но все же
как-то раз, угощая Гобсека обедом у себя дома, я спросил его, не знает ли
он, почему ничего больше не слышно о господине де Ресто.
- На то есть основательные причины, - ответил он.- Граф при смерти.
Душа у него нежная. Такие люди не умеют совладать с горем, и оно убивает их.
Жизнь-это сложное, трудное ремесло, и надо приложить усилия, чтобы научиться
ему. Когда человек узнает жизнь, испытав ее горести, фибры сердца у него
закалятся, окрепнут, а это позволяет ему управлять своей чувствительностью.
Нервы тогда становятся не хуже стальных пружин - гнутся, а не ломаются. А
если вдобавок и пищеварение хорошее, то при такой подготовке человек будет
живуч и долголетен, как кедры ливанские, действительно великолепные деревья.
- Неужели граф умрет? - воскликнул я.
- Возможно, - заметил Гобсек.- Дело о его наследстве - лакомый для вас
кусочек.
Я посмотрел на своего гостя и сказал, чтобы прощупать его намерения:
- Объясните вы мне, пожалуйста, почему из всех людей только граф и я
вызвали у вас участие?
- Потому что вы одни доверились мне без всяких хитростей.
Хотя этот ответ позволял мне думать, что Гобсек не злоупотребит своим
положением, даже если встречная расписка исчезнет, я все-таки решил
навестить фа фа. Сославшись на какие-то дела, я вышел из дому вместе с



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 [ 9 ] 10 11 12 13
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.