read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



фигура не из нашей колоды? Я прошу вас забыть про логику и включить свое
ассоциативное мышление. Вдруг - где-то, что-то - странное, случайное,
настолько не вписывающееся в окружающее, что хочется сразу забыть, чтобы не
забивать себе голову? Отнеситесь внимательно к моему вопросу.
Егоров подумал и твердо ответил:
- Нет. Никаких странностей. Никаких несуразностей. Вы кого-то хотите
вычислить, Профессор? Если вы скажете кого, я, возможно, смогу вам помочь.
- Вы правы, хочу вычислить. Вот ориентиры. Два немца, сейчас им лет по
29-30. Специалисты высшего класса по компьютерам. Пять лет назад их звали
Николо Вейнцель и Макс Штирман. И еще один человек. Сейчас ему пятьдесят
четыре года. Пять лет назад его звали Аарон Блюмберг. Весной девяносто
третьего года пришло сообщение, что он погиб во время морской прогулки на
малой моторной яхте, но я этому сообщению не верю.
- Почему?
- По многим разным причинам. Первая из них та, что Блюмберг страдал
морской болезнью и терпеть не мог моря. А вторая - другая. На яхте было
обнаружено пол-ящика джина, а в крови погибшего большое количество алкоголя.
Для немецкой полиции этого оказалось достаточно, но дело в том, что человек,
о котором мы говорим, терпеть не мог джина и пил, когда была возможность,
только портвейн "Кавказ".
- "Кавказ"? - переспросил Егоров. - Да это же такое...
- Мы сейчас говорим не о достоинствах вин, а о доказательствах. Ни одной
бутылки "Кавказа" на борту моторки обнаружено не было. Как и в гостинице,
где приезжий останавливался. Это заставляет меня предположить, что Аарон
Блюмберг не погиб, а подставил вместо себя кого-то другого. Или использовал
удобный случай, чтобы исчезнуть.
- Вас тревожит возможность его появления?
- Она меня не тревожит. Его появление будет попросту означать, что наша
операция провалена. И никакими силами не сможет быть доведена до конца.
- Кто этот человек?
- Этого я вам не скажу.
- Как он сможет узнать о нашей операции?
- Он узнает.
- С какой стати ему в нее вмешиваться?
- А вот на это я попытаюсь ответить, - проговорил Профессор. - Тем более
что эту тему я все равно хотел затронуть в разговоре с вами. Вы очень быстро
и эффективно действовали в обстановке форс-мажора, которая сложилась в
интересующем нас городе. Ваша разработка обнаруживает у вас остроту и
современность оперативного мышления. Это, кстати, и побудило меня настаивать
на привлечении вас к операции в качестве ведущей фигуры. Руководство
согласилось.
- С неохотой? - поинтересовался Егоров. Профессор словно бы выпростал
голову из плеч и посмотрел на него грозным взглядом проснувшегося грифа.
- Нет, - сказал он. - Нет. И знаете почему? Плевать им на то, кто будет
руководить операцией. Им важно только одно: чтобы дело было сделано. Ваш
успех откроет перед вами блестящую карьеру. Но есть одно "но". Сейчас это
может показаться вам незначительным, только позже, возможно, вы поймете, что
я был прав. Отдаете ли вы себе отчет в том, что разработанная вами операция
от начала до конца не просто аморальна, а преступна по всем законам - и
людским, и божьим?
Такого поворота в разговоре Егоров не ожидал.
- Не спешите, подумайте, - предложил Профессор. - Можете закурить. Я
люблю, когда при мне курят.
Егоров жадно затянулся "Мальборо" и проговорил:
- Она была аморальна с самого начала.
- Согласен. Но к ее началу ни вы, ни я отношения не имели. Ее начинали
другие люди. Я спрашиваю о сегодняшнем дне. Только вы не мне отвечайте, а
себе.
- Да, понимаю, - подумав, кивнул Егоров. - Но я, в сущности, выполняю
приказ. Я никого не вынуждал принять мой план. Теперь он стал директивой.
- Без "но". Сейчас - без "но", - перебил его Профессор. - Понимаете - вот
что важно. В силу служебного положения и своего понимания долга перед
Россией мы вынуждены делать вещи, с которыми не может мириться наша совесть.
Но забывать о том, что нам приходится делать именно такие вещи, мы не
должны. Это единственное, что может спасти наши души. Все это вам может
показаться странным, но нравственность даже в таком, урезанном, положении
дает человеку силы, о которых он порой не подозревает. Это, кстати, как ни
странно, относится и к продвижению по службе. Если у вас ничего нет за
душой, кроме желания ухватить очередную звезду на погоны, вы никогда не
продвинетесь дальше полковника или в лучшем случае генерал-майора. Для
человека, о котором мы говорим, Аарона Блюмберга, понятие нравственности
абсолютно, бесспорно и неделимо. Поэтому для него не существует препятствий.
И Боже вас сохрани оказаться на его пути.
- А вас? - спросил подполковник Егоров.
Профессор вздохнул, снова усунулся в плечи и ответил:
- Да, и меня. Я бы этого не хотел. Я не хотел бы этого больше всего на
свете. Вызывайте оператора.
Подполковник Егоров бросил в микрофон селектора: "Зайдите, доктор!"
Появился оператор в белом докторском халате и в белой шапочке, положил на
стол листы компьютерной распечатки. В ответ на обращенные к нему взгляды
неопределенно пожал плечами:
- Слишком мало данных.
- А по тем, что есть? - спросил Егоров.
- Реакции неадекватны.
- То есть? Врет?
- Смотрите сами. Вот реакция на вопрос: "Вы убивали людей?" Точно такая
же, как на вопрос: "Вы курите?" Но ведь он же действительно не курит.
- Чушь! - своим скрипучим голосом бросил Профессор. - Два года в Чечне.
Капитан спецназа. Он что, цветочки там поливал?
Вопрос не требовал ответа. В тоне, каким это было сказано, звучал не
вопрос, а выражение недовольства. Но ни Егоров, ни оператор не чувствовали
за собой никакой вины, поэтому оба промолчали, как бы давая возможность
начальственному недовольству рассеяться по кабинету, как дыму от сигареты
Егорова.
- А реакция на вопрос, умеет ли он убивать людей? - спросил, помолчав,
Профессор.
- Насчет этого вам и без полиграфа скажу, - ответил Егоров. - Умеет.
- А реакция отрицательная, - заметил оператор.
- Как это может быть? - не понял Профессор. - Психологический блок?
- Не думаю. У меня есть другое объяснение. Это только гипотеза. Потому
что, повторяю, данных для анализа мало. Посмотрите на эти графики. Ответы на
вопросы: "Вы богатый человек?" и "Вы бедный человек?" Кривые совпадают. А
теперь я эти кривые совмещаю с реакцией на вопросы, убивал ли он людей и
умеет ли убивать людей. Полная идентичность.
- Ни черта не понимаю! - бросил Егоров. - Вы свой полиграф на пол
случайно не роняли?
- Прибор ни при чем. Он фиксировал восемнадцать параметров. Ответ в
другом. Обследуемый об этом не думает.
- О чем именно? - уточнил Профессор. - Богатый он или бедный?
- Да. Для него этих вопросов не существует. Точно так же, как вопросов об
убийствах.
- Фрейдистские штучки? - с иронией поинтересовался Егоров. - Замещение,
вытеснение, подмена?
- Нет. Реакция на такого рода раздражители принципиально иная. Дело проще
и одновременно сложней. Это для него работа. И только.
- Убийца-автомат? - предположил Профессор.
- Исключено. Мы проводили обследование наших летчиков, бомбивших Грозный.
Для них это тоже была работа. Более того, служба. А кривые там метались, как
молнии в грозу. Моральный фактор.
- А здесь, выходит, морального фактора нет?
- Есть. Но он позитивен. Иными словами, объект верит в правильность того,
что делает.
- А сразу не могли так и сказать? - раздраженно спросил Егоров.
- Вы бы мне не поверили.
- Я и сейчас не верю. Так не бывает.
- Бывает. В психологии не меньше тайн, чем, скажем, в истории.
Профессор жестом прервал перепалку.
- Что из этого следует? - спросил он. Оператор снова пожал плечами.
- Вы не объяснили мне цели обследования. Но если вы хотели узнать,
является ли он наемным убийцей, могу твердо ответить: нет. И в будущем на
роль киллера не годится.
Профессор откинулся на спинку кресла и некоторое время молчал,
нахохлившись. Потом сказал:
- Спасибо, доктор. Проводите его сюда. Минут через десять.
Оператор собрал графики и молча вышел.
- Вы уверены, что вам следует с ним встречаться? - поинтересовался
Егоров.
И вновь ответ последовал не сразу.
- Я ни в чем не уверен. Поэтому, должен на него посмотреть.
Егоров включил монитор:
- Смотрите.
На экране появилась комната с полиграфом и компьютерами. Возле окна,
спиной к камере, сложив руки за спиной и слегка покачиваясь на носках
кроссовок, стоял молодой человек в джинсовом костюме.
- Хорошо держится. Спокойный парень, - заметил Профессор. - Даже не
пытается заглянуть в бумаги на столе. Что было бы вполне естественно.
- Он же просек телекамеру.
- Как вы на него вышли?
- Я представил отчет.
- Повторите.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 [ 9 ] 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.