read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



сближаются. Пока никто не верит. А когда явление подтвердится, от науки
останутся рожки да ножки.
- Наука, - сказал Иешуа, поводя прутиком по траве, - создана людьми.
Какое значение имеет наука, если ты решил вернуть мир к Истоку?
- Решил, - буркнул я. - Вот тут самый большой вопрос. Я чувствую и
знаю, что могу решать, но это не мое амплуа, это чувство и это знание
возникли вдруг, на пустом месте, вчера еще ничего такого не было, я был
как все, даже хуже, чем многие, потому что всю жизнь боялся решать что-то
за кого-то, да и за себя тоже. А уж по части действий... Потом явился ты,
и все изменилось. Даже если я способен решать, мог ли я решить - так? Да,
люди часто глупы, подлы, жадны, они убийцы и варвары, по-настоящему
хороших людей один на тысячу или меньше. Я видел то, что ты показал мне, и
это ужасно. Такое человечество не должно жить. Я сказал - вернуться к
Истоку. Но я не представлял, что... Нет, не то. Слушай, а может, это
происходит только в моем воображении? Может, я все-таки сошел с ума - ведь
то, что происходит, попросту невозможно!
- Чего ты ждешь от меня, господин?
- Не знаю, - я дрожал, хотя день выдался душный. - Я люблю Лину.
Люблю родителей, уважаю коллег, многих и многое ненавижу... Почему, если
человек так плох, его не изменили тогда, две тысячи лет назад? Или еще
раньше? Когда он не натворил еще ничего такого...
- Именно поэтому, - сказал Иешуа. - Тогда ты не желал возвращаться к
Истоку. Ты любил свое творение, и себя в нем. Хотя уже знал, что ошибся.
- Кто ошибся? Я? В чем? Я человек. Станислав Корецкий. И то, что
сейчас происходит, бред моего...
- Ты знаешь, что нет. Просто ты еще не вышел из оболочки, в которой
пребывал твой дух много лет. Мысль твоя еще раздваивается, иногда ты - это
ты, иногда - он.
Я сжал ладонями виски.
- С ума... Верно, я чувствую, что... Если так, могу ли я усилием
воли... ну... повалить этот дуб? Я ведь должен уметь все?
Иешуа молчал, глаза его были закрыты. Думал? Мне действительно
захотелось попробовать, хотя я и предвидел результат.
Падай, - сказал я дубу, - только не на меня, а в сторону.
Дуб стоял.
- Видишь ли, господин, - сказал Иешуа, - ты не сможешь повалить это
дерево сегодня, в День восьмой.
- Почему? - с усмешкой спросил я. - Если уж я умею поворачивать
галактики...
- Ты не можешь и этого. Сегодня ты можешь только решать. И ты сделал
это. Загляни в себя. Лишь так ты поймешь.
Он был прав. Я вспоминал, я понимал то, что вспоминал, и теперь я уже
верил тому, что понимал.
Моя личность, мой дух были всегда. Когда умирал один из моих предков,
личность моя переходила в его потомка. Я проследил этот процесс глубоко в
прошлое и не нашел начала, оно терялось где-то и когда-то, когда человека
еще не было на Земле. И кем же я был в то время? Дух мой витал над водами?
Я был Богом? Тем, кто создал Мир, отделил свет от тьмы, дал жизнь
людям? И что? Сам стал человеком среди своих чад? А если так, почему
допустил, чтобы люди стали такими? Ведь к Богу - ко мне? - обращали свои
молитвы миллионы и миллионы. Я не слышал?
Я слышал все. Почему никогда - ни разу! - не вмешался? Суббота?
Отдых? Забытье? Нет. Насколько я понимал сейчас сам себя, я не вмешивался
потому, что не мог. Был бессилен.
Почему?
Не знаю. То есть, пока не могу понять. После создания человека, после
наступления большой Субботы Бог - я? - мог только одно: решить. Да или
нет. Продолжать или вернуться. Один раз.
И что дальше? Допустим, я решил. Галактики (ну-ну...) вопреки всякому
физическому смыслу повернули вспять. Но пройдут ведь миллиарды лет, прежде
чем что-то действительно изменится на Земле!.. Нет, в этом рассуждении
есть ошибка.
- Конечно, - подтвердил Иешуа, - и ты знаешь - какая.
Я знал. Знал, что время сжимаемо, и нет смысла отсчитывать годы.
Если бы Лина была рядом, мне было бы легче. Или труднее?
Я сидел под дубом на мягкой земле и думал, и думалось мне тяжко, и я
удивлялся своим мыслям - их нелепости и истинности.
И еще. На разных континентах и в разных странах начали исчезать люди,
принимая участь свою по грехам своим.
Не умирать - исчезать.
Будто и не было.
Куда? В подпространство? В антимир? Вопросы были бессмысленны и
задавал их себе не я - тот, кем был на самом деле, - а астрофизик
Станислав Корецкий, пытавшийся связать со своей примитивной наукой
события, происходившие в Мире, бесконечно более сложном.
Я вслушивался в себя и знал, что Вселенная уже сжалась вдвое, и что
на всех обсерваториях не то, чтобы паника, но состояние столбняка, когда
нельзя верить приборам, но и не верить нельзя тоже.
Люди исчезали посреди улиц на глазах у прохожих. Шел человек - и не
стало. Во время брачной церемонии у алтаря исчез жених, во время речи в
парламенте - политический деятель. При заходе пассажирского лайнера на
посадку исчез командир корабля, и машину едва удалось спасти - второй
пилот перехватил управление, но минуту спустя, отведя самолет с посадочной
полосы, опустил голову на штурвал и потерял сознание.
Люди исчезали, однако, пока не здесь, но скоро и сюда добежит волна.
Дикторы телевидения, не веря и ничего не понимая, уже начинали читать
сообщения, в которых не видели смысла.
И станет страшно.
Я должен был быть сейчас с Линой, потому что до смертного мига
человечества - мига искупления - оставались не миллиарды лет, не годы и не
месяцы даже - часы.
Я не стал возвращаться на работу (в этом не было смысла), не стал
заходить домой (в этом не было необходимости) и поехал к Лине. Сегодня у
нее библиотечный день, и она собиралась с утра действительно позаниматься,
а потом - святое дело! - побегать по очередям. Я надеялся застать Лину
дома. Обычно я не являлся без предупреждения, но сейчас эта мелочь не
имела значения.
- Лина, - сказал я, - осталось мало времени, и мы должны быть вместе.
За моей спиной маячил в темноте прихожей Иешуа, совершенно ненужный
свидетель.
- Проходи, Стас, - сказала Лина.
- Да-да, - засуетилась моя будущая теща, - попьем чаю и поговорим.
Раз уж у вас так все изменилось. И вы тоже - это ваш товарищ, Стас?
- Спасибо, - сказал я, - у нас с Линой действительно мало времени.
- Куда вы собрались? - поджав губы и изменив тон, осведомилась моя
несостоявшаяся теща.
Я не ответил. Лина тоже молчала, она всегда чувствовала мои желания
лучше, чем я сам, и сейчас, не понимая, знала подсознательно, что не
должна ни возражать, ни сомневаться. Через несколько минут она была готова
- документы, косметичка, легкое пальто - уходит то ли до вечера, то ли на
всю жизнь.
- Скорее, - сказал я, и мы ушли.
Лина взяла меня под руку, Иешуа пристроился сзади, сосредоточенный,
молчаливый, он свое дело сделал и не знал теперь, какова его миссия и
судьба. Город казался вымершим - по радио и телевидению передали уже о
волне исчезновений, и о повороте галактик тоже сообщили, не связав,
впрочем, два этих процесса.
- Стас, - сказала Лина, - ты слышал, что происходит? Это что, конец
света? Мы идем к тебе?
Вопросы выглядели несвязанными, но на самом деле мысли Лины никогда
не перескакивали. Ей казалось совершенно очевидным, что, если наступает
конец света, и если мы встретим его вдвоем, то единственное место на
планете, где она не будет бояться - это моя комната.
- Что происходит, Стас? - повторила Лина, уверенная, что у меня есть
объяснение любому явлению.
- Конец света, - подтвердил я. - Конец, о котором так долго говорили
служители культа, свершился.
- Ты так легко об этом...
- Не легко, Лина. И будет еще тяжелее.
Мы пришли - тетки Лиды не было, она, судя по записке, сбежала к
дочери сразу после первого телевизионного сообщения. В моей комнате Лина
успокоилась, но только немного, ее смущал Иешуа, который, правда, вел себя
смирно, он не знал, чем заняться и ждал моих указаний, а мне было не до
него. Я подумал, что хорошо бы выпить чаю и поесть, и Иешуа, уловив
желание, направился в кухню. Я обнял Лину, мы поцеловались, поцелуй был
протяжным как безысходная тоскливая песня. Мне тоже было страшно, неуютно,
я лишь сейчас начинал представлять себе не только причины своего решения,
но и следствия.
- Линочка, - сказал я, - это совсем не больно. И это нужно.
- Кому? - задала она вопрос, действительно, пожалуй, необходимый.
Кому? Людям, которые в День восьмой от сотворения Мира исчезнут с
лица Земли, как не было их еще в День пятый? Или мне - ведь я решал их
судьбу? Нет, я пока тоже ощущал себя человеком, особенно рядом с Линой, и
мне было безумно жаль всего, хотя я и знал, что все происходящее нужно
именно мне, только мне, никому больше, потому что завтра на Земле попросту
не будет никого, кто мог бы о чем-то жалеть и чего-то хотеть.
Иешуа принес на подносе чашки с чаем, пахнувшим пряностями, каких у
меня никогда не было, и чем-то еще, по-человечески совершенно
неопределимым. Я отпил немного (Господи - нектар...) и спросил:
- Ты знаешь меня, Линочка, я всегда был бесхребетным, верно?



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 [ 9 ] 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.