read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



просвет. Раньше тут рос куст шиповника. Неделю назад, когда Вольт улетал,
среди листьев появился плотный, зеленый с красным кончиком бутон. Теперь
куста не было.
К Вольту подошел сосед, Иван Стоянович Бехбеев.
- Смотришь? - спросил он. - Смотри. Вот как бывает: занюхали цветок.
Не стоило и сажать. Я, как это началось, решил полюбопытствовать и
поставил счетчик. Так, знаешь, в первый день цветок две тысячи человек
понюхали. В очередь стояли, как на выставку. Каждый наклонится, вдохнет
поглубже и отходит. Так весь день. Пальцем до него никто не дотронулся, а
он все равно на третьи сутки завял. И ведь понимаю, что все зря, а
все-таки новый цветок посажу, как только черенок достану. А его опять
занюхают, это уж как пить дать. Растения не любят, если чего слишком
много. Я по своей работе вижу. Машины мы на границе задерживаем, а если
кто с малышами пешком идет заповедник посмотреть, то порой закрываем
глаза. Так вот, там то же самое, вдоль границы ничего не цветет, редко
когда чертополох распустится. Понимаешь, не рвут их, а сами не цветут!
Вольт не раз слышал печальные рассказы Бехбеева о службе в
заповедниках, как раньше они медленно умирали и как двадцать лет назад,
когда Вольт был еще мальчишкой, их спасли, засадив человечество в огромную
тюрьму. Смешно и обидно: тюрьмой была вся Вселенная, кроме того
единственного места, где люди могут и хотят жить. Все это Вольт знал, но
сейчас он обратил внимание совсем на другое.
- Иван Стоянович, - спросил он, - я не совсем понял; выходит, туда
пытаются пробраться на гравилетах и без детей?
- А ты как думал? - Бехбеев выпрямился. - Мерзавцев на свете еще
сколько угодно. Да и нормальным людям тяжело. Особенно когда объявили
проекты быстрого освоения: у всех было ощущение, что скоро конец бедам и
можно не скопидомничать. Тогда гравилеты косяками в зоны шли, а мы их
силовыми полями невежливо останавливали. Страшно вспомнить. Я теперь этих
новинок в освоении просто боюсь. Взбунтоваться сапиенсы могут, а
четвероногим расплачиваться. Вы уж осторожней открывайте, чтобы зря не
обнадеживать и не разочаровывать.
- Обязательно, - ответил Вольт и, извинившись, пошел, все ускоряя
шаг, потому что дверь его квартиры открылась, и на порог вышла Рита.

- Вольтик, расскажи мне сказку. Все равно какую, только грустную. Ты
рассказывай, а я буду слушать тихонько, как мышка. Только если совсем
печально станет, я тебе в подмышку ткнусь и немножко поплачу. Ты ведь не
рассердишься?
- Что ты? - сказал Вольт. - Слушай. Далеко-далеко, в укромном уголке
мироздания, вокруг желтого солнышка бегает маленькая планетка. Я, конечно,
неправ, она не маленькая, для себя она очень даже ничего. У нее есть
голубое небо и трава, зеленее которой не найти, есть море, ветер, птицы,
чтобы летать, и звери, чтобы бегать. Большие белые, очень гордые птицы и
смешные пушистые звери. Там можно бегать босиком и пить воздух, не боясь,
что он кончится...
- Вольтик, какой ты у меня смешной! Разве эта сказка грустная?
- Да, Рита, это очень грустная сказка.

Об этом так много говорили и писали, этого так долго ждали, что в
конце концов перестали ждать. Но время шло, корабли строились, и вот их
стало больше, чем требовалось для проектов освоения и дальнего поиска.
Вышло решение об открытии космического туризма.
Мало кто знал, какие битвы отгремели, прежде чем Мировой Совет
утвердил это решение. Сергей Юхнов отчаянно сражался за идею сплошного
поиска. Однако космический туризм победил, надо было дать хоть какую-то
отдушину миллиардам замкнутых в мегаполисах людей. Конечно, полторы тысячи
старых, переоборудованных для автоматического полета кораблей не могли
удовлетворить всех, но все-таки это было кое-что. Любой взрослый человек,
прошедший трехмесячные курсы, имел право получить звездолет, выбрать
систему в радиусе одного перехода и отправиться туда одному или взяв
трех-четырех друзей. Программа полета рассчитывалась на Земле, корабль сам
отвозил экипаж к выбранной звезде и через пять дней привозил обратно.
Вольт не колебался. У него появилась возможность еще раз побывать на
Ласточке и даже показать ее Рите. Ласточка была почти на пределе
досягаемости, но все же туда можно долететь за один переход. И пока первые
счастливцы занимались на курсах, пилот Вольт без всякой очереди получил
одну из туристских машин и вместе с Ритой отправился в путешествие.
Все выводы ручного управления на звездолете были наглухо блокированы,
рубка узнавалась с большим трудом, столько в ней появилось приспособлений,
защищающих корабль от неумелого капитана, а неопытный экипаж от слишком
мощных механизмов. Появились даже вспыхивающие табло, требующие
пристегнуться и зажмурить глаза в момент перехода: правило, давно
отмененное для профессиональных пилотов.
Вольт сказал Рите, что они летят к месту его вынужденной посадки, и
Рита заранее представляла, какую коллекцию кристаллов они повезут на
Землю.
Переход сильно напугал Риту. Она побледнела и стала жаловаться, что
ее тошнит. Пока Вольт водил. Риту в медотсек, пока диагност прослушивал
ее, поил чем-то из мензурки и печатал длинный перечень рекомендаций,
прошло около получаса. За это время корабль подошел настолько близко к
системе, что обсерватория могла начать исследования. Вольт с Ритой
выходили из медицинского отсека, когда по кораблю раздались требовательные
звонки, потом где-то включился невидимый динамик:
- Уважаемый экипаж! Корабль подходит к выбранной вами звезде, у
которой только что обнаружена планета с кислородной атмосферой. Вы,
конечно, извините нас, что ваша экскурсия прервана и корабль возвращается
на Землю. Ваш удачный выбор помог всему человечеству. Спасибо!
Вольт бросился в рубку.
Несколько часов, пока звездолет гасил скорость и снова набирал ее для
обратного скачка, Вольт отчаянно пытался перехватить управление у
автоматики. Сделать ничего не удалось. Побледневшая Рита, которой Вольт
успел объяснить положение дел, молча наблюдала за ним. Наконец Вольт
бросил микродатчик на стол.
- Не получается! - простонал он.
- Вольтик, ну попробуй еще раз, - ободряла Рита. - Ведь наверняка
можно что-то сделать.
- Сделать можно одно - взять железяку побольше и разнести все в щепы.
Правда, на Землю вернуться не придется.
- Это надо, Вольтик? - жалобно спросила Рита.
- Нет, - ответил Вольт. - Если бы я был один, я бы это сделал, а с
тобой - нет.
- Если бы я была одна, я бы тоже это сделала, - сказала Рита, - но
сейчас я не могу.
Она протянула Вольту ленту с рекомендациями диагноста. Вольт прочитал
и все понял.

"Мировой Совет рассмотрел вопрос о кислородной планете Ласточка и,
приняв во внимание мнения всех сторон, постановляет:
1. Начать освоение планеты Ласточка и приспособление ее к жизни
людей.
2. На базе комплексной экспедиции, исследовавшей Ласточку, создать
постоянно действующий центр, в задачи которого войдут сбор и хранение
растительного мира планеты, кладок насекомых, изучение возможности
адаптации живого и растительного мира к новым условиям, попытки
длительного сохранения животных в состоянии анабиоза.
3. В долгосрочные планы освоения включить создание в трехсотлетний
срок планеты типа Ласточки, на которой воссоздать условия, существующие в
настоящий момент на Ласточке.
Мировому Совету известно, что ущерб, нанесенный Ласточке, может быть
непоправим, однако положение, сложившееся на Земле, требует радикальных
мер. Благо человечества превыше всего".
Вольт отложил бюллетень Совета. Это был приговор Ласточке,
окончательный и не подлежащий обжалованию. А ведь Вольт был не один. Сотни
тысяч людей требовали сохранить Ласточку. Старый идеалист Юхнов, чья мысль
нашла-таки воплощение в блокировании приборов, был в отчаянии. Его не
утешало даже то, что космический туризм был отменен и часть кораблей
передавалась ему для сплошного поиска. Ведь остальные корабли уходили на
освоение Ласточки.
Неожиданно человек, о котором думали как о самом опасном враге,
оказался самым горячим защитником Ласточки. Владимир Маркус прервал
многолетнее затворничество на Плутоне и прилетел на Землю. Но все было
бесполезно.
В первый отряд, отправлявшийся на Ласточку, брали людей не старше
сорока лет и не имеющих детей. Тут же у пунктов записи выросли длиннейшие
очереди. Мегаполисы резко снизили рождаемость. А ведь обе стороны в
полемике больше всего апеллировали к детям. Но кто знает, что будет благом
для будущих поколений? У них с Ритой через полгода родится Марунька. Уже
известно - будет девочка. Что-то даст ей разграбленная Ласточка? Что
получит и потеряет Марунька?
Со стен, перекрытий, с открыток и плакатов на прохожих смотрела
последняя картина Маркуса. Над серой, засыпанной прахом равниной летит
птица. Навсегда улетает от погибшего гнезда.
Люди, спешившие к пункту записи, смущенно отводили взгляд и ускоряли
шаги.




Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 [ 9 ] 10
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.