read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



ощетиниться и оскалить зубы, как все уступали ему дорогу.
Больше всего, пожалуй, Бэк любил лежать у костра. Поджав под себя
задние лапы, вытянув передние и подняв голову, он задумчиво смотрел в
огонь. В такие минуты вспоминался ему иногда большой дом судьи Миллера в
солнечной долине Санта-Клара, цементный бассейн, где он плавал, бес-
шерстная мексиканка Изабель и японский мопсик Туте. Но чаще думал Бэк о
человеке в красном свитере, о гибели Кэрли, о великой битве со Шпицем и
о тех вкусных вещах, которые он ел когда-то или мечтал поесть. Он не
тосковал по родине. Страна солнца стала для него смутным и далеким вос-
поминанием, которое его не волновало. Гораздо большую власть над ним
имели воспоминания о другой жизни, далекой жизни предков. Благодаря им
многое, чего он никогда раньше не видел, казалось ему знакомым. А инс-
тинкты (они тоже были не чем иным, как отголосками жизни предков), не
просыпавшиеся в нем раньше, теперь ожили и властно заговорили.
По временам, когда он так лежал у костра и сонно щурился на огонь,
ему начинало казаться, что это пламя какого-то иного костра, у которого
он грелся когда-то, и видел он подле себя не повара-метиса, а совсем
другого человека. У этого другого ноги были короче, а руки длиннее, мус-
кулы - как узловатые веревки, а не такие гладкие и обросшие жиром. Воло-
сы у него были длинные и всклокоченные, череп скошен от самых глаз к те-
мени. Человек этот издавал странные звуки и, видно, очень боялся темно-
ты, потому что то и дело всматривался в нее, сжимая в руке, свисавшей
ниже колена, палку с привязанным к ней на конце большим камнем. Он был
почти голый - только на спине болталась шкура, рваная и покоробленная
огнем. Но тело его было покрыто волосами, и на груди и плечах, на
тыльной стороне рук и на ляжках волосы были густые, как мех. Человек
стоял не прямо, а наклонив туловище вперед и согнув ноги в коленях. И в
теле его чувствовалась какая-то удивительная упругость, почти кошачья
гибкость и напряженность, как у тех, кто живет в постоянном страхе перед
видимыми и невидимыми опасностями.
Иногда этот волосатый человек сидел у костра на корточках и дремал,
низко свесив голову. Локти он тогда упирал в колени, руками закрывал го-
лову, как от дождя. А за костром, в темноте, светилось множество раска-
ленных угольков, и всегда парами, всегда по два: Бэк знал, что это глаза
хищных зверей. Он слышал, как трещали кусты, сквозь которые они продира-
лись, слышал все звуки, возвещавшие их приближение.
И когда Бэк лежал на берегу Юкона и грезил, лениво глядя в огонь, эти
звуки и видения другого мира тревожили его так, что шерсть у него вста-
вала дыбом и он начинал тихо повизгивать или глухо ворчать. Тогда по-
вар-метис кричал: "Эй, Бэк, проснись!" - и видения куда-то исчезали, пе-
ред глазами снова вставал реальный мир, и Бэк поднимался, зевая и потя-
гиваясь, словно он на самом деле только что проснулся.
Дорога была трудная, груз тяжелый, работа изматывала собак. Они ото-
щали и были в самом жалком состоянии, когда добрались наконец до Доусо-
на. Им следовало бы отдохнуть дней десять или хотя бы неделю. Но два дня
спустя они уже спускались от Казарм вниз, на лед Юкона, с грузом писем.
Собаки были утомлены, погонщики ворчали, и в довершение всего каждый бо-
жий день шел снег. По этому мягкому, неутоптанному настилу идти было
трудно, больше терлись полозья и тяжелее было собакам тащить нарты. Но
люди хорошо справлялись со всеми трудностями и усердно заботились о со-
баках.
Каждый вечер, разбив лагерь, погонщики первым делом занимались соба-
ками. Собаки получали ужин раньше, чем люди, и никто из погонщиков не
залезал в спальный мешок, пока не осмотрит лапы своих собак. Все-таки
силы собак таяли. За эту зиму они уже прошли тысячу восемьсот миль, весь
утомительный путь таща за собой тяжело нагруженные нарты. А тысяча во-
семьсот миль подкосят и самую крепкую, выносливую собаку. Бэк пока не
сдавался, заставлял работать других и поддерживал дисциплину в своей уп-
ряжке, но и он тоже был сильно переутомлен. Билли все ночи напролет ску-
лил и стонал во сне, Джо был мрачнее мрачного, а к Соллексу просто опас-
но было подходить не только со стороны слепого, но и со стороны зрячего
глаза.
Но больше всех измучился Дэйв. С ним творилось что-то неладное. Он
стал раздражителен и угрюм; как только располагались на ночлег, он сразу
отрывал себе ямку и забирался в нее - туда погонщик и приносил ему еду.
С той минуты, как его распрягали, и до утра, когда опять нужно было
впрягаться, Дэйв лежал пластом. Иногда в пути, дернувшись от сильного
толчка внезапно остановившихся нарт или напрягаясь, чтобы сдвинуть их с
места, он жалобно стонал.
Погонщик не раз осматривал его, но не мог понять, что с ним. Наконец
этим заинтересовались все остальные погонщики. Они обсуждали вопрос и за
едой и перед сном, выкуривая последнюю трубку, а однажды вечером устрои-
ли настоящий консилиум. Дэйва привели к костру и ощупывали и мяли так
усердно, что он несколько раз взвыл от боли. Сломанных костей не обнару-
жили и так ничего не выяснили. Должно быть, у него что-то болело внутри.
К тому времени, как они добрались до Кассьярской отмели, Дэйв уже так
ослабел, что то и дело падал. Шотландец дал сигнал остановиться и выпряг
его, а на место коренника поставил ближайшую собаку, Соллекса. Он хотел
дать Дэйву роздых, позволить ему бежать на свободе, без упряжки, за нар-
тами. Но Дэйв, как ни был он болен и слаб, не хотел мириться с тем, что
его отстранили от работы. Когда снимали с него постромки, он ворчал и
рычал, а увидев Соллекса на своем месте, которое он занимал так долго,
горестно завыл. Гордость его возмутилась, и смертельно больной Дэйв вся-
чески протестовал против того, что его заменили другим.
Когда нарты тронулись, он побежал сбоку, ныряя в рыхлом снегу, и все
время старался цапнуть Соллекса или бросался на него и пробовал повалить
в снег по другую сторону тропы; он делал попытки втиснуться в упряжку
между Соллексом и нартами и все время скулил, визжал и лаял от боли и
досады. Шотландец пробовал отгонять его бичом, но Дэйв не обращал внима-
ния на обжигавшие кожу удары, а у погонщика совести не хватило хлестать
его сильнее. Пес не желал спокойно бежать за нартами по наезженной доро-
ге, где бежать было легко, и продолжал упорно нырять в мягком снегу.
Скоро он совсем выбился из сил и упал. Лежа там, где свалился, он тоск-
ливым воем провожал длинную вереницу нарт, мчавшихся мимо него.
Потом, собрав остаток сил, Дэйв кое-как тащился вслед, пока обоз не
сделал остановки. Тут Дэйв добрел до своего прежнего места и стал сбоку
около Соллекса. Его погонщик отошел к другим нартам - прикурить от труб-
ки соседа. Через минуту он вернулся и дал сигнал к отправке. Собаки дви-
нулись как-то удивительно легко, без всякого усилия - и вдруг все с бес-
покойством повернули головы и остановились. Погонщик тоже удивился: нар-
ты не двигались с места. Он кликнул товарищей взглянуть на это диво.
Оказалось, что Дэйв перегрыз обе постромки Соллекса и уже стоял прямо
перед нартами, на своем старом месте.
Он молил взглядом, чтобы ею не гнали. Погонщик был озадачен. Товарищи
его стали толковать о том, как собакам обидно, когда их изгоняют из уп-
ряжки, хотя эта работа их убивает. Вспоминали всякие случаи, когда соба-
ки, которые по старости или болезни уже не могли работать, издыхали от
тоски, если их выпрягали. Общее мнение было таково, что раз уж Дэйву все
равно издыхать, надо пожалеть его и дать ему умереть со спокойной душой
на своем месте у нарт.
Дэйва снова впрягли в нарты, и он гордо потащил их, как прежде, хотя
временами невольно стонал от приступов какой-то боли внутри. Несколько
раз он падал, и другие собаки волокли его дальше в постромках. А однажды
нарты наехали на него, и после этого Дэйв хромал на заднюю ногу.
Все-таки он крепился, пока не дошли до стоянки. Погонщик отвел ему
место у костра. К утру Дэйв так ослабел, что идти дальше уже не мог.
Когда пришло время запрягать, он с трудом подполз к своему погонщику,
судорожным усилием встал на ноги, но пошатнулся и упал. Потом медленно
пополз на животе к тому месту, где на его товарищей надевали постромки.
Он вытягивал передние лапы и толчком подвигал свое тело вперед на
дюйм-два, потом опять и опять проделывал то же самое. Но силы скоро ему
изменили, и, уходя, собаки видели, как Дэйв лежал на снегу, тяжело дыша
и с тоской глядя им вслед. А его унылый вой долетал до них, пока они не
скрылись за прибрежным лесом.
За лесом обоз остановился. Щотландец медленно зашагал обратно, к
только что покинутой стоянке. Люди все примолкли. Скоро издали донесся
пистолетный выстрел. Шотландец поспешно возвратился к саням, защелкали
бичи, весело залились колокольчики, и нарты помчались дальше. Но Бэк
знал, и все собаки знали, что произошло там, за прибрежным лесом.

V
ТРУДЫ И ТЯГОТЫ ПУТИ
Через тридцать дней после отъезда из Доусона почтовый обоз во главе с
упряжкой Бэка прибыл в Скагуэй. Собаки были изнурены и измучены вконец.
Бэк весил уже не сто сорок, а сто пятнадцать фунтов. Собаки меньшего ве-
са похудели еще больше, чем он. Симулянт Пайк, всю жизнь ловко надував-
ший погонщиков, теперь хромал уже не притворно, а понастоящему. Захромал
и Соллекс, а у Даба была вывихнута лопатка, и он сильно страдал.
Лапы у всех были ужасно стерты, утратили всю свою подвижность и упру-
гость и ступали так тяжело, что тело сотрясалось и собаки уставали
вдвойне. Все дело было в этой смертельной усталости. Когда устаешь от
короткого чрезмерного усилия, утомление проходит через какиенибудь
два-три часа. Но тут была усталость от постепенного и длительного исто-
щения физической энергии в течение многих месяцев тяжкого труда. У собак
уже не осталось никакого запаса сил и никакой способности к их восста-
новлению: силы были использованы все до последней крупицы, каждый мус-
кул, каждая жилка, каждая клеточка тела смертельно утомлены. Да и как
могло быть иначе? Менее чем за пять месяцев собаки пробежали две с поло-



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 [ 9 ] 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.