read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


"Правда? -- серьезно спросил Максим. -- Но это ведь только временно,
пока я не завоюю Галлию. Всегда приходится ставить на кон либо жизнь, либо
душу, либо душевный покой, либо еще какую-нибудь мелочь. Говорят,
Парнезий, -- он обратился ко мне, -- пикты тебя любят".
"Он -- единственный из твоих офицеров, кто нас понимает", -- ответил
Алло и произнес длинную речь о наших добродетелях. Размалеванный старик
ораторствовал словно Цицерон [*41]. Из его слов выходило, что мы с
Пертинаксом само совершенство.
Максим не сводил глаз с наших лиц.
"Хватит, -- оборвал он. -- Я слышал, что Алло думает о вас. Теперь я
хочу знать ваше мнение о пиктах".
Я рассказал ему все, что знал, и Пертинакс вторил мне. Пикты не сделают
ничего дурного, если понять их трудности. Больше всего сердило их то, что
мы сжигаем их вереск. Дважды в год весь гарнизон выходил в поле и
торжественно выжигал вереск на десять миль к Северу. Наш генерал
Рутилианус называл это расчисткой территории. Пикты отходили еще дальше, и
получалось, что летом мы просто уничтожали нектар -- пищу пчел, а весной
-- корм для овец.
"Верно, все верно, -- подтвердил Алло. -- Как же нам варить наш
чудесный напиток, вересковый мед, если вы уничтожаете нектар?"
Разговор продолжался долго. Из вопросов Максима было ясно, что он
хорошо знал пиктов и много думал о них. Наконец он спросил:
"Что ты посоветуешь сделать, чтобы сохранить мир на Севере, пока я буду
завоевывать Галлию?"
"Оставить пиктов в покое, -- ответил я. -- Немедленно прекратить
выжигание вереска и время от времени посылать им баржу-другую зерна".
"И распределять зерно должны сами пикты, а не наши жулики-интенданты",
-- добавил Пертинакс.
"И пусть приходят в больницу, когда они в этом нуждаются", -- продолжил
я.
"Да они скорее умрут, чем придут к нам в больницу, это уж точно", --
воскликнул Максим.
"Вовсе нет, если этим займется Парнезий, -- возразил Алло. -- В
двадцати милях от Стены немало можно насчитать людей, покусанных волком
или помятых медведем. Но пусть Парнезий остается с ними в больнице, а то
одни пикты обезумеют от страха".
"Понятно, -- произнес Максим. -- Как и все на свете, успех дела зависит
нередко только от одного человека. Я думаю, Парнезий, ты и есть тот
человек".
"Мы с Пертинаксом -- одно целое", -- сказал я.
"Пусть так, если дело будет сделано. Послушай, Алло, ты знаешь, я не
желаю твоему народу зла. Оставь нас одних поговорить", -- попросил Максим.
"Зачем? -- усмехнулся Алло. -- Мой народ -- зерно меж двух жерновов, и
я должен знать, что хочет один из них. Юноши сказали правду, но они знают
не все Я же, вождь, скажу остальное. Меня беспокоят пришельцы с Севера".
Алло весь сжался, как заяц в вереске, и посмотрел по сторонам.
"Меня тоже, -- сказал Максим. -- Иначе я не был бы здесь".
"Слушай! -- воскликнул Алло. -- Много лет назад Крылатые Шлемы приплыли
к нашим берегам со словами: "Рим на краю пропасти! Столкните же его!" Мы
на вас напали. Вы прислали солдат. Мы были разбиты. После этого мы сказали
Крылатым Шлемам: "Лжецы! Верните жизнь нашим мертвым, которых убил Рим,
тогда мы вам поверим". Они убрались пристыженные. Сейчас, осмелев, они
вернулись и снова завели старую песню, что Рим на краю гибели. И мы уже
начинаем этому верить".
"Дай мне три года мира на Стене! -- крикнул Максим. -- И я покажу тебе
и этим воронам, насколько они ошибаются!"
"А-а, хорошо бы. Но как запретить юношам моего племени слушать Крылатых
Шлемов, особенно зимой, когда мы голодаем? Наши юноши повторяют: "Рим не
может ни сражаться, ни править. Он забирает солдат из Британии. Крылатые
Шлемы помогут нам прорвать Стену. Надо показать им тайные тропы через
болота". Разве я хочу этого? Нет! -- Алло сплюнул, как плюется змея. -- Я
бы не выдал секреты моего народ", пусть бы меня сжигали заживо. Парнезий
сказал правду. Оставьте нас, пиктов, в покое. Он понимает нас. Пусть он
командует Стеной, и я сдержу своих юношей. -- Алло что-то прикинул на
пальцах. -- Первый год легко, второй год не так легко, третий --
постараюсь. Да, я даю тебе три года. Но знай: если к тому времени ты не
покажешь, что Рим силен людьми и оружием, Крылатые Шлемы бросятся на Стену
с двух сторон и соединятся посредине. Вам придет конец. Я не буду очень
жалеть об этом, но я хорошо, ой как хорошо знаю ту единственную цену,
какую племя берет у племени за помощь. Нам, пиктам, тоже придет конец.
Крылатые Шлемы сотрут нас в пыль.
"Хорошо! -- сказал Максим. -- Если ветер не изменится, утром я буду на
восточном конце Стены. Завтра же я увижу вас в гарнизоне и назначу
Капитанами Стены".
"Секунду, Цезарь! -- сказал Пертинакс. -- Каждый человек имеет свою
цену. Я же еще не куплен".
"Уже начинаешь торговаться? -- спросил Максим. -- Ну?"
"Рассуди меня по справедливости с моим дядей, дуумвиром [*42] из города
Дивии в Галлии", -- попросил Пертинакс.
"Всего лишь одна жизнь? Он будет твой! Я думал, ты попросишь денег или
какую-нибудь должность. Напиши его имя на красной стороне доски. Другая
сторона -- для живых". -- Максим протянул ему вощеные дощечки для письма.
"Какой мне прок от его смерти? Моя мать вдова, а я от нее далеко. Мне
кажется, дядя обкрадывает мать".
"Мне все равно. Я до него доберусь. В свое время он представит нам
полный отчет. А теперь прощайте, до завтра, Капитаны Стены!"
Он пошел на корабль, и его фигура все уменьшалась. По сторонам от него,
за камнями, прятались десятки пиктов, но он ни разу не повернул голову ни
вправо, ни влево. Он поплыл к югу, подставив вечернему бризу полные
паруса, и мы не проронили ни слова, пока не исчез корабль. Мы знали, что
земля рождала мало людей, подобных ему.
Вскоре Алло привел нам лошадей и помог сесть верхом, чего он раньше
никогда не делал.
"Подожди", -- попросил Пертинакс. Из вырезанных кусков земли он сложил
небольшой алтарь, усыпал его цветами вереска и положил сверху письмо от
девушки из Галлии.
"Что ты делаешь, о мой друг?" -- спросил я.
"Приношу жертву своей погибшей юности", -- ответил он. Когда письмо
сгорело, он втоптал каблуком пепел в землю. Потом мы поехали к Стене,
стать ее Капитанами.
Парнезий замолчал. Дети сидели неподвижно, даже не спрашивая, кончилась
ли на этом история или нет. Пак поманил детей и кивнул в сторону их дома.
-- Простите, -- прошептал он, -- но вам пора домой.
-- Он на нас не сердится, нет? -- заволновалась Юна. -- Кажется, он
думает о чем-то далеком...
-- Нет, не беспокойся. Подожди до завтра. Это будет совсем скоро.
3. Крылатые Шлемы
Назавтра выдался абсолютно свободный день. Папа с мамой отправились в
гости, мисс Блейк поехала кататься на велосипеде, и дети оказались
предоставленными себе до восьми часов вечера. Едва они очень вежливо
проводили своих дорогих родителей и свою дорогую наставницу, как садовник
принес полный капустный лист малины, а служанка Эллен -- чаю с пирогом.
Малину, пока она не помялась, дети съели, а листом капусты решили
поделиться с тремя коровами, которые паслись около театра. Но по пути туда
они наткнулись на мертвого ежа, которого просто обязаны были похоронить, и
лист нельзя было не использовать для этого.
Потом они пошли к кузнице, застали там старика Хобдена и устроились
пить чай неподалеку от пасеки. Хобден очень похвалил пирог, испеченный
Эллен, сказав, что он не хуже тех, какие пекла когда-то его жена. После
чая он стал учить детей, как нужно ставить силки на зайцев. Про силки для
кроликов дети уже все знали.
Потом они влезли вверх по оврагу и отправились в дальний конец леса.
Место это было печальнее и темнее той опушки, где дети впервые встретили
центуриона. Особую мрачность месту придавала старая торфяная яма с черной
водой и влажный, похожий на космы старухи мох, укутывающий гнилые пни ивы
и ольхи. Птицы, однако, любили прилетать в этот полумертвый лес, и Хобден
рассказывал, что эта набравшаяся горечи от корней ив вода служит
своеобразным лекарством для больных животных.
Дети сели на ствол поваленного дуба, в тени раскинувшегося над ними
бука, и из проволоки, которую дал им Хобден, стали делать петли для
силков. В этот момент они увидели Парнезия.
-- Как тихо ты подошел, -- сказала Юна, подвигаясь, чтобы он мог сесть
рядом. -- А где же Пак?
-- Мы с этим Фавном спорили, стоит ли мне рассказывать мою историю до
конца, или оставить так, -- ответил Парнезий.
-- Я лишь заметил, что, если он расскажет все, как было, вы многое не
поймете. -- С этими словами Пак ловко выпрыгнул из-за бревна.
-- Я и так ничего не понимаю, -- сказала Юна, -- но мне нравится
слушать про этих маленьких пиктов.
-- А я не могу понять одного, -- сказал Дан. -- Как Максим мог знать
про пиктов абсолютно все, если он был в Галлии?
-- Тот, кто провозглашает себя императором, должен знать все про всех,
-- ответил Парнезий. -- Именно эти слова услышали мы из уст самого
императора сразу же после игр.
-- Игр? Каких игр? -- спросил Дан.
Парнезий решительно вытянул вперед сжатую в кулак руку так, что большой
палец был направлен вниз [*43]
-- Гладиаторских! Вот каких! -- ответил он. -- Когда император Максим



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 [ 9 ] 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.