read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Клава сегодня уже не командовала и сидела за столом тихо, словно
мышь. Она поднялась и поставила на стол коньяк.
- Мне завтра на работу к семи утра, я лягу пораньше. - Лева протянул
отцу большую рюмку. - Надо пить коньяк, отец, сейчас это модно. Твой сын
обязан шагать в ногу со временем.


ГЛАВА ПЯТАЯ
Утро было свежее, даже прохладное. Лева рассчитывал провести целый
день на солнце, поэтому надел дакроновый костюм, сшитый словно из
блестящей папиросной бумаги. Зябко передернул плечами. На стоянке
безнадежно выстроились такси. Лева, чувствовавший себя крезом, решительно
направился к головной машине.
Вчера вечером мама, заговорщицки подмигнув, принесла конверт и
положила перед каждым по сто рублей. Она получила какую-то
сверхнеожиданную премию, "деньги свалились с неба", и решила разделить их
поровну. Отец сказал, что купит себе наимоднейший спиннинг, Клава заявила,
что наймет садовника, который станет выхаживать "чертову клубнику", мама
решила разориться на французские духи, Лева же чистосердечно сказал:
истрачу на вино и женщин.
Все рассмеялись и не поверили, между прочим, зря не поверили, так как
Лева говорил абсолютно искренне. Когда же около девяти он ушел спать,
Клава и отец вернули маме деньги, она присовокупила к ним свою долю,
"премия" вернулась в домашнюю кассу.
У конюшен, как обычно, бродили добродушные собаки, доносился стук
копыт, катились коляски, перекликались наездники. Свернув в узелок
нехитрое свое хозяйство, ушел ночной сторож. Рогозин Леве лишь кивнул, а
вот подошедшая почти одновременно с ним Нина поздоровалась громко и
весело:
- Привет писателям! Какое утро! Ночь дождило, сейчас подсохнет,
дорожка будет легкая. - Она улыбнулась Леве открыто и дружелюбно, глаза у
нее были карие, с яркими желтыми блестками.
- Легкая? - пожимая ее сильную руку, удивился Лева.
- Запишите. Есть у нас такое выражение: легкая дорожка.
Нина вбежала в конюшню, достала из сумки пачку сахара, пошла от
денника к деннику, ласково разговаривая с лошадьми, угощала их.
Двигалась Нина легко и свободно, ступая на носки, отчего казалась
выше, стройнее, чистые линии сильных рук и ног делали ее похожей на
породистых скакунов. Сквозь легкое платьице просвечивали тонкие полоски
белья. Лева хотел отвернуться и не мог, смотрел и смотрел.
Лошади благодарно кивали, аппетитно хрупали сахаром.
- Умницы вы мои, дурашки любимые. Да, да, сейчас работать начнем. -
Нина смеялась. - Понимаете, писатель, они конюхов любят, а наездников не
очень. Конюх чистит, моет, кормит и холит, а наездник гоняет, работать
заставляет.
- Понятно, - севшим от волнения голосом ответил Лева, подошел ближе,
протянул руку, хотел погладить наездницу по обнаженному плечу. К его
счастью, она не заметила, перешла к следующему деннику.
- Видали дурака? Я его, бездельника, вчера настегала, вот он морду и
воротит, Нина вновь рассмеялась, похлопала жеребца по крупу. - Не хочешь,
глупый, не надо. Ты сегодня, между прочим, выходной.
Жеребец понял ее, повернулся, взял с протянутой ладони сахар, затем,
решив выдержать характер, обошел в дальний угол.
- Видали? Весь в отца. - Нина взглянула на часы, заторопилась,
крикнула: - Василий, Петр! На разминку! Михалыч! Где Колька? Нет, уволю,
уволю, уволю вас всех! - она убежала в свою комнату переодеваться.
В коридор вошли молодые наездники. Лева и не подозревал, что они уже
на конюшне. Рогозин выкатил коляску. Лева уже знал: тренируются в одной
коляске, на соревнованиях же едут в другой, более легкой и изящной. Он
переложил удостоверение в брюки, повесил пиджак в комнате наездников,
засучил рукава и, не спрашивая, что именно делать, начал вместе со всеми
выводить, держать, даже затянул два каких-то ремня, в которые ткнул
заскорузлым пальцем Рогозин.
Нина и наездники уехали. Лева достал сигареты и зажигалку, конюх
пробормотал, мол, трава, однако закурил.
- Нравится стерва-то наша? Вижу, нравится, - Рогозин сильно
затянулся, прищурившись, глянул на Леву. - Молодой. К девкам тебя как
магнитом тянет.
- А вы, Михаил Яковлевич, в молодости девчат гнали от себя?
Рогозин хмыкнул, вновь оглядел Леву снизу вверх, туфли осмотрел,
затем брюки, рубашку, уперся в глаза. Леве хотелось повернуться на
каблуках, разглядываешь, так уж валяй со всех сторон. Когда же он
встретился с Рогозиным взглядом, у Левы охота шутить пропала, инспектор
уголовного розыска почувствовал - сейчас конюх скажет важное, самое
главное. Лева напрягся, пытался взглядом подтолкнуть Рогозина, говори,
дорогой, говори.
Старый конюх в две затяжки прикончил сигарету, погасил о каблук и,
сунув окурок в карман, пошел по каким-то делам, словно не стоял рядом
человек, с которым он сейчас разговаривал. Ни полслова не обронил Рогозин,
думал же явно об убитом, хотел что-то сказать, раздумал. Все прошедшие дни
Лева удивлялся: никто не вспоминал погибшего наездника, ни разу не назвал
его имени, даже косвенно не упоминали о нем. Ведь он ходил здесь, ел с
ними и разговаривал, смеялся и ссорился. Вечер воскресенья и понедельник
они все провели в прокуратуре, во вторник Лева уже был здесь. Допрос у
следователя для любого человека потрясение, возникает естественное желание
поделиться, спросить, о чем спрашивали приятеля, что он ответил. Обычно
коллектив, где произошло несчастье либо преступление, несколько дней почти
не работает, все говорят и говорят, повторяя одно и то же, сочиняя и
придумывая новые подробности. Естественно, часто говорят о покойном,
вспоминают, какой душевный он был человек, даже если ругались с ним целыми
днями. Здесь же царила деловая, будничная атмосфера. Логинова здесь как
будто никогда не существовало. А ведь он здесь жил несколько десятков лет
- в последней комнате с левой стороны, где каждая вещь принадлежит ему.
Вот почему Лева не мог угадать характер и привычки Григорьевой по
обстановке: каждый предмет там принадлежал покойному.
Лева подошел к комнате мастера-наездника, толкнул приоткрытую дверь.
В лицо ему ударил яркий свет, который через вымытое до блеска окно заливал
просторную чистую комнату. Ни одной старой вещи в комнате не осталось.
Потолок побелен, под ним изящная современная люстра, стены оклеены обоями,
на месте коричневого коня висит фотография: группа вытянувшихся в
стремительном беге лошадей. Снимок прекрасный, сделан, безусловно,
профессионалом. В углу аккуратный шкаф, рядом небольшой диванчик, на столе
белоснежная скатерть, вазочка из чешского стекла, а в ней роза.
Полураспустившийся гордый цветок на длинном стебле. Пахнет чистотой и
чуть-чуть кофе. Обследовав комнату вторично, Лева заметил на полке
кофеварку и электрическую кофемолку.
- Намедни покрутила все, - сказал незаметно подошедший Рогозин. -
Дождалась своего часа. Добилась, девонька, - последнее слово он произнес
как ругань.
И тут Лева совершил поступок, о котором и не думал секунду назад: он
молча протянул Рогозину свое удостоверение. Конюх поправил очки, прочитал,
пощупал мягкую кожаную обложку, словно его убедила кожа, а не гербовая
печать и фотография. Вновь, как совсем недавно, он осмотрел Левины
ботинки, брюки, рубашку, заглянул в глаза, казалось, сейчас оттянет
заскорузлым пальцем губу и проверит зубы. Рогозин не выразил удивления,
вообще не проявил никаких эмоций, вернул документ и сказал:
- Значит, не дураки. Конешно, разве ж Гладиатор может человека
зашибить? Убили Лексеича, мешал он тут, торчал, как старый дуб, посередь,
- он не нашел подходящего слова, лишь указал на Нинину комнату и,
сгорбленный, длиннорукий, зашагал по коридору между стойлами.
Услышал Лева, как звякнуло пустое ведро, еще какие-то звуки, темная
фигура конюха мелькнула в ярком проеме ворот конюшни и исчезла. Лева
остался один, в конюшне тихо, лишь изредка всхрапнет лошадь, стукнет
копытом о перегородку.
Он подошел к конюху, который возился у полки с подковами.
- Черт бы их побрал, - сердито бормотал он. - Теперь Рогозин подкову
потерял.
Лева насторожился. Одну подкову вынес он сам, конюх сказал: "Теперь".
Значит, не первая подкова пропала?
- Теперь две придется Ивану заказывать. Григорию и Розке, - конюх
оглядел непарную подкову. - Правая передняя, а Григорию левая задняя
требуется.
Лева вспомнил - кровь обнаружили у Гладиатора на левой задней ноге.
Убийца учел даже такую мелочь. Времени же согласно разработанной версии у
преступника на подготовку и обдумывание не было. Вернулся Рогозин.
- Михаил Яковлевич, вы где в то время находились? - Лева не уточнял,
какое "то время"; они понимали друг друга. - На кругу вас не было. Не
ходите вы туда.
- Не хожу, - согласился Рогозин, взял две подковы и пошел к воротам.
Лева понимал, конюха говорить не заставишь, захочет сам, дело иное, а
нет, так хоть весь уголовный розыск с прокуратурой вместе приводи, упрется
- и конец.
Обливаясь потом, скидывая на ходу модную куртку, подбежал конюх Коля,
затравленно взглянул на Леву и Рогозина.
- С первой разминки не вернулась? Я уже час здесь. Час назад пришел,
- толстыми непослушными пальцами он расстегивал пуговицы, испуганно
поглядывая в сторону поля, переодевался.
На взмыленной лошади подъехала Нина.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 [ 9 ] 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.