read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



новую сигарету и опять пытаясь сжечь спичку до конца, на этот раз фокус
ему удается, и он явно доволен.
- Значит, Виктор Арсентьевич согласился с вами иметь дело, хотя вы убили
его лучшего друга? - задаю я новый вопрос.
В каждом деле меня интересуют такие вот моральные и психологические
аспекты, это помогает понять побудительные мотивы, разгадать некоторые
поступки и характеры. Такое копание входит у меня в привычку.
- Бросьте, - небрежно машет рукой Барсиков. - Какие могут быть в наше
время друзья? Это все сладкие слюни, их выдумывают газеты.
Я чувствую, что усталость мешает мне дальше вести этот разговор спокойно.
Меня начинает переполнять злость. Нет настоящей дружбы? Это он мне будет
говорить?
- В газетах пишут не о вас, когда пишут о дружбе, - насмешливо говорю я. -
Какая уж тут дружба. Купрейчик, например, сейчас выкладывает все ваши
секреты и всех топит, рассчитывая спасти свою шкуру. Вот такая у вас
дружба.
- При чем тут дружба? Это трусость и предательство, - свирепо рычит
Барсиков. - От меня вы этого не дождетесь, имейте в виду. Я из другого
теста. Понятно вам?
Я пожимаю плечами.
- Надеюсь, вы просили о свидании со мной в такой поздний час не для того,
чтобы читать мне лекции по экономике и заверять, что ничего мне не скажете?
- Конечно, - заметно успокаиваясь, кивает головой Барсиков. - Дело в
другом. Я думаю, что больше вас не встречу. Мной займется следователь. Так
вот: на прощанье хочу вам сказать. Я скоро выйду на свободу. Я знаю много
путей для этого. И я вас запомню. С вас началось крушение самого красивого
и выгодного моего дела. Я вам этого не прощу. Учтите. И вас найду. Я
человек упрямый. Вот что я хотел вам сказать.
- Что ж, Лев Игнатьевич, посмотрим, придется ли нам встретиться. Только о
таких планах, как ваши, лучше не предупреждать. Солидные люди так не
поступают. Дешевкой пахнет.
- Поглядим, какая это дешевка, поглядим! - снова вскипает Барсиков.
На том наш разговор и заканчивается. Малоприятный разговор.
И вот я еду домой в пустом троллейбусе по пустынным, ночным улицам. Я
измучен этим днем до предела и все время, пока еду, нахожусь в каком-то
взвинченно-недовольном состоянии, словно день прошел вовсе безуспешно,
словно и последний, трудный разговор с Барсиковым ничего нам не дал. А
ведь он кое-что дал, вы, наверное, тоже обратили внимание.


Глава IX

ВСЕ, ЧТО ИМЕЕТ СВОЕ НАЧАЛО,
ИМЕЕТ И КОНЕЦ

Сегодня с утра у нас собирается еще одно "межведомственное" совещание.
Приехал из прокуратуры Виктор Анатольевич. Службу ОБХСС представляют Эдик
Албанян и его начальник Геннадий Антонович Углов. Ну, а Уголовный розыск -
мы с Кузьмичом, Валя Денисов и Петя Шухмин.
На это совещание мы с Петей идем вместе, и он мне по дороге вдруг,
улыбаясь, сообщает:
- Валька-то жениться вроде собрался. Ты ничего не слыхал?
- Ну да? - удивляюсь я.
- Усиленно больно ухаживает за одной девчонкой. Я ее, между прочим, видел.
- И как, понравилась?
- Мне жены и девушки моих друзей никогда не нравятся, - решительно
объявляет Петя. - Это уже такая психология. Ну, прямо как отрезает,
представляешь?
- Да я не в том смысле, а вообще.
- Ах, вообще. Тогда, конечно, ничего, вполне симпатичная. Только очень уж
маленькая. Под стать Вальке, словом. Зовут Нина. Бухгалтер в ресторане.
- Все уже узнал.
- А как же? - смеется Петя. - Служба такая.
- Значит, Валька женится, а за ним и ты?
Петя настораживается.
- Откуда ты взял?
- А ты недавно тоже с одной девчонкой подружился. Зовут Лена. Профессия
медсестра, в госпитале работает.
- Вот черти, - добродушно усмехается Петя. - Ничего не скроешь.
- Служба такая, - повторяю я Петины слова. - Знаем даже, что по комплекции
она под стать тебе.
- Точно, - довольно кивает Петя. - Местами даже пошире. Я только думаю,
что будет, если она когда-нибудь драться начнет.
- Есть такие симптомы?
Но Петя ответить не успевает. У дверей кабинета Кузьмича мы сталкиваемся с
Эдиком, тут же подходит Виктор Анатольевич, и мы все вместе заходим в
кабинет. Валя Денисов и Углов уже там. Углов о чем-то беседует с
Кузьмичом, оба посмеиваются и, видимо, настроены благодушно.
Начинается совещание.
Первым докладываю я о своем разговоре с Купрейчиком, внезапном появлении
Барсикова, о его шальном выстреле и обо всем прочем. Особенно всех
заинтересовывает наш с ним поздний разговор, не его угрозы, конечно, а его
вольные и невольные признания.
- И все-таки, - заключаю я, - мне так и неясна роль самого Барсикова в
этой преступной цепочке, а следовательно, и мотив убийства Семанского.
Барсиков сказал, что убрал конкурента. Во время их спора во дворе, который
слышал Гаврилов, Семанский якобы сказал Барсикову про Купрейчика: "Он с
тобой работать не будет". Но что это значит, что это за работа? Ведь ни в
получении пряжи фабрикой, ни в отправке ее Шпринцу Барсиков участия не
принимал. Выходит, он вообще лишнее звено, ему нет места в цепочке.
- Не совсем так, - качает головой Эдик. - Даже совсем не так!
- Ну, поясните-ка нам пока один этот вопрос, о роли Барсикова, -
обращается к нему Кузьмич. - А потом уже обо всем остальном.
- Пожалуйста, - охотно откликается Эдик. - Все объясняет записная книжка
этого Барсикова. Я ее просмотрел. Даже уже изучать начал. Там среди
телефонов разных лиц, которых еще придется проверять, есть очень странные
номера, на первый взгляд, конечно. Вот, кстати, эта самая книжица, - Эдик
вынимает из папки весьма потрепанную, в черной клеенчатой обложке записную
книжечку с лесенкой алфавита сбоку и показывает нам. - Вот обратите
внимание на такие, к примеру, телефоны, - он начал листать. - Вот, скажем,
Купрейчик. Рядом записан такой номер телефона: девятьсот одиннадцать,
восемь, девять, семь. Но такого номера, из шести цифр, в Москве вообще не
существует. Кроме того, дома у Купрейчика и на работе совсем другие номера
телефонов, не то что Барсиков какую-то цифру пропустил, скажем.
- Почему вы первые три цифры произносите, как девятьсот одиннадцать? -
спрашивает внимательно слушавший Кузьмич. - А следующие называете все по
отдельности?
- Виноват, - поспешно откликается Эдик. - Первые три цифры я прочел
неверно. Их надо прочесть так: девять, одиннадцать. Между ними точка
стоит. И после каждой следующей цифры - тоже точка. И пока что я обнаружил
еще пять фамилий с такими же странными номерами телефонов. Вернее, уже
пять, я дошел только до "м".
- Шифр, - спокойно замечает Углов.
- Так точно, - подхватывает Эдик. - Шифр. Но тут есть два интересных
момента. Первый. Цифры этих, условно говоря, номеров написаны в разное
время. Представляете? Это видно невооруженным глазом. И второе. Что
касается Купрейчика, то цифры эти совпадают с количеством тонн пряжи,
отправленной им в разное время Шпринцу. И вот очень интересно будет
проверить, а сколько же этой самой пряжи Шпринц всего получил? Уверен, что
больше, чем Купрейчик ему отправил. Намного больше он получил.
- Думаешь, еще кто-то отправлял? - с интересом спрашиваю я. - Те пятеро,
например, да?
- Вот именно, - кивает Эдик. - По крайней мере, те пятеро. А то и больше
еще наберется. Вот вам, скорей всего, и роль Барсикова.
- Бухгалтер? - смеется Петя.
- Бери выше, - Эдик важно поднимает палец. - Он ищет и находит
предприятия, где имеются дефицитные неликвиды, в частности, допустим,
пряжа. И вступает там в контакт с нужными людьми. Ведь эти самые неликвиды
- готовые, так сказать, живые и, на первый взгляд, совсем безопасные
деньги, огромные к тому же деньги. А заместителю начальника Разноснабсбыта
нужна информация, докладная о наличии на таком-то предприятии дефицитных
неликвидов, чтобы дать указание отправить их для продажи в магазин
Шпринцу. И вот Купрейчик, видимо, был самым крупным поставщиком этой пряжи
и самым поэтому выгодным. Цифры у остальных пяти значительно меньше. Вот
какова роль Барсикова в этой цепочке, - обращается Эдик к Кузьмичу.
- Ну давай уж дальше, все свои соображения по делу, - предлагает Углов. -
Это же у тебя не все.
- Минуточку, - вмешивается Кузьмич. - Кончим уже сперва наши вопросы,
чтобы потом не возвращаться. У тебя все? - обращается он ко мне.
- Не совсем, - отвечаю я. - Хотя роль Барсикова и проясняется. Можно даже
теперь предположить, вернее, нащупать и мотив убийства. Барсиков решил
прибрать Купрейчика к своим рукам. Драка из-за "золотой курочки", как
выразился Шпринц. Но остается еще один неясный вопрос, по нашей линии.
Помните, Федор Кузьмич, Муза Леснова передала нам интересный разговор.
Вернее, не сам разговор, а его схему, что ли. Между Лехой и ее
возлюбленным, Чумой.
- Вы, Виталий, все-таки по-человечески их называйте, - замечает Виктор
Анатольевич. - Без этих дурацких кличек, пожалуйста.
- Извините, - поправляюсь я. - Хотел сказать - Совко. Так вот, из того



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 [ 81 ] 82 83 84 85 86 87 88 89
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.