read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



несчастной и нечестивой графини Ванды. Благодаря счастливой случайности
мне удалось проникнуть в спальню сына, не встретив никого более, а кано-
нисса как раз в эту минуту вышла оттуда за каким-то лекарством, которое
велел дать ребенку Маркус. Муж мой, вместо того чтобы деятельно бороться
с опасностью, по своему обыкновению молился в часовне. Я бросилась к
Альберту и прижала его к груди. Он совершенно не испугался и отвечал на
мои поцелуи - он не понимал тех, кто говорил ему, что я умерла. В этот
миг на пороге появился капеллан. Маркус решил, что все погибло. Однако с
редким присутствием духа он продолжал стоять неподвижно и делать вид,
что не замечает меня. Капеллан прерывающимся голосом произнес несколько
слов заклинания и, не посмев сделать ни шагу, упал без чувств. Тогда я
решилась бежать через другую дверь и в темноте добралась до места, где
прежде меня оставил Маркус. Я успокоилась - ведь я увидела, что Альберту
стало лучше; у него были теплые ручки, и на лице уже не играл лихорадоч-
ный румянец. Обморок и испуг капеллана были приписаны тому, что ему по-
мерещился призрак. Он уверял, что видел меня с ребенком на руках рядом с
Маркусом. Маркус же уверял, что ничего не видел. Альберт быстро заснул.
Но наутро он стал расспрашивать обо мне и потом, не веря, что я умерла,
хоть ему и старались это внушить, стал часто видеть меня во сне и без
конца призывал меня к себе. С этого дня детство Альберта было омрачено
неусыпным надзором, и суеверные души Ризенбурга без конца возносили мо-
литвы, отгоняя роковой призрак матери от его колыбели.
Маркус отвел меня домой до рассвета, и мы отложили наш отъезд еще на
неделю, а когда мой сын поправился совершенно, покинули Чехию. С той по-
ры для меня началась кочевая, исполненная таинственности жизнь. Вечно
скрываясь в случайных убежищах, вечно прячась под вуалью во время путе-
шествий, нося вымышленное имя и не имея во всем мире ни одного наперсни-
ка, кроме Маркуса, я долгие годы провела с ним в чужих краях. Он посто-
янно переписывался с одним своим другом, и тот подробно сообщал ему обо
всем, что происходило в Ризенбурге, то есть о здоровье, характере и вос-
питании моего сына. Плачевное состояние моего собственного здоровья да-
вало мне право вести самую замкнутую жизнь и никого не видеть. Я счита-
лась сестрой Маркуса и много лет прожила в Италии на уединенной вилле,
тогда как он проводил часть года в путешествиях и продолжал добиваться
осуществления своих обширных замыслов.
Я не стала любовницей Маркуса. Надо мной все еще тяготели религиозные
предрассудки, и мне понадобилось десять лет размышлений, чтобы постичь
право человеческого существа сбросить с себя иго безжалостных и неразум-
ных законов, управляющих человеческим обществом. Слывя умершей и не же-
лая рисковать так дорого доставшейся мне свободой, я не могла обратиться
ни к духовной, ни к гражданской власти, чтобы разорвать брак с Христиа-
ном; к тому же мне не хотелось растравлять его утихшую боль. Он не знал,
как несчастна была я с ним, и верил, что в смерти я обрела счастье и по-
кой, подарив мир семье и спасение его сыну. При таком положении вещей я
считала себя как бы осужденной быть ему верной до конца жизни. А впос-
ледствии, когда стараниями Маркуса ученики новой веры объединились и
осуществили тайную организацию духовной власти, когда я изменила свои
взгляды настолько, что могла бы принять этот новый собор и вступить в
новую церковь, имевшую право расторгнуть мой брак и освятить наш союз,
было уже поздно. Утомленный моим упорством, Маркус узнал новую, разде-
ленную любовь, и я самоотверженно поощряла его чувство. Он женился, я
стала другом его жены, но он не был счастлив. Эта женщина не обладала ни
достаточно большим умом, ни достаточно большим сердцем, чтобы понять ум
и сердце такого человека, как он. Он не мог посвящать ее в свои замыслы
и остерегался рассказывать ей о своих успехах. Спустя несколько лет она
умерла, так и не разгадав, что Маркус не переставал любить меня. Я уха-
живала за ней на ее смертном одре, я закрыла ей глаза с чистой совестью,
не радуясь исчезновению препятствия, вставшего на пути моей длительной и
жестокой страсти. Молодость ушла, я была сломлена. Прожитая жизнь была
слишком тяжела, слишком сурова, чтобы я могла изменить ее теперь, когда
годы начали серебрить мои волосы. Наконец-то пришло спокойствие старос-
ти, и я глубоко прочувствовала торжественность и святость этой фазы на-
шей женской жизни. Да, наша старость, как и вся наша жизнь, когда мы на-
чинаем понимать ее смысл, содержит в себе нечто более значительное, не-
жели старость мужчины. Мужчины могут обмануть бег лет, могут любить и
становиться отцами в более преклонном возрасте, нежели мы, тогда как нам
природа назначила предел, переходить который нельзя, ибо есть нечто чу-
довищное, нечестивое и смешное в нелепом желании пробуждать любовь и по-
сягать на блестящие преимущества нового поколения, которое пришло нам на
смену и уже гонит нас прочь. В этот торжественный час она ждет от нас
урока и примера, а чтобы быть вправе поучать, нужна жизнь, полная созер-
цания и размышления, - жизнь, которую бесплодные любовные треволнения
могли бы только смутить и потревожить. Молодость способна вдохновляться
собственным пылом и черпает в нем высокие откровения. Зрелый возраст мо-
жет общаться с богом, лишь сохраняя величавую ясность духа, дарованную
ему как последнее благодеяние. Сам бог помогает нам мягко и незаметно
вступить на этот путь. Он заботливо усмиряет наши страсти и преображает
их в мирные дружеские чувства; он отнимает у нас преимущество красоты и
таким образом отгоняет опасные соблазны. Итак, ничего нет легче прибли-
жения старости, что бы там ни говорили и ни думали те слабодушные женщи-
ны, которые суетятся в свете и с каким-то яростным упорством стремятся
скрыть от других и от самих себя увядание своих прелестей и конец своей
женской судьбы. Старость лишает нас пола, освобождает от страшных мук
материнства, а мы все еще не можем постичь, что настал час, когда мы де-
лаемся похожими на ангелов. Впрочем, вам, милое дитя, еще так далеко до
того предела, который страшит, но и привлекает, как привлекает тихая га-
вань после бури, что все мои рассуждения неуместны. Пусть же они помогут
вам хотя бы понять мою историю. Я по-прежнему оставалась сестрой Марку-
са, но все эти подавленные чувства, эти побежденные желания, истерзавшие
нашу молодость, придали нашей зрелой дружбе такую крепость и такое пыл-
кое взаимное доверие, каких не встретишь в обычных дружеских отношениях.
Однако я еще ничего не сказала вам о работе ума и о серьезных заняти-
ях, которые в течение первых пятнадцати лет не позволяли нам всецело от-
даваться нашим страданиям, а потом мешали сожалеть о них. Вам уже из-
вестны сущность, цель и результат этих занятий - вас приобщили к ним
прошлой ночью, а сегодня вы узнаете еще больше через посредство Невиди-
мых. Могу сказать только, что Маркус находится среди них и что это он
создал их тайный совет и организовал их общество при содействии одного
добродетельного князя, который все свое состояние отдает на нужды из-
вестного вам таинственного и великого дела. Я тоже отдаю ему всю мою
жизнь вот уже пятнадцать лет. После двенадцатилетнего отсутствия я была,
с одной стороны, настолько забыта, а с другой - так переменилась, что
могла уже вновь появиться в Германии. К тому же странное существование,
обусловленное некоторыми особенностями работы нашего ордена, помогало
мне сохранить инкогнито. Мои обязанности состояли не в энергичном расп-
ространении взглядов ордена - эта работа предназначается вам, ведущей
столь блестящую жизнь, - а в некоторых секретных поручениях. Благодаря
моей осторожности они выполнялись мною с успехом и требовали путешествий
в разные страны - сейчас я расскажу вам о них. Вернувшись, я стала жить
уже совсем затворницей. Для вида я исполняю обязанности скромной домоп-
равительницы части владений князя. В действительности же занимаюсь дела-
ми ордена, веду обширную переписку от имени совета со всеми видными чле-
нами братства, принимаю их здесь и нередко вместе с Маркусом возглавляю
их совещания, когда князь и другие крупные руководители бывают в отъез-
де. Словом, я всегда имею заметное влияние на решения, требующие именно
женской тонкости и женского чутья. Наряду с обсуждающимися и разбирающи-
мися здесь философскими вопросами - с некоторых пор меня сочли достаточ-
но созревшей для участия в этих обсуждениях, - часто приходится рассмат-
ривать и решать также вопросы, связанные с человеческими переживаниями.
Ведь в попытках приобрести сторонников во внешнем мире нам нередко слу-
чается встречать помощь или противодействие таких страстей, как любовь,
ненависть, ревность. Через посредство сына, а иногда и лично, выдавая
себя за гадалку или ясновидящую, которые так интересуют придворных дам,
я часто встречалась с принцессой Амалией Прусской, с привлекательной, но
несчастной принцессой Кульмбахской и, наконец, с юной маркграфиней Бай-
рейтской, сестрой Фридриха. Нам приходилось завоевывать этих женщин
больше сердцем, нежели умом. Смею сказать, что я добросовестно старалась
привлечь их к нам и достигла цели. Но сейчас я хочу говорить с вами не
об этой стороне моей жизни. В своей будущей деятельности вы найдете мой
след и продолжите то, что начала я. Я хочу рассказать вам об Альберте,
рассказать о той стороне его существования, которая вам неизвестна. У
нас еще есть время. Уделите мне немного внимания, и вы поймете, каким
образом в той ужасной и странной жизни, которую я себе создала, мне на-
конец удалось познать радость материнской любви.

XXXIV
Благодаря стараниям Маркуса, осведомлявшего меня о мельчайших подроб-
ностях событий, происходивших в замке Исполинов, я узнала о решении
семьи отправить Альберта путешествовать, о выбранном для него маршруте,
и немедленно помчалась в те же края, чтобы встретиться с ним. Я имею в
виду тот период странствий, о котором только что вам рассказала, и не-
редко Маркус сопровождал меня. Гувернер и слуга, которых послали с
Альбертом, никогда не видели меня, и поэтому я не боялась попасться им
на глаза. Мне так не терпелось увидеть моего сына, что, следуя за ним на
расстоянии нескольких часов пути, я с трудом заставила себя не встре-
чаться с ним до Венеции, где предполагалась его первая остановка. Однако
я твердо решила показаться ему лишь в обстановке таинственности и тор-
жественности - ведь не только горячее материнское чувство толкало меня в



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 [ 81 ] 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.