read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



помощника, а я все один и один. Теперь, Жоан, перепиши все начисто, потом
поставь вот под таким углом пластинки, чтобы свет падал сбоку, вооружись
сильной лупой и подробно опиши все, что видишь на рисунке, проступающем
изнутри. Вот там, видишь, какие-то люди, животные... Что ни говори, но мой
старинный друг, покойный Гароди, сделал великое открытие, найдя ключ к
письменам древних лакори. Эх, Элиас, Элиас! Какой это был светлый ум! Как
жаль, что он ушел от нас. Скоро и мне придется отправляться, как
говорится, в светлые чертоги небытия.
- Что за печальные мысли у вас, сеньор Грасильяму?
- Как же не печалиться, мой мальчик, если остается так мало времени, а
многого еще не сделано...
Профессор Грасильяму был прав: ему оставалось мало времени.
Он был очень стар. Косматая седая голова и руки тряслись, ноги
отказывались носить высохшее костлявое тело. Лишь глаза, живые и умные,
горели на морщинистом лице, свидетельствуя о том, что в этом одряхлевшем
теле бьется пытливая мысль.
- Давай, Жоан, немного отдохнем, поболтаем. С тех пор, как умер Гароди,
мне просто не с кем бывает поболтать. Луи Пэйн оглох и тоже торопится
записать как можно больше из собранного им фольклора лакори. Порой я
просто поражаюсь его памяти и работоспособности... Ах, Жоан, Жоан, если бы
ты знал, как я рад, что ты здесь со мной, с нами! Оставить кафедру в
столичном университете только для того, чтобы заняться изучением мурий
лакори - это не каждый сможет.
- Да полно, сеньор Грасильяму, - смутился Жоан. - Разве вы сами не так
же поступили? А я - ученик профессора Гароди, кому же, как не ученику, и
надлежит продолжить его дело?
- Правда, правда! Спасибо, малыш! Кстати, ты не сердись, что я называю
тебя, профессора, "малышом" и на "ты". Не обижайся. Для меня ты остался
таким же милым синантропом, каким и был двадцать лет назад. А где другой
синантроп, твой русский друг? Ты знаешь ли что о его судьбе?
- Саор стал крупным советским геологом, вот уж много лет ищет на севере
Сибири нефть. Последнее письмо я получил от него в конце пятьдесят
девятого года. Он писал, что ваши записки, которые маршал Рондон перед
смертью завещал переправить на хранение в Советский Союз, где они не будут
использованы, как писал в завещании маршал, "во зло обреченным
лакорийцам", находятся в государственном архиве. Полностью их опубликуют
лишь через пятьдесят лет.
- Рондон был не только великим защитником угнетенных племен, но и
мудрецом.
Запомни и мой наказ: тексты расшифрованных мурий надо отправить в
Россию... Ну, я разболтался. Давай продолжим работу. Я же страшный эгоист.
Не успел ты приехать, осмотреться, а я сразу же засадил тебя за мурии. Но
ведь мне так мало осталось времени, а пока я жив, тебе надо освоить
технику расшифровки мурий. Ну, записывай!
"Так было.
Лакори жили в долине Золотого Дракона, в долине своих предков, которые
построили удивительные дворцы и храмы.
Однажды ночью раздался страшный грохот. Обрушились скалы и здания. Реки
вышли из берегов, затопили долину. В нескольких местах земля треснула,
словно высушенный на солнце плод, и глубокие пропасти поглотили людей и их
жилища.
Это пробудился от сна вулкан Лооб.
Оставшиеся в живых лакори искали спасения в скалах и на вершинах
деревьев.
Пробудившийся вулкан разрушил горную цепь, отделявшую долину Золотого
Дракона от долины Злых Чаков.
Чудовища, населявшие эту отрезанную от мира местность, устремились в
долину Золотого Дракона.
Оставшиеся в живых лакори бежали от них на новые места.
Долина Золотого Дракона опустела. В ней остались лишь хищные чаки и
анаконды.
Так было.
Так надо помнить всегда."


Француз умирал. Он полулежал, тяжело дыша, откинувшись на кожаные
подушки. Его правая рука покоилась на плече подростка, сидевшего у его ног
и с грустью глядевшего в глаза умирающего. Вокруг стояли верные друзья,
встревоженные, убитые горем. Время от времени Ленда подносил ко рту
умирающего какое-то пахучее питье, и тогда Пэйн делал облегченный глубокий
вздох, открывал глаза. В его глазах снова загоралось изумленное восхищение
красотой расстилавшейся перед ним Долины Изобилия, его второй родины.
- Ленда, старый мой друг, искусный врачеватель, - сЛабым голосом
проговорил Пэйн. - Ты стараешься облегчить мои последние минуты. Спасибо
тебе! Мне так легко дышится. Я чувствую, как за моей спиной вырастают
крылья... Я сейчас полечу на них ввысь, к вашим предкам регари...
Француз глубоко вздохнул, попытался улыбнуться.
- Лакастра, мудрый вождь, достойный сын великого Макалуни. Я счастлив,
что судьба свела меня с тобой и с твоим народом. Я многое записал, что
слышал от вас, но это далеко не все. Это сделает твой сын Мартино,
которому ты передал свое второе имя и ум. Не правда ли, mon garson? - Пэйн
ласково погладил подростка по голове. - Он всегда был моим прилежным
учеником. Но этого мало.
Когда вернется из мира желтоголовых Ингла, пошли Мартино и еще
нескольких юношей учиться в Россию. Только там они узнают то, чего не
знали мы - секрета сделать всех людей счастливыми...
Силы покидали француза. Он закрыл глаза. Ленда снова поднес питье. Веки
Пэйна дрогнули, стали медленно приподниматься, но и когда они открылись
совсем, не сразу зажглись мыслью глаза.
- Мсье Грасильяму, не надо кусать бороду. Мы с вами, как и Гароди,
можем гордиться: жизнь свою прожили не напрасно. А вы, отважные мушкетеры
- Руи, Антонио, Кано, Отега, Лоренцо - вы-то чего носы повесили? Выше
головы, кавалеры!
За ваше давнишнее прошлое вас никто не может упрекнуть. Вы заслужили
уважение тем, что охраняете эту невероятной ценности древнюю культуру
лакори... лакори...
И снова погасли глаза, медленно закрылись веки, тело обмякло. Ленда
хотел поднести питье, как вдруг Пэйн открыл глаза, приподнялся.
- О, как легко... Я улетаю... На Рильфу... - и вдруг с неожиданной
силой начал декламировать:
О Франция, мой час настал: я умираю!
Возлюбленная мать, прощай: покину свет, - Но имя я твое последним
повторяю.
Любил ли... кто тебя... сильней... меня?.. О нет! -
и умер, не закончив песни.


Лакастра и Жоан стояли на вершине потухшего вулкана Лооба. Перед ними
расстилалась вытянутая с юго-запада на северо-восток овальная долина -
Долина Регари, сверху походившая на гигантский стадион. В середине этого
"стадиона"
виднелся ослепительно белый шар, от которого на некотором расстоянии
один за другим отходили три таких же ослепительно белых концентрических
круга. От третьего, самого большого, сначала по долу, а затем по склону
горы, убегала ровная параболическая линия. Это было искусственное
сооружение, походившее на лыжный трамплин.
По другую сторону шара виднелся сверкающий ромб, а за ним вертикально
поставленный цилиндр, увенчанный опрокинутым вниз острием конусом.
Весь этот "стадион" с геометрическими фигурами, резко выделявшимися на
красной почве, был обрамлен темно-зеленой каймой кустарника.
- Значит, это и есть стартовая площадка межзвездных кораблей регари? -
спросил Жоан. Лакастра кивнул головой.
- В этой же долине, в склонах окружающих гор находятся подземные
хранилища. Что в них хранили регари - неизвестно. По велению Макалуни,
которое он высказал перед смертью, мы перенесли туда саркофаг-пирогу с
останками Таме-Тунга, драгоценности из храма, мурии и даже Золотого
Дракона. Последнее было особенно трудным. Нам пришлось уничтожить всех
чаков. Руи со своими молодцами доставил даже противотанковые мины, на
которых подрывались чаки.
- Заметьте, сеньор Кольеш, - продолжал Лакастра, - на стартовой
площадке ничто не растет: ни трава, ни кустарник. Даже птицы не летают над
ней. Долина лишь по краям поросла странными растениями, которых я нигде в
других местах не встречал.
Давайте спустимся вниз...
Внизу Лакастра провел Жоана в пещеру, заставленную ящиками, достал из
одного ящика просторные балахоны, обшитые тонкими золотыми пластинками, и
золотые шлемы с прозрачной полусферой впереди. В таком одеянии, бряцая
золотыми пластинками, они направились к центру долины.
Растения действительно были странными. Толстые мясистые темно-зеленые
листья, похожие на кактусы без колючек, подымались прямо из земли, чем-то
напоминая пальцы человеческой руки. Они были усыпаны мелкими цветочками,
состоящими из пяти нежно-зеленых лепестков, тоже сложенных в виде пальцев
ладони, напоминая цветок монстеры.
"Уж не было ли и это растение завезено с другой планеты? - подумал
Жоан. - Не потому ли лакори так чтят этот цветок?"
Вблизи, с земли, "трамплин" казался еще более величественным. Изумляла
строгая красота и лаконичность устремленной ввысь сверкающей линии,
обрывающейся в небе.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 [ 82 ] 83
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.