read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



где-то впереди, за водою, кричащими: "За мной! За мной-ой!" -- пытаясь
угадать по голосу своего ведущего. Мокрая одежда мешала бежать, бойцы, на
берегу отжимаясь, падали, щупали себя: здесь ли он, боец, с собой ли его
тело? Огонь свалился на баркас, вокруг которого в воде барахтались раненые,
грязью замывало, заиливало живых и убитых. Немцы пытались зажечь баркас
пулями и ракетами, чтобы высветить протоку, видеть, куда углубляются
перемахнувшие через реку части русских. Но те были уже в оврагах. Уведя в
ответвление оврага батальон, Щусь велел всем отдохнуть, обуться, зарядить
диски, проверить гранаты, у кого они сохранились, вставить в них капсюли. Из
ночи разрозненно и группами набегали и набегали бойцы, валились на сухую
хвою редко по склону оврага растущих сосенок, на твердые глыбы глины,
вжимались в трещины, втискивались в землю, которая после темной реки, после
глубокой воды казалась такой родной, такой желанной.
Нашаривая наступающие части, немцы торопливо и сплошно сеяли ракеты.
Ниже острова, по берегу реки разрастался бой. Где-то там погибали или уже
погибли роты Яшкина и Шершенева.
-- Ничего, хлопцы, ничего! -- бодрясь, сказал комбат. -- Главное --
переправились, теперь вверх по оврагу, противотанковый ров не переходить --
по нему сейчас работает наша артиллерия. Командиры взводов, отделений, кто
еще жив, держаться ближе ко мне. Никому не отставать. Теперь главное -- не
отставать...
Карабкаясь вверх, падая с крутых осыпей и скатов оврагов, бойцы
батальона капитана Щуся лезли и лезли куда-то в ночь, в гору, а внизу, по
берегу, принимая весь удар на себя, сражался полк Сыроватко.
Почти все понтоны с бойцами, батальонными минометами и сорокапятками
были на воде разбиты и утоплены, однако чудом каким-то, не иначе, словно по
воздуху, некоторым подразделениям удалось добраться до берега, уцепиться за
него и вслед за разрывами снарядов и мин продвинуться вперед, минуя
осыпистый яр. Разноцветье ракет, взлетающих в небо, означало, что части
полка Сыроватко в самом центре плацдарма закрепились, прикрывают соединения,
переправляющиеся следом.
И, поняв это, Щусь вызвал к себе командира взвода Павлухина, приказал
ему с десятком бойцов спуститься обратно на берег, беря под свою команду по
пути встречающихся бойцов, попробовать найти роту Яшкина и самого ротного,
если жив. Вести людей этим глубоким оврагом, по которому будут расставлены
посты с паролем "Ветка", ответом будет "Корень".
-- Все! Пока фриц не очухался, действуйте! На берегу не застревать, в
бой не ввязываться. У нас иная задача.

Мимо разобранной риги к урезу реки катили валами люди, волоча набитые
сеном и соломой палатки, самодельные тяжелые плотики. Среди
сосредотачивающихся для переправы выделялись бойцы в комсоставских
гимнастерках, в яловых сапогах. Лешке опять показалось, что он видел среди
них Феликса Боярчика. Сходить в штрафную недосуг, да и не пустят небось к
ним, к этим отверженным людям, да и лодку, спрятанную под ворохами соломы,
оставлять без догляду нельзя -- моментом урвут, на руках унесут, как любимую
женщину. Приходил опять усатый офицер из какого-то важного подразделения,
бумагой тряс, требовал, грозил. Лешка с помощью майора Зарубина еле от него
отбился.
В ту пору, когда батальон Щуся уже совершил переправу и, подняв с
берега, как потом оказалось половину состава боевой группы, углубился в
овраги правого берега, Лешка при белом, дрожащем свете спущенных с самолета
фонарей украдкой перекрестился на озаренные собственным огнем игрушечные
рамки гвардейских минометов, выстроенных за старицей. В серебристо
вспыхнувшем кустарнике, который, дохнув, разом приподнялся над землей и
упал, тлея в светящихся кучах листа, сорванного ольховника, вороха листьев
кружило, подбрасывало над землей, осаживало на батарею и сажей, клубом огня
катило в поля, в прибрежные порубленные леса -- занимался всесветный пожар,
и никто его не тушил. "Всех карасей поглушат!" -- как всегда не к месту,
нелепая мелькнула мысль и, как всегда, она родила в нем какие-то посторонние
желания; "Вот бы бабушку Соломенчиху сюда!"
Когда по берегу рокотно прокатились залпы орудий, с другого берега
донесло ответные толчки взрывов, земля вместе с дубками, со старицей, за
которой потухли "катюши", начала качаться и скрипеть, будто на подвесных
ржавых канатах.
-- Ничего, ничего, товарищ Прахов! -- перевозбужденно закричал Лешка,
-- живы будем -- хрен помрем! -- кричал громко, фальцетом, сам себя не
слыша.
Сема Прахов, поняв это, испугался еще больше и, впрягшись в широкую
лямку из обмотки, тащил тяжелое корыто и, тоже, не слыша себя, твердил:
-- Скорея, миленькия, скорея!..
Лодку спрятали у самой воды, в обгрызанном козами или ободранном и
перебитом пулями, летошнем тальнике, заранее подсмотренном Лешкой. Залегли,
отдышались. Прикрывая полою телогрейки фонарик, Лешка погрузил в нос лодки
противогазную сумку с десятком гранат и запасными дисками для автомата, туда
же сунул мятую алюминиевую баклажку с водкой, рюкзачок с харчишками, долго
пристраивал планшет и буссоль. Пристроил, прикрыл военное добро снятой с
себя телогрейкой. Глядя на набросанные бухтиной на дно челна провода с
грузилами, подумал, подумал и разулся. Еще подумал и расстегнул ремень на
штанах, но сами штаны не снял. Эти приготовления вовсе растревожили Сему
Прахова:
-- Скорея, миленькия, скорея! -- почти бессознательно твердил он.
Лешка решительно поставил запасную катушку с проводом на середину
корыта и прислонил к ней заботливо завернутый в холщовый мешок да в старую
шинельку телефонный аппарат с заранее к нему привязанным заземлителем. Сема
Прахов соединил Лешкин провод с катушкой, которая оставалась на берегу.
-- Я сделал все. Проверь. Можно уж... -- Сема Прахов устал ждать,
извелся. Лешка ничего не проверял, он присел на нос лодки и зорко следил за
тем, как идет переправа, -- ему в пекло нельзя. Ему надо туда, где потемней,
где потише -- корыто-то по бурному водоему плавать неспособно, по реке же,
растревоженно мечущейся от взрывов и пуль, посудине этой и вовсе плавать не
назначено. Ей в заглушье старицы полагалось существовать, в кислой,
неподвижно-парной воде плавать.


Стрелковые части, начавшие переправу сразу же, как только открылась
артподготовка, получили некоторое преимущество -- немцы уже привыкли к тому,
что, начав валить по ним изо всех орудий, русские молотить будут уж никак не
меньше часа, и когда спохватились, передовые отряды, форсирующие реку,
достигли правобережного острова.
И если бы...
Если бы тут были части, хорошо подготовленные к переправе, умеющие
плавать, снабженные хоть какими-то плавсредствами, они бы не только острова,
но и берега достигли в боевом виде и сразу же ринулись бы через протоку на
берег. Но на заречный остров попали люди, уже нахлебавшиеся воды, почти
сплошь утопившие оружие и боеприпасы, умеющие плавать выдержали схватку в
воде пострашнее самого боя с теми, кто не умел плавать и хватался за все и
за всех. Достигнув хоть какой-то суши, опоры под ногами, пережившие панику
люди вцепились в землю и не могли их с места сдвинуть никакие слова, никакая
сила. Над берегом звенел командирский мат, на острове горели кусты, загодя
облитые с самолетов горючей смесью, мечущихся в пламени людей расстреливали
из пулеметов, глушили минами, река все густела и густела от черной каши из
людей, все яростней хлестали орудия, глуша немцев, не давая им поднять
головы. Но противник был хорошо закопан и укрыт, кроме того, уже через
какие-то минуты в небе появились ночные бомбардировщики, развесили фонари
над рекой, начали свою смертоубийственную работу -- они сбрасывали бомбы, и
в свете ракет река поднималась ломкими султанами, оседала с хлестким шумом,
с далеко шлепающимися в реку камнями, осколками, ошметками тряпок и мяса.
В небе тут же появились советские самолеты, начали роиться вверху,
кроить небо вдоль и поперек очередями трассирующих пуль. На берег бухнулся
большим пламенем объятый самолет. Фонари на парашютах, будто перезревшие
нарывы, оплывающие желтым огнем, сгорали и зажигались, сгорали и зажигались.
Бесконечно зажигались, бесконечно светились, бесконечно обнажали реку и все,
что по ней плавало, носилось, билось, ревело.
"Ой, однако, не переплыть мне...", -- слушая разгорающийся бой на
правом берегу, думал Лешка, полагая, что батальон Щуся, кореши родные,
проскочили остров еще до того, как он загорелся, до того, как самолеты
развесили фонари, -- во всяком разе он истово желал этого, желал их найти,
встретить на другом берегу, хотя и понимал, что встретит не всех, далеко не
всех.
И все-таки не самолеты были в этой битве главным решающим оружием, и
даже не минометы, с хряском ломающие и подбрасывающие тальники на островах и
на берегу. Самым страшным оказались пулеметы, легкие в переноске,
скорострельные эмкашки с лентой в пятьсот патронов. Они все заранее
пристреляны и теперь, будто из узких горлышек брандспойтов, поливали берег,
остров, реку, в которой кишело месиво из людей. Старые и молодые,
сознательные и несознательные, добровольцы и военкоматами мобилизованные,
штрафники и гвардейцы, русские и нерусские -- все они кричали одни и те же
слова: "Мама! Божечка! Боже!" и "Караул!", "Помогите!.." А пулеметы секли их
и секли, поливали разноцветными смертельными струйками. Хватаясь друг за
друга, раненые и нетронутые пулями люди связками уходили под воду, река
бугрилась, пузырясь, содрогалась от человеческих судорог, пенилась красными
бурунами.
"Ждать нечего. Надо плыть, иначе тут с ума сойдешь..." -- решил Лешка,
понимая, что чем он больше медлит, тем меньше у него остается возможностей
достигнуть другого берега.
Внезапно пришло в голову, что именно в эту пору, там, во глубине
России, по таежным, степным и затерявшимся среди стылых, где и снежных



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 [ 82 ] 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.