read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



Стирфорта, Маркхем на вид совсем юный, я дал бы ему не больше двадцати лет.
Я заметил, что сей последний всегда говорил о себе неопределенно, в третьем
лице, и очень редко употреблял местоимение первого лица единственного числа.
- Человек может прекрасно здесь устроиться, мистер Копперфилд, - сказал
Маркхем, разумея при этом самого себя.
- Местоположение неплохое и комнаты удобные, - отозвался я.
- Надеюсь, у вас обоих разыгрался аппетит? - осведомился Стирфорт.
- Честное слово, Лондон как будто возбуждает аппетит у человека, -
ответил Маркхем. - Человек весь день голоден. Человек все время ест.
Слегка смущенный в первые минуты, чувствуя себя слишком молодым, чтобы
играть роль хозяина дома, я уговорил Стирфорта, когда доложили, что обед
подан, занять председательское место, а сам уселся против него. Все шло
превосходно, вина мы не жалели, а Стирфорт так блестяще исполнял свои
обязанности, что все веселились от души. Но, увы, мне не удавалось быть
таким добрым сотрапезником, каким мне хотелось, ибо мой стул находился
против двери и внимание мое отвлекал расторопный молодой человек, который
очень часто выходил из комнаты, и немедленно вслед за этим его тень
неизменно появлялась на стене передней с бутылкой у рта. "Молодая девица"
также причиняла мне некоторое беспокойство - она, правда, не пренебрегала
мытьем тарелок, но, к сожалению, их била. Ум у нее был пытливый, она не в
силах была сидеть безотлучно в кладовой (вопреки данным ей строгим
инструкциям) и то и дело заглядывала к нам, всякий раз пугаясь, что ее
заметили. Тут она пятилась, наступала на тарелки, которыми старательно
уставляла пол, и производила серьезные опустошения.
Впрочем, все это были мелочи, и они улетучились из памяти, как только
убрали скатерть и на столе появился десерт. Когда пирушка достигла этой
стадии, выяснилось, что расторопный молодой человек лишился дара речи. Отдав
ему потихоньку распоряжение присоединиться к миссис Крапп и увести с собою в
нижний этаж "молодую девицу", я предался веселью.
Началось с того, что на душе у меня стало удивительно легко и радостно.
Воскресли в памяти всевозможные полузабытые события, о которых хотелось
потолковать, и я болтал без умолку, что было мне совсем несвойственно. Я
громко смеялся над своими собственными остротами и над остротами
собеседников, призывал к порядку Стирфорта, якобы медлившего передавать
бутылку, несколько раз клялся приехать в Оксфорд, возвестил, что намерен
еженедельно давать точь-в-точь такие же обеды, и в безумии своем взял такую
понюшку из табакерки Грейнджера, что принужден был удалиться в кладовку и
там, наедине с собой, чихал в течение десяти минут.
Затем я все быстрее и быстрее наполнял рюмки и то и дело брался за
пробочник, чтобы откупорить новую бутылку задолго до того, как она могла
понадобиться. Я предложил выпить за здоровье Стирфорта. Я назвал его самым
дорогим моим другом, "покровителем моего детства и товарищем моей юности".
Сказал, что с восторгом предлагаю тост за него. Сказал, что перед ним я в
неоплатном долгу и восхищаюсь им больше, чем могу выразить словами. Закончил
я возгласом:
- Выпьем за Стирфорта! Да благословит его бог! Ура!
Трижды осушили мы в его честь по три рюмки, а затем еще одну, и в
заключение еще одну. Обходя вокруг стола, чтобы пожать ему руку, я разбил
свою рюмку и пробормотал, заикаясь:
- Стир...форт! Вы моя... п-путевод... з-звезда!
Вдруг мне послышалось, что кто-то распевает песню. Певцом оказался
Маркхем, он пел: "Когда на сердце заботы бремя" *. Пропев ее, он предложил
нам выпить "за женщину". Против этого я возразил, этого я не мог допустить.
Я заявил, что предлагать такой тост неучтиво и я никогда не разрешу
провозглашать подобные тосты в своем доме, где можно пить только "за леди".
Я говорил с ним очень резко, вероятно потому, что видел, как Стирфорт и
Грейнджер смеются надо мной, а может быть, над ним или над нами обоими. Он
заявил, что человеку нельзя приказывать. Я сказал, что можно. Он возразил,
что в таком случае человека нельзя оскорблять. Я сказал, что на сей раз он
прав: человека нельзя оскорблять под моей кровлей, где лары священны, а
законы гостеприимства превыше всего. Он сказал, что человек не унизит своего
достоинства, если признает, что я чертовски славный малый. Я тотчас же
предложил выпить за его здоровье.
Кто-то курил. Мы все курили. Курил и я, стараясь справиться с мелкой
дрожью. Стирфорт произнес в мою честь речь, которая растрогала меня чуть не
до слез. Я ответил благодарственной речью и выразил надежду, что все
присутствующие будут обедать у меня завтра и послезавтра, - словом, каждый
день в пять часов, дабы мы могли наслаждаться весь вечер беседой и обществом
друг друга. Тут я почувствовал потребность провозгласить за кого-нибудь тост
и предложил выпить за здоровье моей бабушки, мисс Вечен Тротвуд, лучшей из
представительниц ее пола.
Кто-то высунулся из окна моей спальни и прижимался горячим лбом к
холодному каменному карнизу, чувствуя, как - ветерок обвевает его лицо. Это
был я сам! Я называл себя "Копперфилдом" и говорил:
- Ну, зачем ты пробовал курить? Мог бы сообразить, что это тебе не под
силу.
Потом кто-то неуверенно разглядывал свое лицо в зеркале. Это был
опять-таки я. В зеркале я был очень бледен, глаза блуждали, а волосы -
только волосы! - казались пьяными.
Кто-то сказал мне:
- Пойдемте в театр, Копперфилд!
И вот уже нет спальни, и снова передо мной появился стол, заставленный
дребезжащими стаканами... Лампа... По правую мою руку Грейнджер, по левую
Маркхем, напротив Стирфорт - все сидят, окутанные дымкой, где-то очень
далеко. В театр? Ну, конечно! Превосходно! Пошли! Но пусть меня извинят: я
выйду последним и потушу лампу, во избежание пожара!
Какое-то замешательство в темноте - оказывается, исчезла дверь. Я
ощупью разыскивал ее в оконных занавесках, когда Стирфорт, смеясь, взял меня
под руку и вывел из комнаты. Один за другим мы спустились по лестнице. На
последних ступенях кто-то упал и скатился вниз. Кто-то другой сказал, что
это Копперфилд. Меня рассердила такая ложь, но вдруг я почувствовал, что
лежу на спине в коридоре, и стал подумывать, что, пожалуй, тут есть доля
правды.
Очень туманная ночь, большие расплывчатые кольца вокруг уличных
фонарей. Шел бессвязный разговор о том, что на улице сыро. А я считал, что
подмораживает. Стирфорт смахнул с меня пыль под фонарем и расправил мою
шляпу, которая удивительным образом появилась неведомо откуда, потому что
раньше ее на моей голове не было. Потом Стирфорт спросил:
- Вы себя хорошо чувствуете, Копперфилд?
А я ответил ему:
- Зза-мме-чательно!
Из тумана выглянул человек, сидевший в какой-то будочке, принял от
кого-то деньги, осведомился, принадлежу ли я к компании джентльменов, за
которых сейчас платят, и, помнится, когда я мельком на него взглянул, он как
будто колебался, брать ли за меня деньги. Вскоре после этого мы очутились
очень высоко, в театре, где было очень жарко, и мы смотрели вниз, в
преисподнюю, которая словно дымилась: людей, которыми она была набита до
отказу, едва можно было разглядеть. Еще была внизу большая сцена, казавшаяся
очень чистой и гладкой после улицы, а на сцене были люди, которые о чем-то
говорили, но ничего нельзя было разобрать. Сверкало множество огней, играла
музыка, а внизу в ложах сидели леди, и еще что-то там было, не знаю что. На
мой взгляд, весь театр имел диковинный вид, как будто он учился плавать, как
ни старался я его удержать.
Кто-то предложил спуститься вниз, в ложи, где сидели леди. Перед моими
глазами проплыли разодетый джентльмен, развалившийся на диване с биноклем в
руке, а также моя собственная особа, отраженная во весь рост в зеркале.
Затем меня ввели в одну из лож, и, усевшись, я начал что-то говорить, а
вокруг кричали кому-то: "Тише!" - и леди бросали на меня негодующие взгляды,
и... что это? Да! - передо мною, в той же ложе, сидела Агнес с леди и
джентльменом, которых я не знал. Мне кажется, сейчас я вижу ее лицо яснее,
чем видел тогда, лицо и этот незабываемый взгляд, выражающий жалость и
изумление и обращенный на меня.
- Агнес! - хрипло сказал я. - Госпо..мил...луй! Агнес!
- Тише! Прошу вас! - неизвестно почему, ответила она. - Вы мешаете
публике. Смотрите на сцену!
Повинуясь ее приказу, я постарался удержать в поле зрения сцену и
прислушаться к тому, что там происходит, но ничего из этого не вышло. Вскоре
я снова взглянул на Агнес и увидел, что она сидит съежившись в углу ложи и
прижимает ко лбу руку, затянутую в перчатку.
- Агнес! - сказал я. - Б-боюсь... вам... н-нс здоров...
- Нет, нет. Не думайте обо мне, Тротвуд, - возразила она. - Послушайте,
вы скоро уйдете отсюда?
- С-скоро... у-уйду... отсюда? - повторил я.
- Да.
У меня явилось дурацкое намерение ответить, что я хочу подождать и
проводить ее. Вероятно, я кое-как выразил свою мысль, потому что Агнес,
пристально посмотрев на меня, как будто поняла и тихо сказала:
- Я знаю, вы исполните мою просьбу, если я скажу вам, что для меня это
очень важно. Уйдите сейчас же, Тротвуд! Уйдите ради меня и попросите ваших
друзей проводить вас до дому!
К тому времени она уже успела оказать на меня столь благотворное
влияние, что, хотя я и сердился на нее, мне стало стыдно, и, бросив короткое
"с-спок... нок" (я хотел сказать: "спокойной ночи"), я встал и вышел.
Приятели последовали за мной, и прямо из ложи я шагнул в свою спальню, где
был один только Стирфорт, помогавший мне раздеться, а я то уверял его, что
Агнес - моя сестра, то принимался умолять принести штопор, чтобы откупорить
еще бутылку вина.
Всю ночь, в лихорадочном сне, кто-то, лежавший в моей кровати,
бессвязно повторял снова все, что было сделано и сказано, а кровать была
бурным морем, не утихавшим ни на минуту. И когда этот кто-то медленно



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 [ 83 ] 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.