read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



расставленных ловушек, которые сразу бы обнаружила, находясь в нормальном
состоянии.
Незачем говорить, что я глаз не сомкнул в эту ночь. И Ноэль тоже. Мы
отправились к главным городским воротам до наступления темноты с горячей
надеждой, основанной на смутном предсказании "голосов" Жанны, якобы
пообещавших, что ее освободят силой в последний час. Великая новость
разнеслась как на крыльях; все только и говорили о том, что приговор Жанне
д'Арк, наконец, вынесен, что он будет приведен в исполнение и что утром ее
заживо сожгут на костре. Отовсюду к огромным воротам стекались толпы народа;
многих, у кого был сомнительный пропуск или кто не имел его вовсе, солдаты в
город не впускали. Мы пристально вглядывались в каждого встречного, но не
нашли никого из наших товарищей и соратников, ни одного переодетого воина,
словом, ни одного знакомого лица. И когда, наконец, ворота заперли, мы
повернули обратно и побрели молча, печальные, грустные, не смея взглянуть
друг другу в глаза.
На улицах было полно народу. Мы с трудом пробирались сквозь
возбужденные толпы. Около полуночи, бесцельно блуждая, мы очутились недалеко
от красивой церкви святого Уэна, где вовсю кипела работа. Площадь напоминала
потревоженный муравейник: бесчисленное множество людей и сотни пылающих
факелов. Через площадь по широкому проходу, охраняемому стражей, поденщики
таскали доски и брусья в ворота кладбища. Мы спросили, что там строят;
кто-то ответил:
- Помост и костер. Разве вы не знаете, что завтра утром здесь сожгут
живьем французскую ведьму?
Мы ушли. Мы больше не могли здесь оставаться.
На рассвете мы снова были у городских ворот; на этот раз с новой
надеждой, которую бессонная ночь, физическая усталость и лихорадочная работа
мысли довели до полной уверенности. Мы услышали сообщение, что аббат городка
Жюмьеж вместе со всеми своими монахами прибудет в Руан, чтобы присутствовать
при казни. Наше воображение, подогретое пылким желанием, уже превращало этих
девятьсот монахов в старых соратников Жанны, а их аббата - в Ла Гира, Дюнуа
или герцога Алансонского; и мы смотрели, как тянется вереница монахов, как
никто их не останавливает, как толпа почтительно расступается перед ними, и
сердца наши учащенно бились, комок подступал к горлу, а глаза наполнялись
слезами радости и гордости; и мы старались заглянуть в их лица, прикрытые
капюшонами, и если бы кто-нибудь из них оказался нашим боевым товарищем, мы
бы дали им понять, что мы также сторонники Жанны и полны решимости сражаться
за правое дело. Какими же, однако, глупцами мы были. Но мы были молоды, как
вам известно, а молодость на все надеется и всему верит.



Глава XX
Утром я был уже на своем служебном посту, - на одном из помостов
высотою в рост человека, воздвигнутом на кладбище у стен церкви святого
Уэна. На этом же помосте толпились представители духовенства, знатные
горожане и несколько юристов. Перед ним, на небольшом расстоянии, был
воздвигнут другой помост пошире, с красивым навесом от дождя и солнца,
устланный дорогими коврами; там. стояло много удобных стульев и среди них в
центре два тронных кресла, роскошных и высоких. Одно из них занимал
представитель английского короля, принц крови, его высокопреосвященство
кардинал Винчестерский, другое - Кошон, епископ города Бовэ. Рядом с ними и
вокруг сидели три епископа, вице-инквизитор, восемь аббатов и шестьдесят два
монаха и благочестивых законника, входивших в состав суда на процессе Жанны.
Шагах в двадцати перед этими двумя помостами находился третий,
построенный из камня в виде усеченной пирамиды со ступеньками. В центре
этого безобразного сооружения торчал позорный столб; у столба были навалены
дрова и вязанки хвороста. У подножия пирамиды стояли три фигуры в
ярко-красных одеждах - палач и его подручные. Перед ними - жаровня с кучей
раскаленных угольев, а в стороне неподалеку - большая поленница сухих дров и
хвороста, доставленных сюда не менее чем на шести возах. Как странно! На
вид, кажется, мы так тщедушны, так беспомощны; и все же легче превратить в
пепел гранитную статую, чем сжечь человеческое тело.
Вид приготовленного костра вызывал во мне острую физическую боль,
болезненно трепетал каждый нерв в моем теле, но как я ни отворачивался, взор
мой все время устремлялся туда: такова притягательная сила ужасного и
необычного.
Пространство, занимаемое помостами и костром, было оцеплено английскими
солдатами, стоявшими плечом к плечу плотной стеной, угрюмыми и
величественными, в начищенных до блеска стальных доспехах; а за ними, во все
стороны - море человеческих голов; всюду и везде, насколько можно было
охватить глазом, в окнах и на коньках крыш расположились зрители.
Ни движения, ни шороха; казалось, все вымерло. Зловещая тишина
усугублялась полумраком. Свинцово-серое небо было покрыто грозовыми тучами,
низко нависшими над землей; на горизонте время от времени вспыхивали бледные
зарницы, и глухое ворчание грома доносилось издалека.
Наконец, тишина была нарушена. Где-то за площадью послышались неясные,
но такие знакомые звуки - грубая, отрывистая команда, и я увидел, как
человеческое море расступилось и показалась группа людей, мерно двигающаяся
к нам. Я вздрогнул, напряженно всматриваясь. Неужели Ла Гир со своими
молодцами? Нет, не их шаги, не их выправка. Это под усиленной охраной вели
Жанну д'Арк. Надежда моя угасла, сердце заныло в тоске. Слабую, измученную,
ее все-таки заставили идти; они старались вымотать из нее последние силы.
Расстояние было невелико - всего несколько сот ярдов, но как бы ни был
краток этот путь, он был не легким для человека, пролежавшего неподвижно в
оковах несколько месяцев и почти разучившегося ходить. Ведь на протяжении
целого года Жанна знала лишь холодные стены сырого каземата, а теперь должна
была тащиться пешком в предгрозовой духоте хмурого весеннего утра. Когда она
входила в ворота, шатаясь от изнеможения, возле нее, нашептывая ей что-то на
ухо, все время вертелся гнусный Луазелер. Впоследствии мы узнали, что он
пробыл у нее в темнице все это утро, изводя своими наставлениями и соблазняя
коварными обещаниями. Еще и теперь, у кладбищенских ворот, он продолжал свое
мерзкое дело, уговаривая ее уступить всему, что от нее потребуют здесь, и
уверяя, что если она последует его совету, все будет хорошо: она сразу же
избавится от ужасных англичан и обретет приют и убежище под надежной защитой
матери-церкви. Подлая тварь, кретин с холодным жабьим сердцем!
Поднявшись по ступенькам, Жанна присела на помост, закрыла глаза и
уронила голову на грудь; и так сидела, сложив руки на коленях, отрешенная,
безразличная ко всему, думая, очевидно, только об одном - покое. Она была
бледна - бледна, как алебастровое изваяние.
Как оживилась вся эта многочисленная толпа, с каким жадным любопытством
тысячи глаз рассматривали эту хрупкую девушку! И это естественно: люди
понимали, что, наконец-то, они получили возможность хоть раз взглянуть на
человека, которого они так давно мечтали увидеть, что перед ними та самая
женщина, имя и слава которой наполнили всю Европу, затмив своим блеском
имена и славу других; перед ними Жанна д'Арк - величайшее чудо своего
времени, которому суждено быть чудом всех времен! Изумление было всеобщим, и
я читал, как по книге, мысли народа: "Невероятно! Непостижимо! Может ли
быть, чтобы это крохотное существо, эта девочка, прелестная девочка, милая,
добрая девочка - брала Штурмом крепости и, возглавив войска, двигала их
вперед к победе, сдувая, как пушинку, могущество Англии на всем пути своего
следования, воевала без устали и выдержала длительный бой, одинокая и
покинутая всеми, со сворой ученейших мракобесов Франции, и выиграла бы этот
свой последний бой наверняка, если бы борьба была честной и справедливой!"
Очевидно Кошон все же побаивался Маншона, заметив его явное сочувствие
Жанне, ибо на месте Маншона оказался другой протоколист; таким образом, мы с
моим хозяином остались не у дел и должны были сидеть и смотреть на
происходящее.
Мне казалось, сделано было все, что только можно было придумать, чтобы
изнурить тело и душу Жанны, но я ошибся; придумали еще одно издевательство -
стали читать ей длинное нравоучение. Духота и жара становились невыносимыми.
Когда проповедник начал, она взглянула на него так печально, так
тоскливо! - и снова опустила голову. Этим проповедником был Гийом Эрар,
выдающийся оратор. Темой своей проповеди он избрал некоторые пункты
пресловутых "Двенадцати наветов". Из этого мерзкого сосуда он черпал клевету
и ложь и, смачивая их слюною бешенства, приукрашивая и преувеличивая,
бесстыдно изрыгал на Жанну; он клеймил ее всеми оскорбительными именами и
прозвищами, собранными в "Двенадцати наветах", и, по мере своего
выступления, приходил во все большее и большее неистовство; но все его
старания были напрасны. Жанна словно погрузилась в глубокую задумчивость и,
казалось, ничего не слышала. Наконец, он разразился громовой тирадой:
- О Франция, как жестоко тебя обманули! Ты всегда была очагом
христианства, а ныне Карл, именующий себя твоим королем и правителем, как
еретик и вероотступник, возлагает свои упования на слова и деяния презренной
и гнусной женщины!
Жанна подняла голову, и глаза ее сверкнули. Проповедник тотчас же
обратился к ней: - Тебе я говорю это, Жанна, и повторяю еще раз: твой король
вероотступник и еретик!
Ах, ее лично он мог поносить и оскорблять сколько угодно - она стерпела
бы все, но и в свой смертный час она не могла допустить, чтобы кто-нибудь
задевал честь этого неблагодарного пса, этого предателя - нашего короля,
первейший долг которого - в эту минуту находиться здесь с мечом в руке,
чтобы разогнать этих гадин и спасти человека, служившего ему верой и
правдой, человека, которым мог бы гордиться любой король. И он бы, конечно,
был здесь, не будь он таким, как я его только что назвал. Благородная душа
Жанны была глубоко уязвлена, она повернула голову к проповеднику и бросила
ему в лицо несколько слов с такой страстностью, которая сразу подтвердила
толпе все то, что она знала о неукротимом духе Жанны д'Арк.
- Клянусь своей верой, - сказала она, - клянусь перед лицом смерти, что



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 [ 83 ] 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.