read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



разыскал, донес, что ведено, слово в слово.
"Ну, спасибо тебе, Гринь! От меня - и от тех людей, кого ты
от смерти спас!.."
Пан Юдка сердюков взял, да и Гриня с собой прихватил. И Гринь
поехал - все в той же пелене.
Сели в засаду. Ждали кого-то. Сперва песня послышалась, потом
показался отряд - валковские черкасы, с ними сотникова со своим
татарином да пан Рио с поделыциками.
- Пали!
Выстрелы на мгновение разорвали пелену. Так прут, ударив,
рассекает жирную пленку на воде. А потом пленка смыкается снова.
Гринь, помнится, зачем-то кинулся к надворному сотнику, что-то
спросить хотел... Как же, пан Юдка? Как же?!
И все. Ничего больше не помнит, боль ударила, навалилась
чернота... Долго ли он валялся, раненый? Скоро ли встал? Помнится,
багрово отсвечивала лысина сурового сотника Логина, и думалось, что
петли не миновать, а то и чего похуже...
И хотелось петли. Пали хотелось; предательская пелена повисла
клочьями, давая Гриню в полной мере разглядеть дело рук своих - и
сожженный Гонтов Яр, и убитых из засады Черкасов, и Ярину Логиновну,
живьем отданную в руки кровавому Дикому Пану...
А что, если он и вправду - чорт?!
Пекло тебе будет, Гринь-чумак. Руки на себя наложить - новый
грех, да не тяжелее прочих. Семь бед - один ответ, все в пекле гореть,
в огне неугасимом...
Гринь остановился.
Почти полностью смерклось. Болел бок. Над верхушками
неподвижных деревьев висела луна, лысая, как сотник Логин. В отдалении
мычала корова - мерно, через равные промежутки. Прямо перед Гринем
стояло кряжистое, в бугристой коре, дерево, и с протянутой в сторону
ветки свисала веревка с петлей на конце.
Шибеница? Сам себе петлю сплел, в беспамятстве? Или... Гринь
протер глаза. Все так же светила луна, и веревка висела - старые
качели, он сам когда-то мастерил такие. Гой-да, гой-да...
Блеснула поверхность воды. Прямо у Гриневых ног начинался
крутой спуск к пруду; трава здесь стояла нетоптанная, видно, ребятишки
давно забыли про гойдалку. Обходят стороной.
Он попытался вспомнить Оксану - и не смог. Вспоминалось
только яблоко в чистой тряпице. Наливное, будто из воска, желто-
розовое яблоко в пятнышках веснушек. "У вас дичка, а это яблоко из
панского сада..."
За черные брови, за карие очи, за белое тело Оксанино -
продался чорту. За то и кара - не вспомнить лица.
Гринь зачем-то потрогал веревку. Э-э-э, сгнила совсем, даром
что просмоленная. На такой веревке вешаться - только себя позорить.
И шагнул вперед. Не особенно задумываясь, двинулся по склону
вниз; вот ноги по щиколотку провалились в тину. Вот по колено
поднялась холодная вода; прими мою грешную душу, Господи! Не отринь.
Зрадник я, зраду смертью искупаю...
В пруду плеснуло - будто в ответ.
Далеко, в самом центре отблескивающей глади, черной чашей
прогибалась воронка. Водяник, подумал Гринь равнодушно. Ему уже
случалось однажды видеть водяного, а рыбача, он всякий раз ублажал
хозяина подарками. Все равно, пусть хоть водяник душу заберет...
Харя, поднявшаяся над водой в лунном свете, меньше всего
походила на бородатого хозяина глубин. Голая, усеянная мутными
бусинками глаз, похожих на бородавки. Опоясанная, будто кушаком,
черной растянутой пастью. Безбородая и безобразная харя; страшные
рожи, с помощью которых местные жители пытались предупредить Гриня об
опасности, не шли с этой харей ни в какое сравнение.
Он успел порадоваться, что чудище так далеко от берега, когда
в прибрежной тине закипело вдруг движение, и вокруг щиколотки обвилась
ледяная мускулистая лапа.
Рывок! В бескостной руке чудища остались лохмотья кожи;
рывок! Зашуршало в траве, будто ринулось снизу вверх семейство
огромных змей. Взлетела в воздух подброшенная лягушка - Гринь на
мгновение увидел ее прямо перед своим лицом, мелькнуло в полутьме
светлое лягушачье брюхо...
Он опомнился только на околице. Нога горела огнем, и сердце
выпрыгивало, словно надеясь выскочить наконец из горла и затрепыхаться
в пыли.
Нет, не можно человеку так умирать! В предательстве и
скверне, без исповеди, без покаяния; не исполнив материной посмертной
просьбы: "Ай, Гринюшка, убереги!.."
Гринь всхлипнул по-детски - и вдруг разинул рот. Издалека, с
полей, с дорог прилетел вместе с ветром обрывок знакомого запаха.
Пахло колыбелью.
Чортов ублюдок, младший сын вдовы Киричихи
У дядьки лицо плохое. Он дает свою цацку. Цацка плохая.
Я заболел. Подушка плохая. Лошадь плохая. Небо плохое.
Надо мной пленочка. За ней еще одна. Пленочка разноцветная.
Она хорошая. Она красивая. За пленочкой хорошо. Там плавают красивые
смыслы. Там водичка. Я хочу пить.
Я хочу пописать!
У тетки руки плохие.
Я хочу потрогать пленочку. Она мягкая.
Я хочу спать.
Чумак Гринь, старший сын вдовы Киричихи
Тетушка-травница хлопотала по хозяйству. Увидев постояльца,
заулыбалась. Вот ведь чутье у бабы - сразу догадалась, что сотникова
чумаку не любовь, и ей, вдовице, не соперница. И еще, наверное, много
о чем догадывалась, только кто их, местных, разберет?
Гринь, сам того не желая, ответил на теточкину улыбку. Да,
травница постарше его будет - но руки у нее золотые. И полынный запах,
и расплетенные черные косы без единого седого волоска. Нет, хороша
травница по-своему, и ведь добрая, по глазам видно, не то что
валковские молодицы... да хоть бы и Оксанина мать!
Дом у нее большой. Ремесло свое налажено - местные со всякой
хворью к ней идут. Корова, две свинки, куры. И земля есть - по здешним
меркам немного, зато в Гонтовом Яре за такую полоску насмерть дрались
бы. Эх, Гонтов Яр, забыть бы!..
Травница, как обычно, чутко угадала Гриневу тоску. Подошла,
положила руки на плечи - не то жена, не то мамка. Спокойная, надежная,
травкой пахнет. И груди покачиваются, как тяжелые колокола.
Ну, хлопец, попался ты! Вот уже сердце мотается, как собачий
хвост. И жаром обсыпало с головы до пят, и никуда не хочется ехать,
ничего не хочется делать - мужик ты или не мужик? В своем доме хозяин,
на своей пашне работник, здоровой бабе любящий муж.
Двор усыпан свежей соломой. Золотой. Колючей. Душистой.
Гринь барахтался, будто в меду. В сладком золоте. В
мучительных теплых волнах...
Проснулся от собственного стона.
Ночь. Тесная комнатка. Сотникова на своей лежанке, не спит.
- Ты чего, чумак? Приснилось что?
Выпростал руку из-под одеяла. Перекрестился.
Господи, Господи, грехи наши тяжкие!..
...Разумно ли с места трогаться, когда у одного раненый бок
болит, а у другой сухожилие не срослось еще? Неразумно.
Да Гриню и не хотелось никуда ехать. Спокойная жизнь, да
крестьянская работа, да благосклонная вдова - чего еще надо?! А
главное - ни одна душа в округе никогда не попрекнула бы зрадой.
Уважаемый хозяин был бы, по-здешнему говорить выучился... О прошлом -
не вспоминать. На пепелище - не возвращаться.
А сотникова между тем маялась, хоть и думала, что никто ее
маеты не видит. При Грине-то молодцом держалась, так и хотелось "паном
сотником" назвать ее. Но бравая да храбрая девка все одно девкой
остается - по ночам всхлипывала, подушкой всхлипы душила, надеялась,
верно, что не услышит никто.
А по вечерам - иногда - ветер приносил с околиц знакомый дух.
Будто глумился ветер. Колыбелью пах.
В конце концов - не выдержали оба. И тронулись в путь.
Гринь продал все, что мог. Свитка на нем хорошая была, сапоги
почти новые; местные селяне долго дивились, щупали, нюхали, чуть не
языком лизали обновки, видимо, у них никто не делал таких вещей. Еще
крестик медный, нательный сторговать хотели - да только Гринь не
дался.
А деньги у них были под стать селу. Квадратные, темные и
тяжелые - неужто серебро?! Гринь долго разглядывал значки и надписи,
нпчегошеньки не разобрал - зато торговать научился быстро. Даже поймал
одного ловкача, когда тот надуть его хотел, за целую свитку заплатил,
как за чарку в шинке!
И шинок тут был, вот только вместо горелки наливали какого-то
пойла, хмельного, но Гриневой душе противного. Да и глазели на чужака
как на диковинку - хуже, чем те хлопцы в Копинцах. Один раз Гринь в
шинок заглянул и больше не показывался. Тоска!
Сотниковой раздобыл одежу простую, но добротную. Теточка-
травница и тут подсобила - полотна дала на плахту. Панна Ярина долго
носом вертела - подавай, мол, шаровары навроде турецких, а то как я на
коня сяду?! Да только не досталось им никакого коня, больно дороги в
этих краях кони; Гринь купил два колеса от телеги да двуколку



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 [ 83 ] 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.