read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



Апелляция
Вскоре после моей беседы с Ричардом, о которой я уже писала, он
рассказал о своих планах мистеру Джарндису. Опекуна это признание, вероятно,
не застало врасплох, но все-таки очень огорчило и разочаровало. Теперь они с
Ричардом нередко разговаривали наедине, то поздно вечером, то рано утром,
проводили целые дни в Лондоне, постоянно встречались с мистером Кенджем и
были обременены кучей неприятных хлопот. Все время, пока они были заняты
этими делами, опекун очень страдал от восточного ветра и так часто ерошил
свою шевелюру, что, кажется, ни один волос у него не лежал на месте; тем не
менее со мной и Адой он был так же ласков, как и прежде, только никогда не
говорил о делах Ричарда. Как мы ни старались, мы ничего не могли добиться и
от самого Ричарда, кроме неопределенных заверений, что "все идет как нельзя
лучше и наконец-то все в порядке", а это не могло рассеять нашу тревогу.
Однако мы со временем узнали, что лорд-канцлеру была подана новая
просьба от имени Ричарда, как "несовершеннолетнего" и "состоящего под опекой
суда" и не знаю еще кого, и что по этому поводу велись бесконечные
переговоры, а лорд-канцлер во время заседания открыто назвал Ричарда
"надоедливым и капризным несовершеннолетним"; узнали также, что решение все
откладывали и откладывали, что собирали справки, делали доклады и подавали
прошения, пока, наконец, Ричард (как он сам нам говорил) не начал
подумывать, что если он вообще когда-нибудь поступит на военную службу, то
не раньше чем стариком лет семидесяти - восьмидесяти. В конце концов его
вызвали в кабинет лорд-канцлера, и лорд-канцлер сделал ему очень строгое
внушение за то, что он без толку проводит время и сам не знает, чего хочет
("Не им бы говорить, не мне слушать!" - сказал Ричард по этому поводу), но в
конце концов все-таки было решено удовлетворить его просьбу. Его зачислили в
конногвардейский полк кандидатом на патент прапорщика, деньги на покупку
патента внесли агенту, а сам Ричард, как и следовало ожидать, с головой ушел
в изучение военных наук и каждое утро вставал в пять часов, чтобы
упражняться в фехтовании.
Каникулы суда приходили на смену сессиям, а сессии каникулам. Время от
времени мы узнавали, что тяжба "Джарндисы против Джарндисов" назначена к
слушанию или отложена, должна рассматриваться или пересматриваться, так что
она то появлялась на сцене, то исчезала. Ричард жил теперь у одного
профессора в Лондоне и уже не мог бывать у нас так часто, как раньше; опекун
был по-прежнему сдержан; и так вот и проходило время, пока патент не был
выдан и Ричард не получил приказа явиться в свой полк, стоявший в Ирландии.
Он сломя голову примчался к нам как-то вечером с этой новостью и долго
беседовал с опекуном. Примерно через час опекун заглянул в комнату, где
сидели мы с Адой, и позвал нас: "Подите-ка сюда, девочки!" Мы вошли и
увидели, что Ричард, который только что был в прекрасном расположении духа,
сейчас стоит, прислонившись к камину, чем-то недовольный и сердитый.
- Я хочу сказать вам, Ада, - начал мистер Джарндис, - что мы с Риком
несколько разошлись во взглядах. Ну, ну, Рик, не хмурьтесь!
- Вы ко мне слишком жестоки, сэр, - проговорил Ричард. - И мне это
больно, особенно потому, что во всех прочих отношениях вы всегда были так
снисходительны и сделали мне столько добра, что я ввек за него не отплачу.
Без вас я никогда бы не мог найти правильный путь, сэр.
- Ладно, ладно! - сказал мистер Джарндис. - Но я хочу, чтобы вы стали
на еще более правильный путь. Я хочу, чтобы вы нашли правильный путь в самом
себе.
- Надеюсь, вы извините меня, сэр, - возразил Ричард с жаром, но
все-таки почтительно, - если я скажу, что считаю себя наилучшим судьей во
всем, что касается меня самого.
- Надеюсь, вы извините меня, дорогой Рик, - ласково проговорил опекун
веселым и добродушным тоном, - если я скажу, что для вас это вполне
естественно; но я иного мнения. Я обязан исполнить свой долг, Рик, а не то
вы перестанете меня уважать, когда остынете; я же хотел бы, чтобы вы всегда
меня уважали - и когда вы в пылу и когда остываете.
Ада так побледнела, что опекун заставил ее сесть в свое кресло - то, в
котором он обычно читал, - и сам сел рядом с нею.
- Пустяки, дорогая моя, все это пустяки, - сказал он. - Просто у нас с
Ричардом произошла размолвка, какие бывают и у близких друзей, и мы должны
сказать об этом вам, потому что именно вы послужили ее причиной. Ну вот, вас
уже пугает то, что вам придется услышать.
- Вовсе нет, кузен Джон, - возразила Ада с улыбкой, - если, конечно,
это исходит от вас.
- Благодарю вас, дорогая. Уделите мне минутку внимания, выслушайте меня
спокойно и в это время не смотрите на Ричарда. И вы тоже, Хозяюшка. Дорогая
моя девочка, - продолжал он, прикрыв ладонью руку Ады, лежавшую на
подлокотнике кресла, - вы помните, о чем говорили мы четверо, когда наша
Хлопотунья рассказала мне об одной маленькой любовной истории?
- Ричард и я, мы никогда не забудем, как добры вы были к нам в тот
день, кузен Джон.
- Я никогда не забуду этого, - подтвердил Ричард.
- И я не забуду, - повторила Ада.
- Тем легче мне сейчас высказать то, что я должен сказать, и тем легче
нам столковаться, - отозвался опекун, лицо которого как бы излучало всю
нежность и благородство его сердца. - Ада, пташка моя, вам следует знать,
что теперь Ричард избрал себе специальность в последний раз. Все деньги,
какие у него еще остались, уйдут на экипировку. Он растратил свое состояние
и отныне привязан к дереву, которое посадил сам.
- Я действительно растратил свое теперешнее состояние, что, впрочем,
меня ничуть не огорчает. Но то, что у меня осталось, сэр, - сказал Ричард, -
это далеко не все, что я имею.
- Рик, Рик! - в ужасе воскликнул опекун изменившимся голосом и взмахнул
руками, словно собираясь зажать себе уши. - Ради бога, не возлагайте никаких
надежд и ожиданий на это родовое проклятие! Что бы вы ни делали в жизни, не
бросайте и мимолетного взгляда на тот страшный призрак, который преследует
нас уже столько лет. Лучше брать в долг, лучше просить подаяние, лучше
умереть!
Все мы были потрясены страстностью, с какой он произнес эти слова.
Ричард закусил губу и, затаив дыхание, смотрел на меня так, словно понимал,
как важно для него предостережение опекуна, и знал, что я тоже это понимаю.
- Милая моя Ада, - сказал мистер Джарндис, успокоившись, - свой совет я
высказал слишком резко; но ведь я живу в Холодном доме, и чего только я в
нем не перевидал! Впрочем, об этом ни слова больше. Все средства, какими
Ричард располагал, чтобы начать свой жизненный путь, теперь поставлены на
карту. Я советую ему и вам, ради его же блага и ради вашего, решить перед
разлукой, что вы ничем друг с другом не связаны. Пойду дальше. Буду говорить
напрямик с вами обоими. Вы ничего не хотели скрывать от меня; и я тоже хочу
говорить с вами откровенно. Я прошу вас считать, что пока вас больше не
связывают никакие узы, кроме родственных.
- Лучше сразу сказать, сэр, - возразил Ричард, - что вы совершенно
лишили меня своего доверия и советуете Аде поступить так же.
- Лучше не говорить этого, Рик, потому что это неправда.
- Вы считаете, что я плохо начал, сэр, - упирался Ричард. - Да, начал я
плохо.
- О том, как вам, по-моему, надо было начать и как продолжать, я
говорил, когда мы в последний раз беседовали с вами, - сказал мистер
Джарндис сердечным и ободряющим тоном. - Пока что вы ничего не начали, но
всему свое время, и ваше еще не упущено... вернее, оно наступило теперь. Так
начните же как следует! Вы оба еще очень молоды, милые мои, и вы в родстве
друг с другом, но пока вы только родственники. Если же вас свяжут и более
крепкие узы, то лишь тогда, Рик, когда вы для этого поработаете, не раньше.
- Вы ко мне слишком жестоки, сэр, - сказал Ричард, - не ждал я от вас
такой жестокости.
- Милый мой мальчик, я еще более жесток к самому себе, когда огорчаю
вас, - возразил мистер Джарндис. - Ваше лекарство в ваших руках. Ада, Рику
будет лучше, если он вновь сделается свободным, если его перестанет
связывать ваша ранняя помолвка. Рик, для Ады это будет лучше, гораздо лучше,
- в этом ваш долг перед нею. Ну, решайтесь! Пусть каждый из вас поступит
так, чтобы не ему самому, а другому было лучше.
- Но почему же это лучше, сэр? - мгновенно откликнулся Ричард. - Когда
мы открылись вам, вы не считали, что "так лучше". Тогда вы говорили другое.
- С тех пор я узнал кое-что новое. Я не обвиняю вас, Рик, но с тех пор
я узнал кое-что новое.
- Очевидно, насчет меня, сэр?
- Что ж, пожалуй; вернее, насчет вас обоих, - ласково ответил мистер
Джарндис. - Для вас еще не настала пора взаимных обещаний. Все это пока
преждевременно, и я не имею права дать согласие на вашу помолвку. Решайтесь
же, мои юные друзья, решайтесь и начинайте сызнова! Что было, то прошло, и
для вас открылась новая страница - вот и пишите на ней историю своей жизни.
Ричард бросил на Аду встревоженный взгляд, но ничего не сказал.
- Я до сих пор избегал говорить об этом с вами обоими и с Эстер, -
продолжал мистер Джарндис, - потому что хотел, чтобы все мы потолковали
вместе, вполне откровенно и на равных началах. Теперь же я от всего сердца
советую вам, теперь я настоятельно прошу вас вернуться к тем отношениям, в
каких вы были, когда приехали сюда. Предоставьте времени, верности и
постоянству соединить вас вновь. Если вы поступите иначе, вы поступите плохо
и тем убедите меня, что и я плохо поступил, познакомив вас друг с другом.
Наступило долгое молчание.
- Кузен Ричард, - проговорила, наконец, Ада, с нежностью подняв на него
свои голубые глаза, - после того, что сказал кузен Джон, выбора нам не
осталось. Не беспокойтесь обо мне, ведь вы оставляете меня на его попечении
и знаете, что лучшей жизни я не желаю; да и не пожелаю никогда, если буду
руководствоваться его советами, - это вы тоже хорошо знаете. Я... я не
сомневаюсь, кузен Ричард, - продолжала Ада с легким смущением, - что я вам



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 [ 84 ] 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.