read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



эту просьбу?
- Я прощу вам, Агнес, когда вы воздадите должное Стирфорту и полюбите
его так же, как и я, - ответил я.
- Только тогда, не раньше? - спросила Агнес.
Я заметил, как затуманилось ее лицо, когда я упомянул о Стирфорте, но
она ответила на мою улыбку, и снова мы, как и в былые времена, почувствовали
друг к другу полное доверие.
- А когда вы простите мне тот вечер. Агнес? - спросил я.
- Когда о нем вспомню, - ответила Агнес.
Она хотела прекратить разговор, но я был слишком поглощен им, и настоял
на том, чтобы рассказать ей, как все это произошло, как я покрыл себя
позором и каким образом в цепи случайных обстоятельств театр оказался
последним звеном. Я испытывал большое облегчение, подробно рассказывая о
том, сколь я обязан Стирфорту за его заботу обо мне, когда я сам не мог о
себе позаботиться.
- Помните, Тротвуд, вы всегда должны говорить мне все - не только,
когда попадаете в беду, но и когда влюбляетесь, - сказала Агнес, спокойно
меняя тему разговора, как только я закончил свой рассказ- - Кто занял место
мисс Ларкинс?
- Никто, Агнес.
- Кто-нибудь да есть, Тротвуд! - смеясь и грозя пальцем, возразила
Агнес.
- Честное слово, никого нет, Агнес! Правда, у миссис Стирфорт живет
одна леди, она очень умна, и мое приятно с ней беседовать... это мисс
Дартл... но я не влюблен в нее.
Агнес снова посмеялась своей собственной проницательности и сказала,
что, если я буду всегда откровенен с ней, она, пожалуй, начнет вести список
всех моих пылких увлечений с указанием даты начала и завершения каждого из
них, по образцу хронологической таблицы царствований королей и королев в
истории Англии. Потом она спросила, видел ли я Урию Хипа.
- Урию Хипа? - переспросил я. - Нет. - Разве он в Лондоне?
- Он ежедневно бывает здесь в конторе, внизу. - ответила Агнес. - В
Лондон он приехал за неделю до меня. Боюсь, что по неприятному делу,
Тротвуд.
- По делу, которое, я вижу, беспокоит вас? Что же это может быть?
Агнес отложила в сторону работу, сложила руки и, задумчиво глядя на
меня своими прекрасными, кроткими глазами, сказала:
- Мне кажется, он собирается стать папиным компаньоном.
- Что такое? Урия? Этот гнусный подлиза пролезает на такое место? - с
негодованием вскричал я. - Агнес, неужели вы не протестовали? Подумайте,
каковы могут быть последствия такого договора! Вы должны высказать свое
мнение. Вы не должны допускать, чтобы ваш отец сделал этот безумный шаг. Вы
должны воспрепятствовать этому, Агнес, пока еще не поздно!
Не сводя с меня глаз, Агнес покачала головой и, пока я говорил, чуть
улыбалась моей горячности; потом она сказала:
- Помните наш последний разговор о папе? Вскоре после этого, через
два-три дня, он впервые намекнул мне на то, о чем я сейчас вам говорю.
Грустно было видеть, как он борется с собой, желая изобразить дело так,
словно таково его собственное желание, и в то же время не умеет скрыть, что
его к этому принуждают. Мне было очень горько.
- Принуждают, Агнес? Кто же его к этому принуждает?
- Урия Хип добился того, что стал необходимым для папы. - ответила она
после минутного колебания. - Он человек лукавый и всегда настороже. Он видел
папины слабости, потакал им и пользовался ими до тех пор, пока... ну, одним
словом, Тротвуд, пока папа не начал его бояться...
Для меня было ясно: тут крылось что-то большее, чем она могла сказать,
пожалуй, большее, чем она знала или подозревала. Я не в силах был причинить
ей боль новыми расспросами, ибо знал, что она скроет от меня правду, щадя
своего отца. Я понимал, что дело давно к этому шло; поразмыслив, я пришел к
выводу, что это тянется уже очень долго. И я промолчал.
- Его влияние на папу очень велико, - продолжала Агнес. - Он говорит о
смирении и благодарности - может быть, он и не лжет, надеюсь, что не лжет, -
но власть в его руках, и я боюсь, что он злоупотребляет ею.
Я обозвал его негодяем и в тот момент почувствовал большое
удовлетворение.
- В ту пору, о которой я говорю, в ту пору, когда папа завел об этом
речь со мною, - продолжала Агнес, - Урия сказал папе, что собирается уйти,
что ему очень грустно и не хочется уходить, но перед ним открываются лучшие
перспективы. Папа был тогда очень удручен, ни вы, ни я никогда еще не
видели, чтобы его так угнетало бремя забот... И мысль сделать Урию своим
компаньоном, кажется, доставила ему облегчение, хотя в то же время он был
как будто оскорблен и пристыжен.
- А как вы приняли это известие, Агнес?
- Надеюсь, я поступила правильно, Тротвуд, - ответила она. - Я была
уверена, что для папиного спокойствия такая жертва необходима, и я умоляла
принести ее, я сказала, что это облегчит тяготы его жизни - надеюсь, так оно
и будет! - и даст мне возможность больше времени проводить в его обществе. О
Тротвуд! - воскликнула Агнес, закрывая руками лицо, чтобы скрыть слезы. -
Мне иногда кажется, будто я была врагом ему, а не любящей дочерью... Я знаю,
какая произошла с ним перемена из-за его любви ко мне... Знаю, что он
сосредоточил на мне все свои помыслы и сузил круг своих обязанностей и
интересов. Знаю, что ради меня он отказался от очень многого, а тревога обо
мне омрачила его жизнь, отняла силы и энергию, потому что всегда его мысли
были устремлены только к одному. О, если бы я могла это изменить! Если бы я
могла вернуть ему мужество, я, которая невольно оказалась причиной его
слабости!
Никогда еще не видел я Агнес плачущей. Я видел слезы на ее глазах,
когда приносил домой из школы новые награды, видел их, когда в последний раз
мы говорили об ее отце, и видел, как она отвернулась, когда мы прощались. Но
никогда не видел я ее в таком горе. Мне было так грустно, что я мог только
глупо и беспомощно твердить:
- Прошу вас, не плачьте, Агнес! Не плачьте, дорогая моя сестра!
Однако Агнес настолько превосходила меня силой характера и
самообладанием, хотя тогда я, быть может, этого и не знал (но зато хорошо
знаю теперь), что мне недолго пришлось ее умолять. Чудесное спокойствие,
столь отличающее ее в моих воспоминаниях от всех других людей, опять
вернулось к ней, словно ясное небо очистилось от облаков.
- Вряд ли нам долго удастся побыть вдвоем, - сказала Агнес, - и я
пользуюсь удобным случаем, чтобы горячо просить вас вот о чем: относитесь
дружелюбно к Урии. Не отталкивайте его. Не возмущайтесь тем, что вам не по
душе, - мне кажется, вы вообще к этому склонны. Может быть, он этого не
заслуживает, в конце концов мы ничего плохого о нем не знаем. Во всяком
случае, думайте прежде всего о папе и обо мне!
Агнес больше ничего не успела сказать, так как дверь открылась и в
комнату вплыла миссис Уотербрук, леди очень полная; возможно, впрочем, что
на ней было широкое платье, ибо я не мог догадаться, где кончалась леди и
где начиналось платье. Я смутно припомнил, словно видел прежде тусклое ее
изображение в волшебном фонаре, что она тоже была в театре, но она,
очевидно, прекрасно меня запомнила и полагала, что я все еще нахожусь в
состоянии опьянения.
Но мало-помалу убедившись, что я трезв и что я (льщу себя этой
надеждой) - весьма скромный молодой джентльмен, миссис Уотербрук значительно
смягчилась и осведомилась, во-первых, часто ли я прогуливаюсь в парке, а
во-вторых, часто ли бываю в свете. На оба эти вопроса я дал отрицательный
ответ, и мне показалось, что я снова упал в ее глазах, но она милостиво
скрыла это обстоятельство и пригласила меня на следующий день к обеду. Я
принял приглашение и откланялся, а уходя, заглянул в контору к Урии и, не
застав его, оставил визитную карточку.
Когда на следующий день я явился к обеду и распахнулась парадная дверь,
я погрузился в паровую ванну из ароматов жареной баранины и догадался, что
не был единственным гостем, так как немедленно опознал переодетого
посыльного, нанятого на подмогу слуге и стоявшего у нижней ступеньки
лестницы, чтобы докладывать о гостях. Спрашивая доверительно мою фамилию, он
старался по мере сил держать себя так, будто никогда в жизни меня не видел,
но я прекрасно его узнал, равно как и он меня. Вот что значит совесть - мы
оба вели себя как трусы!
Мистер Уотербрук оказался джентльменом средних лет, с короткой шеей и
очень высоким воротничком; ему не хватало только черного носа, чтобы
походить, как две капли воды, на мопса. Он заявил мне, что счастлив со мною
познакомиться, и после того, как я отвесил поклон миссис Уотербрук, он с
большими церемониями представил меня очень грозной леди в черном бархатном
платье и в большой черной бархатной шляпе; помнится, она походила на
какую-нибудь близкую родственницу Гамлета, - скажем, на его тетку.
Звали эту леди миссис Генри Спайкер; присутствовал здесь и ее супруг -
человек столь холодный, что голова его казалась не седой, а осыпанной инеем.
Чете Спайкер оказывали величайшее внимание; по словам Агнес, это объяснялось
тем, что мистер Генри Спайкер был поверенным при чем-то или при ком-то -
хорошенько не помню, - имеющем отдаленное отношение к казначейству.
Я обнаружил среди гостей Урию Хипа, облекшегося в черный костюм и
глубокое смирение. Когда я пожал ему руку, он сказал, что горд оказанным
мною вниманием и чувствует глубочайшую признательность. Я мог только
пожелать, чтобы его признательность была менее глубокой, так как,
исполненный благодарности, он вертелся около меня весь вечер, и стоило мне
сказать словечко Агнес, как я уже был уверен, что за нашей спиной маячит
лицо мертвеца и на нас смотрят его глаза, не затененные ресницами.
Были здесь и другие гости - все, как показалось мне, замороженные,
словно вино. Но один из них привлек мое внимание еще раньше, чем вошел, так
как я услышал, что доложили о нем как о мистере Трэдлсе! Мысли мои
устремились в прошлое, к Сэлем-Хаусу. "Неужели эго тот самый Томми. -
подумал я, - который рисовал скелеты?"



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 [ 85 ] 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.