read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Интересно, что все это произошло именно так, как я себе представляла.
Он был в теплой голубой пижаме, должно быть только что из ванны, и
еще не успел причесаться - мокрые желтые волосы свисали на лоб. Он
побледнел и стоял молча, пока я снимала жакетку. Потом бросился ко мне:
- Катя!
- Миша, я пришла к вам по делу, - сказала я хладнокровно. - Вы
оденьтесь, причешитесь. Где мне подождать?
- Да, конечно, пожалуйста...
Он побежал по коридору и распахнул дверь в свою комнату.
- Вот сюда. Извините...
- Напротив, вы меня извините.
В прошлом году мы были у него в гостях втроем: Николай Антоныч,
бабушка и я, и бабушка, между прочим, весь вечер намекала, что он взял у
нее сорок рублей и не отдал.
Мне и тогда понравилась его комната, но сейчас, когда я вошла, она
была особенно хороша. Она была очень приятно покрашена: стены
светло-серые, а двери и стенной шкаф - еще немного светлее. Мебель была
мягкая и удобная, и вообще все устроено удобно и красиво. Из окна была
видна Собачья Площадка - мое любимое место в Москве. Почему-то я с детства
всегда любила Собачью Площадку - и этот маленький памятник погибшим
собакам, и все переулки, которые на нее выходили...
- Миша, - сказала я, когда он вернулся, причесанный, надушенный и в
новом синем костюме, который я еще не видала, - я пришла, чтобы ответить
на все ваши письма. Что за ерунду вы пишете, что я буду раскаиваться, если
не выйду за вас замуж! Вообще это мальчишество - писать мне каждый день,
когда вы знаете, что я даже не читаю ваших писем. Вы прекрасно знаете, что
я никогда не собиралась за вас, и нечего писать, что я вас обманула.
Это было немного страшно - смотреть, как меняется у него лицо. Он
вошел с нетерпеливым, радостным выражением, как бы надеясь и не веря себе,
- а теперь, с каждым моим словом, надежда исчезала и лицо мертвело,
мертвело, 0н отвернулся и смотрел в пол.
- Долго объяснять, почему я прежде позволяла говорить об этом. Тут
было много причин. Но ведь вы же умный человек! Вы никогда не обманывались
в том, что я вас не любила.
- А с ним ты будешь несчастна!
- Почему вы говорите мне "ты"? - спросила я холодно. - Я сейчас же
уйду.
- А с ним ты будешь несчастна, - повторил Ромашов.
У него дрожали колени, он несколько раз как-то странно прикрывал
глаза, и я вспомнила, как Саня рассказывал, что он спит с открытыми
глазами.
- Я убью себя и вас, - наконец прошептал он.
- Если вы убьете себя, это будет просто прекрасно, - сказала я очень
спокойно. - Я не хотела с вами ссориться, но если на то пошло, какое право
вы имеете говорить подобные вещи? Вы затеяли интригу, как будто в наше
время на девушках женятся с помощью каких-то идиотских интриг! Вы человек
без всякого достоинства, потому что иначе вы не стали бы каждый день
ходить за мной по пятам, как собака. Вообще вы должны слушать меня и
молчать, потому что все, что вы скажете, я отлично знаю. А теперь вот что:
что это за бумаги, которые вы взяли у Вышимирского?
- Какие бумаги?
- Миша, не притворяйтесь, вы отлично знаете, о чем я говорю. Это те
самые бумаги, которыми вы пугали Николая Антоныча, что он прежде был
биржевой делец, а потом предлагали Сане, чтобы он отказался от меня и
уехал. Дайте их сюда сейчас же, слышите! Сию же минуту!
Он несколько раз закрыл глаза и вздохнул. Потом хотел встать на
колени. Но я очень громко сказала:
- Миша, не смейте, вы слышите!
И он удержался, только стиснул зубы, и у него стало такое безнадежное
лицо, что у меня невольно защемило сердце.
Не то, что мне было жаль его! Но у меня было такое чувство, как будто
я все-таки виновата, что он так мучается и не может даже заставить себя
сказать ни слова. Мне было бы легче, если бы он стал ругать меня. Но он
молчал и молчал.
- Миша, - снова сказала я, начиная волноваться, - поймите, что вам
теперь совершенно не нужны эти бумаги. Все равно ничего нельзя изменить, а
между тем мне стыдно, что я почти ничего не знаю о моем отце, в то время
как о нем уже пишут во всех газетах. Они мне нужны - лично мне и никому
другому.
Не знаю, что ему почудилось, когда я сказала "нужны лично мне", но у
него вдруг стали бешеные глаза, он закинул голову и легко прошелся по
комнате. Он подумал о Сане.
- Ничего не дам, - грубо сказал он.
- Нет, дадите! Если вы не дадите, я буду думать, что это снова ложь -
то, что вы мне писали.
Он вдруг вышел, и я осталась одна. Было очень тихо, только с улицы
доносились детские голоса да осторожно раза два прогудела машина. Это было
неприятно, что он ушел и не возвращался так долго. А вдруг он в самом деле
сделал что-нибудь над собой! У меня похолодело сердце, я вышла в коридор и
стали слушать. Ничего - только где-то льется и льется вода.
- Миша!
Дверь в ванную комнату была приоткрыта, я заглянула и увидела, что он
стоит, наклонившись над ванной. Я не сразу поняла, что с ним, - в комнате
было полутемно, он не зажег света.
- Я сейчас приду, - внятно сказал он, не оборачиваясь.
Он стоял, согнувшись в три погибели, держа голову под краном; вода
лилась на его лицо и на плечи, и новый костюм был уже совершенно мокрым.
- Что вы делаете? Вы сошли с ума!
- Идите, я сейчас приду, - сердито повторил он.
Через несколько минут он действительно пришел без воротничка, с
красными глазами - и принес четыре обыкновенные синие тетради.
- Вот они, - сказал он, - никаких бумаг у меня больше нет. Возьмите.
Возможно, что это снова была неправда, потому что я наудачу открыла
одну тетрадь и там оказалось что-то печатное - точно вырванная из книги
страница, - но теперь с ним больше нельзя было говорить, и я только
поблагодарила очень вежливо:
- Спасибо, Миша.
Я вернулась домой, и прошло еще несколько часов, и прошел долгий
вечер за чтением синих тетрадей, прежде чем я заставила себя забыть это
лицо и как он вернулся в мокром костюме, похудевший и похожий на подбитую
птицу.


Глава третья
СЧАСТЛИВОГО ПЛАВАНИЯ И ДОСТИЖЕНИЙ!

Передо мной лежали четыре толстые синие тетради - старые, то есть
дореволюционные, потому что на обложках везде стояла фирма "Фридрих Кан".
На первой странице первой тетради было написано великолепными буквами с
тенями: "Чему свидетель в жизни был" и дата - 1916. Мемуары! Но дальше шли
просто вырезки из старых газет, в том числе из таких, о которых я прежде
никогда не слышала: "Биржевые ведомости", "Земщина", "Газета Копейка".
Вырезки были наклеены вдоль, во всю длину столбцами, но кое-где и поперек,
например: "Экспедиция Татаринова. Покупайте открытые письма!
1) Молебен перед отправлением.
2) Судно "Св. Мария" на рейде".
Я быстро перелистала тетрадь до конца, потом вторую, третью. Никаких
"бумаг", как в разговоре с Иваном Павловичем я поняла это слово, тут не
было, а были только статьи и заметки об экспедиции из Петербурга во
Владивосток вдоль берегов Сибири.
Что же это были за статьи? Я начала читать их и не могла оторваться.
Вся жизнь прежних лет открылась передо мной, и я читала с горьким чувством
непоправимости и обиды. Непоправимости - потому что шхуна "Св. Мария"
погибла прежде, чем вышла из порта, вот в чем я убедилась после чтения
этих статей. И обиды - потому что я узнала теперь, как дерзко был обманут
отец и как повредили ему доверчивость и прямота души.
Вот как описывал какой-то "очевидец" отплытие "Св. Марии":
"...Бедно украшены флагами мачты уходящей в далекий путь шхуны.
Приближается час отъезда. Последняя молитва "о плавающих и
путешествующих", последние напутственные речи... И вот медленно отчаливает
"Св. Мария", все дальше берег, уже дома и люди слились в одну пеструю
полоску. Торжественный момент! С землей, с родиной порвалась последняя
связь. Но грустно было нам и стыдно за эти бедные проводы, за равнодушные
лица, на которых было написано лишь любопытство... Наступил вечер. "Св.
Мария" остановилась у устья Двины. Провожающие выпили по бокалу
шампанского за успех экспедиции. Еще одно крепкое рукопожатие, еще одно
объятие - и нужно переходить на "Лебедин", чтобы возвращаться в город. И
вот женщины стоят на борту маленького парохода и машут, машут... вытирают
слезы и снова машут. Еще доносится нервный лай собак с удаляющейся шхуны.
Все мельче она, и вот, наконец, превратилась в маленькую точку на
темнеющем вечернем горизонте... Что ждет вас впереди, смелые люди?"
И вот ушла в далекое плавание шхуна, архангельский маяк послал ей
вслед прощальный сигнал: "Счастливого плавания и достижений", и что же
началось на берегу, боже мой! Какие грязные ссоры между торговцами,
снаряжавшими шхуну, какие суды и аукционы - часть снаряжения и
продовольствия пришлось оставить на берегу, и все это было продано с
аукциона. И обвинения - в чем только не обвиняли моего отца! Не проходит и
недели после отплытия шхуны, как его обвиняют в том, что он не застраховал



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 [ 85 ] 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.