read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



пролегшие от носа к уголкам рта, придавали выражению лица всегдашнюю
решимость. В нем чувствовался воин, командир, привыкший к суровой жизни. За
этой привычкой угадывались воля и рассудительность. Его коренастая, сильная
фигура и открытое лицо вызывали у людей уважение.
...Неожиданно Куница забеспокоилась. Она все чаще подымала голову. Уши
стали торчком. Задумавшийся всадник почувствовал эту тревогу, осмотрелся, на
всякий случай снял винтовку. Тишину голого, просторного леса не нарушал
никакой посторонний звук. В чем дело? Оглянувшись еще раз перед поворотом
дороги, Зарецкий озабоченно свел брови. В полуверсте позади перебивчивой
рысью его догонял конный отряд из двух десятков всадников. Он вскинул
бинокль: красноармейцы. Длинные шинели приподнимались в такт рыси. Два
всадника в черных кожанках немного вырвались вперед. Остановиться и
подождать? Возможно, попутчики в Даховскую? Он натянул повод, забросил за
плечо винтовку. Куница попятилась в сторону.
Отряд приближался осторожно, с винтовками наперевес. Его, что ли,
боятся?
Зарецкий дружески поднял руку.
- В Даховскую? - спросил он, когда всадники поравнялись с ним.
Все дальнейшее произошло так быстро и было так непостижимо для
благодушно настроенного Зарецкого, что он и слова не успел произнести.
Пять или шесть винтовок уставились ему в грудь. Раздался приказ:
- Оружие!..
Он потянул руку, чтобы снять винтовку. Его схватили за руки, сбросили с
седла. Куница, остановленная сильным рывком, пыталась подняться на дыбы,
заржала, кого-то укусила, на ней повисли сразу трое, всадника стащили на
землю.
В одну минуту Зарецкого обезоружили, связали за спиной руки, тщательно
обыскали. И только тут он увидел Чебурнова. В долгополой шинели и шлеме,
Семен стоял несколько в стороне, руки в карманах, и улыбался загадочно и
насмешливо.
- Этот? - спросил у него человек в черной тужурке.
- Так точно, товарищ командир! - отчеканил Семен. - Самого главного
заарканили. С успехом вас!
- Зарецкий? - Командир жестко смотрел на пленника. - Хорунжий Зарецкий?
Куда путь держим?
- На Кишу.
- Значит, логово вашего отряда там? Или где?
- Там кордон зубрового парка.
- Ваше благородие, здеся этот номер не пройдет, зубрами не заслонишься,
- сказал Семен со смешком. - Признавайся откровенно, пока зубы целы: банда
твоя тама? Али брехать про зубров будешь?
Командир разбирал вещи, взятые при обыске.
- Маузер откуда? - Он вертел в руках большой пистолет.
- Подарок друга. Командира Кухаревича из Черноморской красной армии.
- Не знаю такого. Английская марка... Значит, уже связались с
интервентами?
- Не понимаю вас.
- Кому патроны везете?
- Егерям.
- Егеря не стреляют. Они охраняют животных.
- Стреляют. Когда в лесу такие мерзавцы, как Чебурнов.
Семен подскочил к нему, схватил за грудки:
- Но-но, ты, гидра! Чебурнова не трожь! Чебурнов когда ишшо требовал
новой власти, чтоб трудовой человек мог поохотиться! Вот теперича она самая
и пришла, а ты, Зарецкий, есть гидра и классовый враг!
Командир предостерегающе поднял руку. Семен осекся.
- Боец Чебурнов, - приподнято сказал он. - За точные сведения об
организаторе бело-зеленой банды, за разведку и смелые действия в летучем
отряде по борьбе с офицерскими бандами награждаю тебя трофейным маузером!
Бей врагов революции беспощадно!
- Премного благодарен! - Чебурнов стоял по стойке "смирно" и, приняв
оружие, гордо глянул на Зарецкого, но тотчас вспыхнул, как от пощечины.
Андрей Михайлович, оправившись от первого потрясения, открыто улыбался.
- Смотри, он еще лыбится, гад! - закричал Чебурнов. - Товарищ командир,
дозвольте, я его на месте стукну, как главного контру! Брательника мово,
который шепнул, когда классовый враг пойдет, инвалидом на всю жизню сделал,
да ишшо ограбил по дороге, гад!
И решительно защелкал затвором маузера.
- Сколько людей на вашей базе? - Командир просто отмахнулся от
Чебурнова.
- Двое или трое. Фамилии нужны? - Зарецкий держался спокойно и с
достоинством.
- Офицеры?
- Один бывший прапорщик. Это проверенные, честные егеря.
- Значит, на Кише? - Командир глянул на Семена.
- Без разведки туда невозможно. - Семен понял, о чем он думает. -
Дорога дальняя, могет быть засада. Леса глухие, и вообще...
- Ладно, в ЧК разберутся. Вы арестованы, Зарецкий.
- Почему, позвольте узнать?
- Мы настигли вас на пути к офицерской контрреволюционной базе.
Продукты, патроны, собственное признание уличают вас в принадлежности к
бело-зеленым.
- Но я вам сказал...
- Рассказывать будете в ЧК. По коням!..
Этот молоденький хлопец в кожаной куртке действовал так уверенно,
словно обладал исключительным даром безошибочных решений. Конечно, опыта он
не имел и вряд ли понимал всю сложность событий. Худое, нездорового цвета
лицо, нервные губы, горячечные глаза могли означать, что он лишь недавно из
госпиталя. Или побывал в плену у белых, испытал всякое и полон решимости
мстить. Жалости к офицерам по этой причине не ведал. Более того, сам вид
Зарецкого, его здоровье, его воспитанность, уверенность, и все, что ставило
арестованного выше, чем он сам, вызывало у командира отряда только чувство
ненависти. Офицер, значит, враг.
Зарецкий тоже понял, что разговор с этим человеком не получится. Все
подстроил Чебурнов. Его брат Иван выследил, сообщил Семену. Теперь Зарецкому
предстояло доказывать свою непричастность к бандам в горах. Факты против
него. Ехал на базу? Да, есть база. Ну, а раз есть...
Его подсадили на смирную старую лошадку. Куницу забрал боец, явно не
привыкший к седлу. Она то и дело рвалась, ржала. Зарецкому вдруг очень
захотелось, чтобы Куница убежала. Тогда узнали бы дома о его беде и
бросились бы на поиски.
В Лабинскую приехали ночью. Полушубок и шапку отобрали, еще раз
обыскали. Сунули в какую-то предварилку, где тесно сидели и лежали люди. Что
за народ? Кто уже спал, кто перешептывался. Ночь. Чужие. Тоска.
С рассветом арестованные завозились, заговорили. Под низкими сводами
кирпичного лабаза вздыхали, кашляли, тосковали о куреве. Слышались
приглушенные обращения: "ваше высокоблагородие", "ваше превосходительство".
Зарецкий находился среди офицеров, плененных во время боя за станицу.
- Вызывают на допрос? - спросил он соседа с красными от недосыпания
глазами.
- Каждого десятого, - усмехнулся тот. - Некогда. Уж скорей бы...
- Что скорей? - не понял Андрей Михайлович.
Сосед отвернулся. Страх ледяной струей прокатился по телу Зарецкого. В
такой обстановке нетрудно пропасть. Где там разбираться!
Прошел день, второй, пятый, седьмой. Каждый вечер вызывали и уводили
человек по двадцать. Андрей Михайлович пробовал говорить с чекистами,
которые приходили за арестованными. Ответ был короток: "Ждите". Чего ждать?
Будь ты проклят, Чебурнов!
Более месяца прошло в унылом, страшном ожидании. Зарецкого уже трудно
было узнать. Он похудел, ссутулился, зарос щетиной и выглядел намного
старше. Отчаяние и какое-то мерзкое равнодушие все более опутывало его. Иной
раз казалось, что все кончено. И лишь память о семье, товарищах, о зеленом
рае Кавказа придавала силу. Не-ет, он выйдет! Разберутся! Не все кончено!
Их выводили партиями на прогулку во двор, оцепленный колючей
проволокой. Стоял теплый апрель. Зацветала белая акация, аромат ее проникал
повсюду. Андрей Михайлович ходил, руки назад, вдыхал желанный воздух воли,
видел лабинскую улицу и не без горечи думал: какое это счастье - ходить там,
по этим улицам. Редкие прохожие оглядывались на арестантов. И вдруг один из
этих прохожих остановился, пораженный, потом повернул назад, дождался, когда
цепочка гуляющих снова окажется у ограды. Ищущий взгляд его поймал лицо
Андрея Михайловича. Зарецкий не узнал любопытного бородача. Но после
прогулки он вдруг признался себе, что человек, увидевший его, не кто иной,
как Федор Иванович Крячко, привозивший письмо от Врублевского! Признал он
его или нет? Если чудо произошло, Данута и Шапошников немедленно приедут
сюда.
Он дожидался новой прогулки, как великого праздника. Но на этот раз
Крячко не приходил. Вечером Зарецкого вызвали на первый допрос.
Следователь ЧК, уставший, измотанный человек, прочитал ему донос
Чебурнова и протокол ареста на дороге. Из обвинения явствовало, что хорунжий
Зарецкий является участником одной из белых банд, действующих в горах.
- Признаете себя виновным?
- Чушь! - коротко отрезал Зарецкий. - Рукой Чебурнова водила личная
неприязнь, желание мести. Присмотритесь к нему. Он агент и подручный Улагая.
- Даже так? - Следователь устало улыбнулся. - Не хватает еще, чтобы в
ЧК служили люди Улагая. Вы что-то уж очень замахнулись.
- Позвольте, я объясню, - начал было Зарецкий, но следователь выставил
перед собой ладонь.
- Очень коротко. Прошу понять: я не решаю ваших судеб. Мое дело
рассортировать арестованных. Значит, не признаетесь?
- Никогда и ни при каких обстоятельствах, - горячо начал Зарецкий. И



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 [ 85 ] 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.