read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



тельность и сознание приносимой пользы спасут Альберта от опасной мелан-
холии. И он оказался прав - среди нас Альберт постепенно вернулся к жиз-
ни. Маркус собирался на обратном пути привезти его сюда и на некоторое
время оставить в обществе достойнейших руководителей ордена. Он был
убежден, что, дыша здешней, поистине живительной атмосферой, необходимой
для возвышенного сердца Альберта, мой сын снова обретет ясность духа. Но
одна досадная случайность внезапно поколебала доверие Альберта. Дорогой
он встретился с обманщиком Калиостро, которого розенкрейцеры необдуманно
посвятили в некоторые из своих тайн. Альберт, давно уже ставший розенк-
рейцером, имел теперь более высокую степень и председательствовал на од-
ном их собрании в качестве гроссмейстера. И здесь он увидел воочию то,
что до той поры только предчувствовал. Он соприкоснулся со всеми разно-
родными элементами, составлявшими масонские братства; он увидел заблуж-
дения, пристрастие, лицемерие и даже мошенничество, начинавшее проникать
в эти святилища, уже охваченные безумием и пороками века. Калиостро с
его умением разнюхивать мелочные секреты светского общества и преподно-
сить потом свою осведомленность как откровение свыше, Калиостро, с увле-
кательным красноречием подражающий возвышенным проповедям революционе-
ров, Калиостро с его завораживающим искусством вызывать мнимые призраки,
- этот Калиостро, интриган и корыстолюбец, внушил отвращение благородно-
му адепту. Легковерие людей светских, ограниченность и суеверие
большинства франкмасонов, постыдная алчность, возбуждаемая обещаниями
найти философский камень, все остальные убожества нашего века озарили
его душу роковым светом. За время своей отшельнической, отданной
умственным занятиям жизни он недостаточно разгадал сущность человеческо-
го рода; он отнюдь не был подготовлен к борьбе с таким множеством дурных
инстинктов и не мог вынести всю эту низость. Он хотел, чтобы все шарла-
таны и колдуны были разоблачены, чтобы их с позором прогнали из наших
храмов. Ему претила мысль о необходимости принимать унизительное сотруд-
ничество Калиостро, хотя теперь уже поздно было отделаться от него -
ведь этот человек мог в раздражении погубить слишком много людей достой-
ных, и, напротив, под влиянием лести и притворного доверия мог, даже не
зная сущности нашего дела, оказать нам множество услуг. Альберт вознего-
довал и проклял наше детище горячо и твердо, предсказывая, что мы потер-
пим крах, ибо допустили, чтобы слишком много примеси проникло в золотую
цепь. Он уехал, сказав, что должен обдумать то, что мы силились ему
объяснить относительно крайних средств, необходимых для осуществления
любого заговора, и вернется просить о посвящении лишь тогда, когда рас-
сеются его мучительные сомнения. Увы! Мы не знали тогда, какие зловещие
думы владели им в уединении Ризенбурга; он ничего не рассказывал нам, а
быть может, и сам забывал о них, когда рассеивалась их горечь.
Еще год он прожил там, переходя от спокойствия к возбуждению, от из-
бытка сил к болезненному изнеможению. Изредка от него приходили письма,
но он никогда не говорил ни слова о своих страданиях и об утрате здо-
ровья. С горечью восставал он против способов, применяемых в нашем деле.
Он требовал, чтобы мы немедленно прекратили работать тайно и обманом
заставлять людей пить из чаши духовного перерождения.
"Снимите ваши черные маски, - говорил он, - выйдите из подвалов. Сот-
рите с фронтона вашего храма слово тайна - вы украли его у католической
церкви, и оно не годится для людей будущего. Неужели вы не видите, что
пользуетесь средствами ордена иезуитов? Нет, я не могу работать с вами -
это все равно, что искать жизнь среди трупов. Выйдите наконец на дневной
свет. Не теряйте драгоценного времени, организуйте собственную армию.
Имейте больше веры в ее пыл, в симпатию народов, в добровольность благо-
родных инстинктов. К тому же солдаты развращаются в бездействии, а хит-
рость, к которой они прибегают, чтобы постоянно скрываться, отнимает у
них мощь и энергию, необходимые для борьбы".
В теории Альберт был прав, но еще не пришло время осуществить его
идеи на практике. И, быть может, это время еще далеко!
Но вот в Ризенбурге появились вы. Это произошло в одну из самых
страшных минут его духовной жизни.
Вы знаете, или, вернее, не знаете, как подействовало на него ваше по-
явление: он забыл все, что было не вы, он обрел новую жизнь, которая
привела его к смерти.
Когда он решил, что между вами все кончено, силы окончательно остави-
ли его, и он стал медленно угасать. До той поры я не имела представления
ни об истинной причине, ни о серьезности его недуга. Друг Маркуса напи-
сал ему, что замок Исполинов все более замыкается для посторонних, что
Альберт уже не выходит оттуда, что в обществе его считают одержимым, но
бедный люд по-прежнему любит и благословляет его; в письме говорилось
также, что некоторые весьма здравомыслящие особы, которым удалось его
видеть, были сначала поражены странностью его манер, а расставаясь, вос-
хищались его красноречием, высокой мудростью и величием его взглядов.
Наконец я узнала, что туда вызвали Сюпервиля, и поспешила в Ризенбург,
несмотря на возражения Маркуса, который, увидев, что я решилась на все,
тоже рискнул всем, чтобы сопровождать меня. Мы подошли к стенам замка,
переодетые нищими. Никто не узнал нас. Меня не видели здесь двадцать
семь лет, Маркуса - десять. Нам подали милостыню и прогнали. Но мы
встретили нежданного друга и спасителя в лице бедного Зденко. Он отнесся
к нам по-братски и привязался к нам, потому что понял, как горячо мы лю-
бим Альберта. Мы сумели придумать для него такие слова, которые нашли
отклик в его восторженном сердце, и он поведал нам тайны мучительной
тоски своего друга. Зденко уже не был тем разъяренным безумцем, который
угрожал когда-то вашей жизни. Подавленный, сломленный, он, как и мы,
приходил к воротам замка, смиренно справляясь о здоровье Альберта, и так
же, как нас, его прогоняли, пугая неясными, внушающими тревогу ответами.
По какому-то странному совпадению Зденко, как и Альберт, уверял, что
знает меня, что я являлась ему в его видениях, что он не раз видел меня
во сне, и теперь он бессознательно отдавался моей воле с какимто наивным
увлечением.
"Женщина, - часто говорил он мне, - я не знаю твоего имени, но ты
добрый ангел моего Подебрада. Прежде я много раз видел, как он рисует на
бумаге твое лицо, он часто описывал мне твой голос, твой взгляд, твою
походку, но это случалось только в его хорошие часы, когда перед ним
открывалось небо и у его изголовья появлялись те, кого уже нет в живых,
если верить людям".
Я не только не обрывала излияния Зденко, но, напротив, поощряла их. Я
поддерживала его заблуждение и добилась того, что он повел меня и Марку-
са в пещеру Шрекенштейна. Увидев это подземное жилище и узнав, что мой
сын неделями, иногда месяцами жил здесь, скрытый от людей, я поняла при-
чину мрачной окраски его мыслей. Я заметила могильный холм, к которому
Зденко относился с каким-то особым поклонением, и не без труда выпытала
у него, что он означает. То была величайшая тайна Альберта и Зденко, ве-
личайшее их сокровище.
"Ах! - сказал мне юродивый. - Здесь мы похоронили Ванду фон Прахалиц,
мать моего Альберта. Она не хотела оставаться в той часовне, где ее за-
муровали. Ее кости все время ворочались и готовы были выскочить оттуда,
а эти - добавил он, показывая на груду костей таборитов, лежавшую у ис-
точника, - все время упрекали нас за то, что мы не приносим ее сюда и не
кладем рядом с ними. Тогда мы пошли за этим священным прахом и погребли
его здесь, а потом каждый день приносили сюда цветы и поцелуи".
Испугавшись, как бы это обстоятельство не раскрыло моей тайны, Маркус
начал расспрашивать Зденко и узнал, что мой гроб был принесен сюда не-
раскрытым. Итак, Альберт был до того болен, рассудок его до того пому-
тился, что он уже забыл о моем существовании и упорно считал меня мерт-
вой. Но не было ли все это лишь бредом безумного Зденко? Я не верила
своим ушам. "О друг мой, - с отчаянием говорила я Маркусу, - если свет
его разума погас навсегда, пусть бог сжалится и пошлет ему смерть!"
Завладев наконец всеми секретами Зденко, мы узнали, что подземными
коридорами и никому не известными переходами можно попасть в замок Испо-
линов. Однажды ночью мы последовали за юродивым и стали ждать у выхода
из колодца. Зденко проскользнул в дом и вскоре вернулся, напевая и сме-
ясь от радости. Он объявил нам, что Альберт выздоровел и теперь спит в
новой одежде, с венком на голове. Я поняла, что Альберт умер, и упала,
словно пораженная громом. Дальше я ничего не помню. Несколько раз я про-
сыпалась, охваченная горячкой, лежа на медвежьих шкурах и сухих листьях
в подземной комнате под Шрекенштейном, где прежде жил Альберт. Зденко и
Маркус поочередно сидели возле меня. Первый с радостным и торжествующим
видом говорил мне, что его Подебрад выздоровел, что скоро он придет ко
мне; второй, бледный и сосредоточенный, повторял: "Быть может, не все
еще потеряно, будем надеяться на чудо, которое позволило и вам выйти из
могилы". Я не понимала его, я была в бреду, мне хотелось встать, бежать,
кричать, но я не могла пошевелиться, а у бедного Маркуса не было ни сил,
ни времени серьезно заняться моим здоровьем. Все его думы, все помыслы
были поглощены другой, еще более важной заботой. Наконец однажды ночью -
вероятно, это была третья ночь после моего припадка - я стала спокойнее
и почувствовала, что ко мне возвращаются силы. Я попыталась собраться с
мыслями, и мне удалось встать на ноги. Я была одна в этом страшном под-
земелье, едва освещенном могильной лампадой. Я хотела выйти, но дверь
оказалась запертой. Где же были Маркус, Зденко, а главное - Альберт? Па-
мять вернулась ко мне, я вскрикнула, и ледяные своды отозвались таким
зловещим эхом, что капли пота, холодного, как сырость на стенах этого
подземелья, выступили на моем лбу; я решила, что меня еще раз погребли
заживо. Что же произошло? Что происходит сейчас? Я упала на колени и,
заломив руки, в полном отчаянии стала яростно выкрикивать им Альберта.
Но вот я слышу тяжелые неровные шаги, какие-то люди приближаются и как
будто несут тяжелую ношу. Лает и визжит собака. Она первой подбегает к
двери, скребется. Дверь открывается, я вижу Маркуса и Зденко - они при-
несли мне Альберта, застывшего, бледного, по всем признакам - мертвого.
Его пес Цинабр прыгает вокруг хозяина и лижет его опущенные руки. Зденко



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 [ 85 ] 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.