read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



минут десять говорил о себе, а следователь слушал все более заинтересованно.
- Ладно, - сказал он. - Отправим вас повыше, там разберутся.
Едва ли не в тот самый день, когда псебайцы из дома в дом передавали
слух об аресте молодого Зарецкого, а на Кишу и Умпырь помчались связные,
Данута кое-как успокоила стариков и поехала в Лабинскую, - да, как раз в тот
день из купеческого лабаза вывели человек тридцать, окружили конвоем и
повели пешим ходом по дороге на Чамлыкскую. Значит, в Армавир. Ничего
хорошего большинству арестованных это не предвещало.
Напрасно Данута металась по Лабинской от одного военного к другому.
Никто ничего не знал. Наконец, ей сказали, что Зарецкого увезли, но куда -
неизвестно. Может быть, в Пятигорск, а может, в Екатеринодар. Она поняла,
что для спасения мужа нужно прежде всего отыскать Кухаревича.
И помчалась в Екатеринодар. Теперь он назывался Краснодаром.
А Зарецкий прижился в Армавире. Дело его где-то застряло, о нем самом
забыли. Вокруг происходила суетливая, непонятная деятельность, арестованные
приходили, уходили, менялись, время шло, и жизнь шла, в ней продолжала
теплиться только надежда.
Данута искала Кухаревича в Краснодаре, где хаос, разруха, учиненные
бегством белых, наступлением Красной Армии, затаившимся офицерским
подпольем, - вся эта зыбкая картина была на виду, на улицах и в каждом доме.
Шли повальные обыски, по ночам стреляли, одни скрывались, другие пытались
устроиться, третьи налаживали снабжение и работу новых учреждений. Ей
называли членов Кубанского ревкома, но пробиться к ним с таким делом просто
не представлялось возможным. Где Катя и Саша - никто толком не знал, пока
случай не свел ее с медиками из бывшей Черноморской армии Казанского.
- Простите, вы о Екатерине Кухаревич? Так она с мужем в Геленджике, -
сказали ей. - Сам он очень болен. Что-то с сердцем. Жена не без основания
опасается...
Поездка в Геленджик... Вспоминая потом об этих днях, Данута
содрогалась. Она не помнит, как попала в Новороссийск, где только что
кончились бои, дымились сгоревшие дома и суда в порту, а на улицах еще не
вылиняла черная кровь. Сколько раз ее останавливали, требовали документы,
водили в какие-то комендатуры, приказывали покинуть город! Но Данута
проявила волю. Она пешком отправилась в Геленджик. На ее счастье подвернулся
попутный обоз с ранеными, Данута взялась помогать как сиделка и добралась,
наконец, до места.
Никаких больниц в поселке не было, Данута просто ходила из дома в дом,
пока, наконец, во дворе большой дачи на Толстом мысе не увидела Катю,
склонившуюся над корытом с бельем. Успела крикнуть:
- Катя!..
И свалилась на каменистую землю.
Ее подняли, уложили в тень, напоили сладким чаем. Еще не поднявшись, то
и дело вытирая обильные слезы, Данута поведала о своем горе.
- За что арестовали? - осторожно спросила Катя. - И главное, кто
арестовал?
- Не знаю. Его случайно увидел среди арестованных один знакомый человек
в Лабинской.
- Лежи, - приказала Катя. - Я сейчас.
Она вошла в дом, побыла там немного и вернулась с лицом строгим и
тревожным.
- Ты можешь сама рассказать Саше? Он хочет услышать от тебя.
Данута едва узнала Сашу в этом источенном хворью человеке с лицом
прозрачно-белым и страдальческим.
- Здравствуй, - просто сказал он. - И говори все, что ты знаешь.
Обстоятельства, место, фамилии.
Она рассказала то немногое, что было известно ей. И о последнем
прощании с Андреем.
- До Киши он, видимо, не доехал?
- Нет. Иначе оттуда сообщили бы.
- Значит, его взяли на дороге? Взяли, разумеется, как бело-зеленого,
как офицера. Это опасно, Данута. Где он теперь?..
В тот же день Данута выехала на старом катерке с двумя военными в
Новороссийск. Катя, провожая ее, шепнула:
- У Саши три сердечных приступа за последние две недели. Я очень
боюсь... И все же надеюсь на лучшее. Торопись, милая. И для тебя дорог
каждый час.
Теперь Данута знала, куда обращаться. У нее были письма. До Краснодара
удалось доехать поездом за одну ночь. Утром ее принял председатель
Северо-Кавказского ЧК и, выслушав, приказал разыскать в местах заключения
А.М.Зарецкого. Неожиданно спросил:
- Улагая не знаете?
- Знаю. - Данута даже покраснела. - Старшего брата встречала в
Петербурге. Другого, есаула Керима Улагая, знаю лучше. Когда-то он предлагал
мне стать его женой. А я выбрала Зарецкого. Студента Зарецкого.
- Ну, и?..
- Не ошиблась. Была счастлива. До этого страшного дня...
- Вероятно, они враги - ваш муж и Улагай?
Она кивнула и закусила губы, чтобы не расплакаться.
- Этим делом займемся немедленно. Ждите извещения. Поиск будет
проходить несколько дней. Не забудьте оставить свой адрес в приемной.
А тем временем Зарецкий трясся в зарешеченном товарном вагоне по пути в
Краснодар. Распоряжение из Северо-Кавказского ЧК не застало его в Армавире,
но после очередного допроса его и так решили отправить в центр, поскольку
выявилось уж очень много противоречий. Да и личность Чебурнова все более
вызывала сомнения у чекистов. Опасность отступала от Андрея Михайловича.
В один из летних - уже июньских или июльских - дней арестованного
Зарецкого вызвали из Краснодарской тюрьмы на допрос.
Андрея Михайловича провели по пустынным улицам, он долго сидел в узкой
комнате, наблюдая в маленькое окошко летнее небо. Потом его повели наверх.
Зарецкий вошел в небольшой кабинет, где над столом склонился черноголовый
следователь. Не глядя, он сказал: "Садитесь", отпустил конвоира, а через
минуту, еще не отрываясь от бумаг, произнес:
- А теперь займемся вами.
И глянул, наконец, в лицо арестанту. Густые брови его двинулись вверх,
глаза удивленно округлились. Казалось, он лишился дара речи - так был
удивлен. Сказал, подымаясь:
- Если вас побрить и постричь, да хорошенько накормить и одеть в
егерскую форму, то вы станете моим знакомым по фамилии Зарецкий. Или мне
изменила память?..
Следователь говорил с легким акцентом. Андрей Михайлович натянуто
улыбнулся.
- А если вас немного омолодить, дать в руки револьвер и пачку свежих
прокламаций, то вас нетрудно было бы назвать Суреном, тем самым связным, что
приезжал в Гузерипль, к егерю Кухаревичу.
- Слушайте, так это вы? И в таком положении не потерять чувство юмора!
Завидное самообладание. - Сурен белозубо засмеялся. - Давайте сюда, ближе.
Ну, здравствуйте! И не будем терять времени. Рассказывайте.
Зарецкий говорил около часа. Впервые так подробно. Сурен, партийный
друг Кати и Саши, которого он давным-давно застал на кордоне с пачкой
прокламаций, слушал, не сводя с Андрея Михайловича глубоких, черных глаз.
Потом вскочил, одернул гимнастерку.
- Подожди здесь, друг.
Отсутствовал он довольно долго. А вернулся не один - с Шапошниковым,
который так и бросился к Андрею, прижал его, обессиленного, к себе. Губы у
него дрожали. Голос плохо повиновался от волнения.
- Наконец-то нашелся, пропащая душа!
- Вы давно здесь? - спросил Зарецкий.
- Я отсюда не вылезаю. Околачиваюсь по всем учреждениям.
- А Данута? Что с моими, где она?
- Данута тоже в городе. Она побывала у председателя ЧК.
Вошли еще трое чекистов. Андрея очень долго расспрашивали, уточняли. В
Лабинскую пошла шифровка: арестовать Семена Чебурнова, срочно препроводить в
Краснодар.
Часа через два в приемной Сурена появилась Данута. Села в уголке, руки
бросила на колени, как тогда, при последнем расставании, и уставилась на
дверь. Вышел Сурен, пожал руку, сказал:
- Только спокойно, ладно?
Она не поняла, хотела что-то спросить, но тут из-за спины Сурена вышел
Зарецкий - чисто выбритый, неузнаваемо худой, с горящими от возбуждения
глазами.
- Андрей! - Данута сорвалась на крик: - Андрей, Андрюша!..
Данута не заметила ни Шапошникова, ни других людей. Все они тихо вышли
из приемной. Пусть отведут душу, успокоятся.
Из здания ЧК шли уже втроем: Зарецкий с женой и Христофор Георгиевич.
Постояли на тротуаре, поглядели на беломраморный собор, освещенный щедрым
солнцем, и неторопливо двинулись на квартиру к знакомым, где остановилась
Данута.
Здесь Шапошников посидел недолго. И рассказал только о главном, что
произошло в городе и дома, ни разу не упомянув о зубрах. Но Зарецкий
спросил:
- А в горах что? Зубры как?
- Пока я искал тебя, удалось прояснить и с заповедником. О тебе я все
время твердил как о главном хранителе зубров. Кое-что стронулось в Майкопе.
Я был там, еще не ведая твоей судьбы, считал, что ты на Кише. Крячко
прискакал позже. Ты спросишь, при чем тут Майкоп? Теперь там ставка
уполномоченного Реввоенсовета. Был обстоятельный разговор о положении на
территории Охоты. Нас поддержали. Как же фамилия комиссара?.. - Христофор
Георгиевич порылся в записной книжке. - Вот, Штейнгаузен, латыш или эстонец,
не знаю. Он предложил составить проект и докладную о заповеднике, наложил
резолюцию. С этим я и приехал в Краснодар. Но сперва заглянул в Псебай и там



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 [ 86 ] 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.