read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



от заражения, - мы были представителями новой, советской культуры.
Вот почему с таким волнением следили за нашим состязанием рабочие
икорного завода. Вот почему Прасковья Ивановна сказала нам: "На это дело
народ смотрит". Вот почему очередной номер стенной газеты вышел под шапкой:
"Кто кого?" Вот почему мы поступили правильно, подвергнув наше маленькое
открытие риску, возможному в новом деле.
Прошло пять дней, и в присутствии директора и обеих спорящих сторон
дегустатор - маленький старичок с морщинистым, суровым лицом - открыл первые
банки. По правде говоря, мне стало страшно, когда, найдя, что "продукт"
Зимина сохранил все свои первоклассные вкусовые свойства, дегустатор взял из
нашей банки ложечку икры, понюхал ее и, значительно сощурясь, положил в рот.
Уж не знаю, что именно он делал с ней во рту и почему, причмокнув, пожевал
губами. Наконец он проглотил икру и, помолчав, сказал, что "разницы между
пробами не обнаружил".
Точно такая же сцена повторилась через два дня.
На этот раз дегустатор начал с нашей банки, и я заметила, что тень
искреннего удивления пробежала по лицу Зимина, когда, проделав все свои
магические движения, дегустатор объявил, что икра по-прежнему соответствует
всем требованиям, предъявляемым всесоюзным стандартом к сорту "экстра".
Однако в тех же официальных выражениях он отдал должное икре Зимина.
- Ну-с, барышни, а вы, оказывается, молодцы, - сказал Зимин,
рассматривая нашу икру через лупу, которую он вынул из кармана. - Однако
проиграете-с.
Я сказала:
- Посмотрим.
- Проиграете-с, - твердо повторил старик. - Слабнет ваша икра. Еще
денек - и тронется...
Без сомнения, мы с Леной худели весь этот месяц - от жары, от волнений,
от напряженной работы. Но мне показалось, что по-настоящему мы начали худеть
с той минуты, как Зимин заявил, что наша икра "слабнет". Едва за ним
закрылась дверь, как мы с Леной стали пробовать прочность отдельных икринок,
сперва пальцами, потом языком, и не нашли, что они стали менее прочными, чем
прежде. Но, может быть, опытнейший мастер увидел то, на что мы по своей
"икорной малограмотности" не обратили внимания?
Наконец наступил решающий день! Едва войдя в лабораторию, я бросилась к
шкафу - взглянуть, не показался ли "бомбаж" - так называется вспучивание
банок, когда испортившаяся икра начинает бродить. Нет! Но и банки Зимина
выглядели совершенно так же, как прежде.
Два сотрудника Института рыбного хозяйства приехали накануне вместе с
корреспондентом областной газеты. Комсомольцы выставили у дверей лаборатории
пикет: желающих увидеть своими глазами "кто кого" оказалось слишком много.
Фоторепортер, явившийся в последнюю минуту, показал мне снимок, который был
сделан не знаю кем и когда, но на котором можно было различить стеклянный
шкаф и в нем два ряда банок, ничем не отличавшихся друг от друга.
В присутствии всех этих уважаемых людей, которых не перечислила я и
половины, дегустатор вскрыл банку с икрой Зимина. Уже по тому выражению, с
которым, еще держа икру во рту, он скосил глаза на Зимина, я поняла, что тот
проиграл и его "экстра" не выдержала испытания.
- Подалась.
Все смотрели на Зимина. Он криво усмехнулся.
- Девятый день, - разводя руками, сказал он. - Для подобной температуры
это, господа, рекорд еще небывалый.
Он растерялся, иначе не назвал бы нас господами. Но он был прав: до сих
пор максимальной нормой хранения считались восемь дней - и не при
сорокаградусной жаре, а в обычной комнатной температуре.
Все заговорили разом, когда дегустатор произнес свое определение. Он
подождал несколько минут, открыл одну из наших банок - и все замолчали.
Должно быть, он сам волновался, потому что, прежде чем взять пробу,
едва не всунул в банку свой длинный морщинистый нос. Потом положил ложечку
икры в рот и замер, закатив глаза под лоб и всей душой уйдя в свое дело. И
все замерли: директор, крепко упершийся обеими руками о стол, Прасковья
Ивановна, присутствовавшая на пробе, сотрудники рыбного института и даже
фоторепортер, который крутился до сих пор по комнате, наставляя на всех свою
"лейку".
- Качество сорта "экстра" полностью сохранилось, - с важностью сказал
дегустатор.
Оно сохранилось, это качество, и на десятый, и на одиннадцатый, и на
двенадцатый день. Когда мы вернулись в Москву, специальная комиссия
Главэкспорта явилась в нашу лабораторию, и главный дегустатор, уже не
сморщенный старичок, а прекрасно одетый, атлетического сложения красивый
человек, на двадцатый день попробовал нашу икру и нашел, что "качество
сохранилось". Лишь на тридцать третий день при комнатной температуре
промытая лизоцимом икра стала портиться, а на льду сохранялась полтора года.


ВОЗВРАЩЕНИЕ
Рубакин, встретивший нас на перроне, сказал, что Андрей условился
поехать вместе с ним, но его вызвали по срочному делу. Он просил, чтобы я не
беспокоилась, если ему придется поздно вернуться домой.
- А где он? Что случилось?
- Честное слово, ничего не случилось, - торопливо и, как мне
показалось, растерянно ответил Рубакин. - Ну, как съездили? Похудели-то как!
Кожа да кости!
- Петр Николаевич, что случилось?
- Да ничего же, я вам говорю! Дома у вас все в порядке, я вчера
заходил. Павлик здоров, читает букву "А" и сердится, что мама Таня так долго
не едет.
- Куда вызвали Андрея?
- Вот беспокойная душа! - разведя руками, сказал Рубакин. -
По-видимому, авария на строительстве метро, - шепнул он, взяв меня под руку
и идя рядом в шумной, двигавшейся к зданию вокзала толпе. - Его еще вчера
вызвали. Он не ночевал дома.
- Вот что! Вы бы так и сказали!
Кроме лабораторного оборудования, мы везли с собой два пуда икры -
нашей, зиминской и нейтральной. Рубакин с шофером институтской машины пошел
получать наш багаж. Лена зачем-то побежала за ними и через несколько минут
вернулась взволнованная, я видела это с первого взгляда.
- Знаешь, что он сказал? Нашу лабораторию переводят в Рыбтрест.
- Что такое?
- Первый этаж институтского здания отдают Горздраву, и Крамов
ходатайствует о передаче лаборатории в Рыбтрест.
- Он с ума сошел?
- Кажется, готовится приказ наркома.
- Ну, нет! Этого не будет!
Лена с досадой махнула рукой.
- Ты не допустишь?
- Нет, не я.
- А кто же?
- Мы.
- Объясните, Петр Николаевич, что это значит? - спросила я, когда багаж
был осторожно погружен на институтский пикап и мы налегке отправились к
трамваю. - Неужели это правда, что нашу лабораторию...
- А, Елена вам уже доложила! Разумеется, правда!
- Но почему же в Рыбтрест? Мы занимались вопросом о саморазогревании
торфа, - что же, если бы работа удалась, лабораторию перевели бы в Главторф?
Мы выделили лизоцим из хрена - значит, в Плодоовощ или куда там еще? Что это
за чепуха, в самом деле?
- Не кипятитесь, доктор. Скоро только блины пекут. Дело гораздо
сложнее, чем вы думаете. Вас не переводят в Рыбтрест, а передают
промышленности. Понятно?
- Нет.
- На последнем Ученом совете Крамов произнес длиннейшую речь о задачах
нашего института. Он объявил, что его обвиняют в голом теоретизировании, в
отрыве от практики. Так вот, с целью доказать, что все это клевета, он
передает рыбной промышленности одну из лучших лабораторий своего института.
Правда, он скорбит. Он делает это скрепя сердце. Но в то время, когда
"Правда" в каждой передовой указывает, что наука должна всемерно помогать
промышленности, он, профессор Крамов, не считает себя вправе остаться в
стороне. Что с вами, Татьяна?
- Ничего особенного.
- Вы побледнели.
- Плохо спала... А вот и наш номер.
Андрей не позвонил ни в семь, ни в восемь часов, и в конце концов я не
выдержала и поехала к нему на работу, надеясь, что мне удастся хоть передать
ему бутерброды, - я не сомневалась в том, что он ничего не ел со вчерашнего
дня...
Доктор Белянин, начальник Андрея, полный, пожилой, с оглушительным
голосом, с красным мясистым лицом, остановил меня, когда я со всех ног
влетела в подъезд управления.
- Татьяна Петровна, здравствуйте! - так громко, что я невольно
вздрогнула, закричал он. - Я вас напугал?
- Здравствуйте, Илья Ильич.
- Супруга разыскиваете? Он на трассе.
- Знаю, что на трассе. Вы его увидите?
- Я к нему еду.
- Вот что! Так возьмите меня с собой.
- Не могу, честное слово. Вас не пропустят.
- С вами-то? Мне бы только бутерброды ему передать и сказать два слова.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 [ 87 ] 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.