read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



судьбы? Но в конце концов я решил, что это лишь один из ее капризов: сегодня
он меня разорил, а завтра другой поможет мне.
За несколько часов мы доплыли до Туниса. Мой пират привел к бею,
который приказал своему "бостанги" отправить меня на работу в сады, а мои
богатства были конфискованы. Я начал увещевать, просить - мне дали понять,
что я - служитель религии, которая ужасает Магомета, и что мне лучше молчать
и хорошо работать. Мне было только тридцать два года - довольно цветущий
возраст, - и хотя мои утехи измотали меня, я чувствовал в себе достаточно
сил, чтобы терпеливо переносить свою судьбу. Я скверно питался, мало спал,
много работал, но если в моем физическом состоянии произошли какие-то
изменения, мой дух - говорю об этом, не хвастаясь - совершенно не пострадал,
и в мыслях у меня по-прежнему была похоть и злоба {Эти пороки обостряются с
возрастом, но не стареют. Ослабевают силы, чтобы осуществлять их на деле,
часто истощаются средства, но их неистребимая суть остается прежней. Она
даже усиливается вместо того, чтобы исчезнуть (Прим автора.)}. Иногда я
смотрел на стену сераля, у подножия которых трудился, и думал: да, Жером, у
тебя тоже был сераль и много очаровательных жертв в нем, и вот ты сам, из-за
своей оплошности, принужден служить тем, с кем ты соперничал.
Однажды вечером, предаваясь таким грустным мыслям, я заметил записку,
упавшую к моим ногам, и поспешно подобрал ее. О, Небо! Каково было мое
удивление, когда я узнал почерк и увидел имя Жозефины... той самой
несчастной, которую я продал в Берлине с уверенностью, что она станет
жертвой извращенного убийства.
"Приятно платить добром за зло (говорилось в записке). Вы полагали, что
я погибну от рук злодея и с этой целью продали меня, однако моя звезда
охранила меня от ужасной судьбы, которую вы мне предназначили. И если мне
суждено быть счастливой, так это будет в тот момент, когда я разорву ваши
цепи. Завтра, в этот же час, вы получите в знак моих чувств к вам кошелек с
тремястами веницианскими цехинами и портрет той, которая когда-то любила
вас... В нем будет письмо, оно подскажет вам средства спасти нас обоих.
Прощайте, чудовище... которого я все еще люблю против своей воли; если ты не
отвечаешь мне тем же, по крайней мере уважай ту, которая мстит тебе только
благодеяниями. Жозефина".
О непостижимые движения самого ужасного из всех характеров! Моей первой
мыслью было отчаяние оттого, что от жуткой смерти спаслась жертва, которую я
на это осудил; второй мыслью была досада: я буду чем-то обязан женщине, над
которой всегда хотел только властвовать. Ну ладно, решил я, примем сей дар
судьбы, главное - вырваться отсюда. Когда я воспользуюсь ею, она узнает, что
такое моя признательность.
Вторая записка, деньги, портрет - все я получил в назначенный час. Я
поцеловал деньги, плюнул на портрет и жадно прочитал письмо. Меня извещали,
что Жозефина владеет значительным состоянием, которое я могу разделить
вместе с ней, если пожелаю и, особенно, если заслужу это; что я должен
немедленно отправиться в указанное место к хозяину судна, который ждет, и
договориться с ним о цене за переправку нас обоих в Марсель и о том, какие
следует принять для этого меры.
Я помчался к этому человеку и получил от него утешительные разъяснения.
Дельмас был раскаивающийся ренегат, который жаждал вновь увидеть свою родину
и вырваться из лап турок как можно изящнее. Окошко захлопнулось; на
следующий день я получил последнее послание, где говорилось, что наше
предприятие произойдет ночью; мне предлагалось хорошенько запомнить это,
чтобы наверняка найти Жозефину, ее сердце и ее сокровища ранним утром в
глухом трюме судна Дельмаса.
Я был пунктуален. Не стану рассказывать вам о сцене встречи: она была
нежной со стороны Жозефины и даже окроплена слезами, с моей стороны она была
довольно сухой и сопровождалась тем внутренним чувством злобы и яростного
протеста: когда кто-то попадет в мои объятия, я тотчас ощущаю живейшее
желание подчинить его своей власти. Жозефина была в том возрасте, когда все
черты переходят из стадии утонченности и очарования в красоту: она,
действительно, была очень красивой женщиной. В ожидании, пока капитан
поднимет паруса, мы выпили бутылку сиракузского вина, и моя милая спутница
поведала мне о своих приключениях.
Человеком, купившим ее у меня, был Фридрих, король Пруссии, узнавший о
ней от своего брата и пожелавший принести невинное создание в жертву своей
злодейской похоти. Чудом избежав мучительной смерти, предназначенной ей -
кстати, с помощью лакея, который ее обрюхатил, - она в ту же ночь скрылась
из Берлина и уехала, как и я, в Венецию. В этом городе ей помогали
многочисленные галантные приключения, пока ее не выкрал один тунисский пират
и не продал ее бею, чьей фавориткой она не замедлила стать. То, что она
захватила с собой, было большим богатством, однако составляло только треть
сокровищ, подаренных ей властителем, но всего унести она не смогла; я
насчитал около пятисот тысяч франков.
- Прекрасно, дорогая, - сказал я Жозефине, - этого хватит, чтобы нам
обосноваться в Марселе; мы оба еще достаточно молоды, чтобы не экономить эти
деньги и надеяться когда-нибудь разбогатеть. Моя рука, - продолжал я с
напыщенностью, - будет вознаграждением за твои заботы сразу по прибытии,
если ты и вправду способна простить мне мое ужасное преступление.
Ответом были тясячи нежных поцелуев Жозефины. Мы были скрыты от чужих
глаз, на судне царила тишина, сладость свободы и пары Бахуса воспламенили
нас до такой степени, что мешки, на которых мы сидели, послужили троном
сладострастия. Я долго не испытывал оргазма. Я снова встретил женщину,
против которой мое коварное воображение уже готовило ужасные злодейские
планы. Юбки Жозефины были задраны, великолепие ее ягодиц покорило меня -
настолько прекрасно они сохранились, - и я проник в ее зад.
- Расшевели меня, - произнес я, когда кончил, - расскажи подробнее об
утехах бея. Как он ведет себя с женщинами?
- Его вкусы очень странные, - начала Жозефина. - Прежде чем приступить
к делу, он требует, чтобы женщина, совсем голая, лежала плашмя на ковре в
течение трех долгих часов. В это время его усиленно ласкают два "икоглана"
{Название ганимедов в восточных гаремах. (Прим. автора.)}. Когда господин
возбудится, они поднимают женщину и подводят к нему. Она низко склоняется, и
"икогланы" связывают ей руки и ноги. После этого она должна вращаться как
можно быстрее, пока не упадет. Вот тогда он бросается на нее и содомирует.
Только таким способом он наслаждается женщинами, и его любовь к ним
определяется скоростью, с которой они вращаются. Именно благодаря такому
таланту я ему и понравилась, а все подарки, которые я получила, - это знак
признания моих способностей.
Подогретый этим рассказом, я еще раз совершил содомию с Жозефиной и,
признаться, ощутил при этом какое-то сладострастное самодовольство оттого,
что прочищаю задницу, в которую извергался турецкий император; как раз в эту
минуту появился Дельмас. Он решил предупредить, что сейчас поднимают паруса
и что через час или два мы можем навестить его в капитанской каюте. Там
Жозефина рассказала хозяину о своем намерении обосноваться вместе со мной в
Марселе и создать торговый дом, а по его вопросам я сразу сообразил, что у
него достаточно денег и что он не прочь быть третьим нашим компаньоном.
Тогда у меня созрел план ограбить и убить обоих моих благодетелей, завладеть
их деньгами и судном и направиться вместо Марселя в Ливорно, чтобы замести
следы. С такой мыслью я вскружил голову Дельмаса в отношении Жозефины, а ее
попросил не слишком сопротивляться домогательствам отступника от родины.
Первые же его попытки оказались удачными, как я и ожидал, и во вторую
ночь Дельмас улегся с Жозефиной. Выждав некоторое время, я собрал вокруг
себя как можно больше членов команды, достал нож и оттолкнул часового от
двери каюты.
- Поглядите, друзья, - обратился я к присутствующим, - поглядите на
подлость этого негодяя: я доверил ему свою жену, и вот чем это кончилось.
И бросившись на заснувшую парочку, я хотел пронзить их обоих. Но
Дельмас как будто ожидал этого: он сразу вскочил, выстрелил в меня и
промахнулся. Я заколол и его и мерзавку, делившую с ним ложе, оставил их в
луже собственной крови, поднялся на палубу и произнес перед экипажем такую
речь:
- Дорогие мои товарищи, единственной причиной моего поступка было
гнусное зрелище, которое большинство из вас видели своими глазами. Я наказал
подлеца, который был недостоин командовать вами, так как дошел до такой
низости. Мы с Дельмасом вместе владели этим судном, и хотя вы видели меня в
одежде раба, я имею право наследовать его состояние. Положитесь на мою
честность и мои способности, и у вас будет капитан лучше прежнего. Маршрут
остается приблизительно таким же, только изменим пункт назначения. Правь в
Ливорно, рулевой: мои коммерческие дела вынуждают меня предпочесть этот порт
Марселю: что же касается вас, друзья, с сегодняшнего дня ваше жалованье
удваивается.
Эта речь завершилась громкими всеобщими аплодисментами. Трупы выбросили
в море, я завладел всем состоянием убитых, и мы прибавили ходу.
- О фортуна, - вскричал я, оставшись один, - выходит, ты исправляешь
все беды, которые обрушила на меня! Надеюсь, это последняя твоя выходка, и в
конце концов ты убедишь и меня и всех, кто услышит мою историю, в том, что
если ты и швыряешь нас порой на рифы, так лишь затем, чтобы мы сполна
оценила все радости, которыми твоя рука вознаградит нас в надежной гавани.
Я подсчитал, что моя добыча, не считая корабля, который я продам в
Ливорно, достигало одного миллиона двухсот тысяч ливров, и спокойно
наслаждался путешествием, как вдруг вахтенный матрос крикнул, что за нами
гонится корсарское судно. Оценив свои силы, я решил первым идти на абордаж;
я перескочил на его палубу во главе со своим экипажем. Наши удары сеяли
смерть, мы купались в крови; я с саблей в руке ворвался в каюту капитана. И,
о небо! Что же я вижу перед собой! Святое небо! Я вижу Жозефину... Жозефину,
которую заколол вместе с Дельмасом! Яростным ударом я поразил человека,
бросившегося на ее защиту, затем обратился к ней:
- Какой злой рок постоянно тычет мне в глаза твой ненавистный образ?
- Разорви его на куски, этот образ, который тебя преследует, - с
вызовом ответила Жозефина, обнажая свою грудь. - Торопись и уничтожь его
навсегда. Я виновна: я преследовала тебя с целью отобрать у тебя жизнь, но



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 [ 87 ] 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.