read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



узнал о тебе. Пропал... Дануты уже нет, умчалась. Я следом. Она как-то
сумела прорваться к самому председателю ЧК. Мне сказали, что меры приняты,
остается ждать. А время дорого. Сейчас я иду в Кубанский ревком с нашим
общим делом. Направили на согласование... Отдел народного образования не
против. Но предлагает свои границы для заповедника. Лесной отдел тоже не
возражает, но границы дает свои. Спорам конца не видно. И это не пустяк.
Речь идет о высокогорных лугах - где им быть.
- Кто в лесном отделе? - перебил Зарецкий.
- У меня где-то записано. Вот: Постников.
- Я его знаю. Умный человек.
- Он собирается в горы, чтобы лично посмотреть, что делается в
заповеднике, и установить его границы.
- Вот это ни к чему. - Андрей нахмурился. - Без наших хлопцев ему
нельзя туда ехать. Там такое... Наслушался предостаточно от соседей по
тюрьме.
- Ну, это, как говорится, его личное дело. Предупредим, конечно. Так
вот, я тем временем изготовил проект постановления и сдал в ревком. Обещали
рассмотреть в самом срочном порядке. Сколько тебе оставаться здесь?
- Пока не привезут моего злодея.
- Тогда так. Я покину вас, пойду по этим самым делам. Забегу сказать о
результатах. И домой. Надо твоих успокоить, самому прийти в себя, а дальше
уже думать о горах. Главное, ты на свободе, камень с души... Можем
действовать вместе. Будет заповедник!
Данута во время разговора сидела молча, уставившись в окно. Андрей с
возрастающим беспокойством поглядывал на нее.
Шапошников решительно нахлобучил кожаную фуражку и ушел.
И только тогда Данута дала волю слезам. Все, что накопилось у нее на
сердце за тревожные месяцы, вся боль за мужа, страшное пережитое, - все
вылилось в нескончаемых рыданиях, почти в истерике. И Андрей, и напуганная
хозяйка, как могли, успокаивали ее, уложили в постель, но Данута никак не
могла справиться с нервным потрясением. Ей удалось уснуть лишь после того,
как приняла большую дозу брома.
В тот день и в последующие дни она почти не вставала. Это была не
быстротечная истерика, а серьезная нервная болезнь. Нашли доктора. Он
прописал лекарства и покой. Андрей почти не отлучался от жены. Всякий раз,
когда он выходил из спальни, Данута впадала в состояние, близкое к новому
приступу, - так боялась за него.
Наконец, кризис миновал. По расчетам Зарецких, Христофор Георгиевич был
уже в Псебае, успокоил родителей, Мишаньку.
Утром пришел Сурен и просто сказал:
- Пошли. Чебурнова привезли.
- Подождите, - Данута поднялась. - Я с вами.
Мужчины переглянулись. Сурен сказал было:
- Совсем вы напрасно...
Но, глянув на Андрея, умолк и сел на край стула.
- Не торопись... - Андрей говорил с женой спокойно и тихо, как говорят
с ребенком.
Шли медленно. Лицо Дануты было сосредоточенно, даже угрюмо, губы
решительно сжаты. Всю дорогу молчала.
Все так же молча поднялись на второй этаж. Сурен открыл дверь кабинета,
сказал, пропуская Дануту:
- Прошу...
- Я подожду здесь. - Она оглядела приемную, где за столом сидел один
военный, и уселась на стул в уголке. - Пожалуйста, вы с ним сами.
Сурен и Андрей опять переглянулись и закрыли за собой дверь. Минут
через двадцать в коридоре застучали сапоги. Дверь распахнулась. Вошел
конвоир. За ним Чебурнов, в солдатской рубахе без ремня, без фуражки. Сзади
его подталкивал второй красноармеец.
Увидев шагнувшую к нему Дануту, Семен испугался лишь в первую секунду.
И тут же овладел собой. Самоуверенно протянул:
- Скажи на милость! Госпожа офицерша...
Пощечину она нанесла с такой силой, что голова Чебурнова почти легла на
плечо. И второй удар был не менее хлестким. Всю ненависть, все презрение к
мерзавцу вложила в эти пощечины. За тем и пришла.
Конвоиры удержали ее, усадили. Выбежал Сурен, за ним Андрей. Данута
старательно поправляла юбку, лишь бледность выдавала, что переживает она.
Семен хватал воздух открытым ртом.
- Ну, госпожа Зарецкая, это тебе вспомнится...
Конвоиры втолкнули его в кабинет.
- Зачем ты?.. - укоризненно спрашивал Андрей. - Я понимаю, но тебе же
нельзя волноваться!
- Ты ступай. Я подожду здесь. Все хорошо, не беспокойся... - с трудом
произнесла она. - Я не волнуюсь. Напротив, совсем спокойна.
Удо-влет-во-ре-на, - по слогам произнесла она.
Семен Чебурнов уже стоял в кабинете. На Зарецкого он глядел с вызовом.
Нагловатое лицо его горело. Заработал...
- Чего не поздоровался, чекист? - громко спросил Сурен. - Или вы не
знакомы?
- Непонятно мне, товарищ комиссар, как вот этот... - он кивнул в
сторону Андрея. - Не ждал не ведал, что встрену. Пощадили, выходит, живым
оставили их благородие? А пошто не шлепнули?
- Свидетель нужный, вот и не шлепнули. Много знает.
- Супротив кого же свидетель, позвольте спросить?
- Здесь вопросы задаю я, Чебурнов. Первый вопрос: где сегодня
обретается твой хозяин полковник Улагай?
- У меня хозяев немае. Я сам себе хозяин. Что касаемо Улагая, знать не
знаю и не хочу об ем говорить. Контра. Одна шайка-лавочка вот с этим.
- Но ты служил у этой контры? Сперва в Лабинской. Потом в
Суворово-Черкесском. И на фронте. Так где же он сейчас?
- Не могу знать. Все мы служили их благородиям. Под нагайкой. А ноне
наше время, мы сами подвиги делаем.
- Ну, твои подвиги, Чебурнов, у меня записаны. Вот один из них: в июне
1918 года ты вместе с Улагаем расстрелял в хуторе Шабановском семерых
активистов Советской власти. Их фамилии...
О, как мгновенно изменился в лице Чебурнов! Ноги не удержали его, сел.
Лоб покрылся крупными каплями пота. Давно забытое, считал.
- Далее. - Сурен посмотрел на него. - Во время поиска казацких сокровищ
в Фанагорийской ты зарубил на глазах семьи красного казака Бережного.
Свидетели живы, я их уже вызвал для опознания. И наконец, ты оклеветал
Зарецкого. Ты боялся его. Он знал о твоей тесной связи с Улагаем. Так?
- Наговоры все. Вранье, - хрипло выговорил вконец раздавленный
Чебурнов. - А ты... Не в последний раз встретились! - И с ненавистью глянул
на Зарецкого.
Сурен кивнул конвоирам, и Семена увели.
- Каков? Тут у меня лишь немногое из того, что наделал этот мерзавец.
Но он получит свое. А ретивый командир, что пошел на поводу у Чебурнова,
разжалован и уволен из ЧК. Так легко поддаться на провокацию!..
Андрей Михайлович молчал. Сурен подошел к нему, обнял за плечи.
- Поезжайте-ка вы домой, Андрей Михайлович, и беритесь за свое
благородное дело. Все в прошлом... Если будут осложнения, немедленно
сообщите мне. Все, что я узнаю о Кате и Саше, тотчас передам вам. Слово
друга!
Андрей пожал ему руку и шагнул к двери.
Через несколько дней Зарецкие уехали в Псебай.
Возле армавирского вокзала их встретил Шапошников.
- Звонил твой друг Сурен. Сказал, что вы поехали. Ну вот я... У меня
отличный экипаж. Идемте. Так-то веселей, когда вместе.
В тележке Христофора Георгиевича под сеном лежали две винтовки. Одну он
протянул Андрею:
- Узнаешь?
Это была старая винтовка Зарецкого.
- Между прочим, отыскали и Куницу. Она стоит у вас в конюшне. А вот
новость не очень приятная: Семка сбежал...
- Чебурнов?! - Андрей Михайлович даже отшатнулся.
- В местном ЧК только что депешу получили. Его вели ночью с очередного
допроса на Дубинку. У карасунского перехода изловчился ударить конвоира,
выхватил винтовку и заколол другого. Бежал в парк, оттуда к реке, переплыл
Кубань, ну а дальше - ищи-свищи. Лес!
Данута презрительно сощурилась. Андрей промолчал. Понял, почему
Шапошников прихватил с собой винтовки.
- Ладно, - сказал он как можно спокойнее. - Нам к неожиданностям не
привыкать. Что с нашими делами по заповеднику?
- Кажется, удалось. Есть постановление ревкома. - И победно посмотрел
на Зарецкого.
- А Постников?
- Скоро приедет к нам. Так сказал при встрече, когда я отговаривал его
от этой поездки. Куда там!..

"6"
Здесь нам нужно привести несколько строчек, которые Андрей Михайлович
написал, видимо, в первые дни по возвращении домой. Конечно, он сразу же
встретился со своими друзьями по охране зубров - Телеусовым, Кожевниковым и
другими. Они рассказали не только о зубрах, но и о положении на Кубани.
Гражданская война подходила к концу, белые войска оставались лишь в
Крыму.
Но зато на Кавказе контрреволюция не утихала. И в предгорьях, и в
степной Кубани, где генералы терпели полное поражение в открытом бою,
началась борьба тайная, еще более жестокая и изуверская. Об этой войне



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 [ 87 ] 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.