read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



готовы рассмотреть некоторые дополнительные льготные условия по "мягкому"
варианту. Благодарю за внимание.
После этого я сел на место. Чудо-юдо снова показал под столом большой
палец, хотя скорее это мне надо было ему показывать: "Во!", ибо текст он
заготовил очень веский и, солидный.
На полторы-две минуты воцарилась гробовая тишина. Дон Хосе Соррилья все
это время напоминал человека, которого с размаху посадили на кол, да так
быстро, что он стал задумываться над своим неудобным положением лишь в тот
момент, когда кол подошел к горлу. Дон Хосе судорожно хватал воздух, глаза
заметно выкатились из орбит и оторопело уставились куда-то в потолок, где, к
сожалению, не было никаких рекомендаций по поводу сложившейся ситуации.
Возможно, он уже видел, как виллы, построенные за счет дотаций Бернардо
Сифилитика, описываются судебным исполнителем, как, со свистом пролетев на
президентских и парламентских выборах, он лишается власти и улюлюкающая
оппозиция тащит его на аркане к позорному столбу. Я даже испугался, что его
хватит инсульт или инфаркт, а потому консультации все-таки придется
отложить. Но Бог не выдал, а свинья не съела. Гражданин Соррилья Васкес
пришел в форму, спрыгнул с невидимого кола и бодро заявил, что готов
рассмотреть льготные условия по "мягкому" варианту.
Моя миссия после этого была практически завершена, потому что я за
последующие полтора часа, то есть до самого конца консультаций, не проронил
ни слова. Все вопросы решали отец и Перальта. Дискуссии не было. Хайдийская
сторона на все отвечала "да". Я даже задремал, по-моему, и меня разбудили
только тогда, когда настало время подписать какие-то документы. Мраморным
"паркером" с платиновым пером я начирикал очередные закорючки:
"A.Rodriguez", поручкался с президентом Соррильей, а затем в сопровождении
всей остальной публики отправился в банкетный зал, где намечался
торжественный обед.
Где-то по дороге на банкет к нашей дружной мужской компании
присоединились дамы, то есть Таня и толстая негритянка-президентша,
имя-отчество которой мне так и забыли сообщить. Вместе с тем как-то очень
незаметно испарился Чудо-юдо.
- Ну, как дела? - спросила Танечка. - Купили островишко?
- Вроде бы, - сказал я, хотя общий итог переговоров представлял себе
довольно смутно.
- А мне донья Соррилья картины показывала, - сообщила Кармела. - У них
тут и Веласкес, и Сикейрос - все в копиях. Только почему-то все время
называла меня сеньорой Бариновой.
- Скажи спасибо, что у тебя никто паспорт не спрашивал. Хотя, если
откровенно, то им было все по фигу - кто ты и что ты. Правда, от Хавроньи
мне, конечно, будет проборция, потому что нас тут, по-моему, телевизионщики
засняли и фотографы вокруг носились. Да и папаня, конечно, молчать не
будет...
- А ты уж и испугался? - прищурилась Танечка.
- Да мне-то бояться нечего. Я, как говорил убиенный тобой Джек, "чист,
как швабра".
- Ты на некоторые имена, пожалуйста, наложи мораторий, - очень строго
попросила Таня. - Джек, Кот, Толян, Андрюха... Первых двух мне вообще
вспоминать противно, и я б их еще десять раз убила, если б могла. А вторых
двух я сама помнить буду, без тебя. Уговорились?
- Как скажешь... - Мне было все равно, что поминать, что не поминать. Ни
один уже не оживет. Покаяться перед ними я мог бы, потому что перед всеми
понемногу был виноват. Особенно перед Толяном. Но даже если покаяться, это
их с того света не вытащит. Тем более что в существование того света мне
верилось с большим трудом, и не хотелось верить по понятным причинам.
Банкет прошел на редкость тоскливо и скучно, хотя Соррилья явно хотел не
ударить лицом в грязь перед колумбийскими товарищами. Пожалуй, самым
оригинальным номером в программе было вручение мне хайдийского паспорта на
имя Анхеля Родригеса Рамоса, который, как это ни смешно, состарил меня на
десять лет и два месяца, потому что год, число и месяц рождения принадлежали
покойному брату Марселы, а он был ровесником Ричарда Брауна-натурального.
Еще более удивительное открытие я сделал во внутреннем кармане собственного
пиджака, сшитого накануне визита к президенту Соррилье. Там обнаружился еще
один паспорт на имя Анхеля Родригеса Рамоса, но уже колумбийский. Нашел я
его только тогда, когда стал класть туда хайдийский. Там же обнаружились и
международные водительские права на это имя. В России, наверное, удобнее
быть хайдийцем, на Хайди - колумбийцем, а в Колумбии - россиянином. Так или
иначе, запас беды не чинил, и я с благодарностью принял тройное гражданство.
Тем не менее, поскольку все пялились на меня и чего-то ждали, я втихаря
спросил у Перальты, чего именно ждут. Оказалось, что ждут теплых слов. Я
поблагодарил Соррилью за высокое доверие и обещал с честью нести хайдийский
паспорт, когда пойду по миру. Все это было, конечно, сказано по-испански, а
потому принято на полном серьезе. Мне даже зааплодировали, хотя, наверно,
аплодировали бы даже в том случае, если бы я сказал, что это самое
хайдийское гражданство я видал в гробу и в белых тапочках. Подхалимы и
бюрократы, по сути дела, одинаковы во всех частях света, и дону Хосе
приходилось вести себя так же, как секретарю райкома, принимающему у себя
делегацию от какого-нибудь крутого министерства, задумавшего возвести на
районных землях некий гигант социндустрии. Все это дело мне было очень
понятно, хотя и ужасно противно. Тем не менее я еще раз поблагодарил за
теплый прием и гостеприимство, а затем распрощался с местными начальниками.
Уже во дворе президентского дворца, когда передо мной и Таней открывали
дверцу "Кадиллака", подбежал Перальта и сообщил:
- Сеньор Серхио предлагает вам заехать к сеньоре Эухении.
- Отлично! - бодренько сказал я. - Обожаю астрологию.
Перальта только улыбнулся. Наш автомобильный конвой, опять уменьшившийся
до первоначального состава, без особых приключений добрался до
Боливаро-Норте. По-прежнему впереди нас неслась полицейская машина с
мигалкой, потоки автомобилей останавливались, даже многочисленные световые
рекламы, как мне показалось, переставали мигать и замирали, чтобы не мешать
нашим водителям. Ночной Сан-Исидро смотрелся очень шикарно. Я с тоской
подумал, что вряд ли когда-нибудь смогу пошляться по этому городишке в свое
удовольствие, как простой и мирный турист. Теперь мне тут шагу не дадут
ступить без охраны и без толпы журналистов. Паблисити, мать его так!
На часах было уже без четверти одиннадцать, когда мы вылезли из машин в
подземном гараже сеньоры Эухении. Весь дом охранялся не только коллегами
покойного Ромеро, но и целой кучей агентов хайдийских спецслужб. Меж ними
доблестно тусовались и несколько колумбийцев.
Большинство представителей "Rodriguez AnSo inc.", участвовавших в
консультациях, отправились в "Каса бланку де Лос-Панчос" отдыхать после
трудового дня. Со мной и Таней остался только Перальта. Аурора и несколько
охранников сопроводили нас наверх, туда, где когда-то Эухения кормила нас с
Ленкой "русским обедом", а мы ее после этого брали в заложники...
Сейчас здесь собрался достаточно избранный круг лиц. За столом, который я
несколько дней назад безжалостно опрокинул на гостеприимных хозяев,
присутствовали: Чудо-юдо, удовлетворенно поглаживавший бородищу; Хавронья,
сиявшая как медный пятачок, но разом помрачневшая при виде Танечки; Лусия
Рохас, с обожанием глядевшая на Хавронью; Сесар Мендес, с обожанием
глядевший на Лусию; наконец, дама средних лет, в лице которой нетрудно было
разглядеть много общих черт с генотипом моей спутницы. Догадаться, что эту
гражданку зовут Бетти Мэллори, мог бы любой идиот, не исключая и меня.
- Ну вот и все в сборе! - произнес Чудо-юдо счастливым тоном главы
дружного и многочисленного семейства.
- Вик, девочка моя! - Миссис Мэллори сорвалась с места и, едва не сшибив
вовремя увернувшегося Перальту, заключила в объятия Таню.
Пока мамочка целовала то, что произвела некогда на свет, а Эухения
утирала слезы радости при виде бесплатной мелодрамы, я скромненько
приземлился на стул рядом с законной супругой. Хрюшка показала мне кулак и
грозно сообщила:
- Вот этого я тебе не прощу, Димочка! Ни за что и никогда!
- Что ты мне не простишь? - удивился я. - То, что я живой из-под земли
вылез?
- То, что ты мне не сказал насчет этой сучки.
- А что я должен был говорить? У меня с ней в этот раз ничего не было...
- Не ври. Я не поверю, что ты проспал всю ночь в другой комнате. Ты спал
с ней, можешь не отпираться, все равно не поверю. Между нами все кончено. Ты
холостой, можешь радоваться.
- Ур-ра! - прошипел я ей в ухо.
Чудо-юдо внимательно посмотрел на нас и покачал головой. Ленка на мое
кривляние отреагировала без улыбки.
- Я не шучу, понял? Сейчас все на нас таращатся, и я не хочу скандала, но
перед отъездом выскажу все.
После этого разъяренное животное от меня отвернулось и жестоко засопело.
Скандал действительно затевать не следовало. Хавронья во гневе могла
отвесить плюху, а тут как-никак сеньор Даниэль Перальта, другие зарубежные
товарищи и друзья. Но самое главное - Чудо-юдо. Если мы подпортим ему игру
своими разборками, - а в таком деле иногда любая мелочевка в папку
подшивается! - он на нас сильно обидится. Ставки у него совсем крутые, и
хотя ему есть что терять, кроме запасных цепей, приобретать-то он собрался
весь мир! И не для какого-нибудь там вшивого мирового пролетариата, а для
самого себя лично. Персональный, так сказать, шарик со всеми удобствами и
недостатками. И ради этого уютного шарика, пусть даже обвитого по-прежнему
цепями мирового капитала, он может пойти на все... Не надо будить спящего
льва, даже если ты его львенок.
- Ну-ну, - обратился отец к Бетти и Тане-Кармеле-Вик. - Милые дамы, у вас
будет еще масса времени для того, чтобы поговорить о том, как вы провели эти
полгода в разлуке. Сперва надо решить некоторые вопросы насущного характера.
Мать и дочь разомкнули объятия. Казалось, обе ликовали при встрече вполне
искренне. Но все-таки каким-то подсознанием я уловил, что искренность Бетти
была куда больше, чем у пани Кармелы. Может быть, потому что у Бетти глаза



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 [ 87 ] 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.