read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



спокойствия такая жертва необходима, и я умоляла принести ее". С той поры я
не мог отделаться от мрачного предчувствия, что и в будущем она окажет
готовность идти на любые жертвы ради отца и в этой готовности будет черпать
силы. Я знал, как она его любит. Знал, как она самоотверженна. Из ее
собственных уст я слышал, что она считает себя невольной виновницей его
ошибок и чувствует себя перед ним в большом долгу, который страстно хочет
уплатить. Меня нисколько не утешало сознание, что она столь непохожа на
этого рыжего негодяя в темно-красном пальто, так как именно в этом различии
между ними - между самоотреченностью ее чистого сердца и гнусной низостью
Урии - и таилась главная опасность. Несомненно, он это прекрасно знал и
хитро учитывал.
Я был уверен, что перспектива такой жертвы должна погубить счастье
Агнес, но видел, по тому, как непринужденно она себя держала, что она еще не
предчувствует этой жертвы и тень еще не упала на ее чело, а стало быть я не
мог предостеречь ее от надвигающейся опасности, так же как не мог причинить
ей зло. И мы расстались не объяснившись; она махала мне рукой из окна кареты
и посылала прощальные улыбки, а ее злой гений корчился на крыше, словно уже
держал ее, торжествуя, в своих когтях.
Воспоминание об этой прощальной сцене долго еще не давало мне покоя.
Получив письмо Агнес о благополучном возвращении, я все еще грустил так же,
как и в день разлуки. А стоило мне призадуматься - и картины будущего
представали передо мной и удваивали мою тревогу. Не проходило ночи, чтобы
они не мерещились мне. Они стали частью моего существования, и были так же
неотделимы от моей жизни, как и моя голова.
У меня было много досуга, чтобы предаваться мучительному раздумью:
Стирфорт, как он писал, находился в Оксфорде, и в те часы, когда я не бывал
в Докторс-Коммонс, я много времени проводил в одиночестве. Вот тогда-то, мне
кажется, я начал питать скрытое недоверие к Стирфорту. Я отвечал на его
письмо очень сердечно, но в глубине души, думается мне, был рад, что он не
приезжает в Лондон. Подозреваю, что обязан я был этим влиянию Агнес,
которое, вероятно, могло бы ослабнуть, если бы Стирфорт был рядом со мной; и
это влияние становилось все более сильным, потому что я так много думал и
беспокоился о ней.
А дни и недели текли. Я проходил курс обучения в фирме "Спенлоу и
Джоркинс". От бабушки я получал девяносто фунтов в год, не считая денег для
уплаты за квартиру и на покрытие кое-каких других расходов. Квартира была
снята на год, и хотя по вечерам я все еще находил ее мрачной, а вечера
длинными, но я привык к своему меланхолическому душевному состоянию и
покорно принимался за кофе, которое, помнится мне, поглощал галлонами в ту
пору моей жизни. Приблизительно в то же время я сделал три открытия.
Во-первых: миссис Крапп является жертвой загадочного недуга, называемого
"спазма", от которого у нее сильно краснеет нос, а это требует постоянного
лечения мятными каплями; во-вторых: какая-то странная температура моей
кладовой приводит к тому, что бутылки с бренди все время лопаются; и
в-третьих: я в мире одинок и склонен посетовать об этом обстоятельстве,
придерживаясь правил английского стихосложения.
Тот день, когда я формально поступил в обучение, не был отмечен никаким
празднеством, если не считать того, что я угостил клерков сандвичами и
хересом, а вечером отправился один в театр: я пошел посмотреть "Чужеземца" -
пьесу во вкусе Докторс-Коммонс - и возвратился таким удрученным, что не
узнал себя в зеркале. По тому же торжественному случаю мистер Спенлоу, после
окончания занятий в конторе, сказал, что он был бы рад пригласить меня к
себе домой, в Норвуд, дабы по всем правилам отпраздновать начало наших
деловых связей, но дома у него беспорядок, так как его дочь, заканчивающая в
Париже свое образование, вот-вот должна возвратиться. При этом он выразил
надежду увидеть меня у себя, как только его дочь вернется. Я знал, что он
вдовец и у него единственная дочь, и поблагодарил за приглашение.
Мистер Спенлоу сдержал свое обещание. Недели через две он напомнил мне
о приглашении и сказал, что будет очень рад, если я доставлю ему
удовольствие и приеду к нему в ближайшую субботу и останусь до понедельника.
Разумеется, я согласился доставить ему это удовольствие, и мы условились,
что он отвезет меня к себе в своем фаэтоне, а затем привезет назад.
Когда этот день настал, младшие клерки в конторе взирали с
благоговением на мой саквояж, так как для них дом в Норвуде был окутан
дымкой священной тайны. Один из них сообщил мне, что, по слухам, мистер
Спенлоу ест только на серебре и на китайском фарфоре; другой намекнул, что в
этом доме за столом пьют шампанское вместо пива. Старый клерк в парике,
мистер Тиффи, бывал несколько раз по делам конторы у мистера Спенлоу, и ему
удавалось даже проникнуть в маленькую гостиную. По его словам, там была
умопомрачительная роскошь, а темный ост-индский херес, который он там пил,
был столь высокого качества, что слезы навертывались на глаза.
В тот день в Суде Консистории слушалось ранее отложенное дело об
отлучении от церкви пекаря, не признававшего налога на мощение улиц,
установленного приходом; поскольку том свидетельских показаний, по моим
подсчетам, ровно вдвое превосходил размерами "Робинзона Крузо", мы закончили
дело только к вечеру, тем не менее мы все-таки отлучили пекаря на полтора
месяца и приговорили его к уплате бесчисленных судебных издержек, после чего
проктор пекаря, судья и адвокаты обеих сторон (которые состояли между собой
в родстве) выехали вместе за город, а я уселся с мистером Спенлоу в фаэтон.
Фаэтон - чудесная вещь! Лошади выгнули шею дугой и заработали ногами
так, словно знали, что подведомственны Докторс-Коммонс. В Докторс-Коммонс
шло жаркое соревнование по всем видам тщеславия, и многие там могли
похвастаться прекрасными экипажами. Впрочем, я всегда считал и буду считать,
что в мои времена самым главным предметом соревнования являлось крахмальное
белье, на каковое прокторы тратили столько крахмала, сколько человек был в
силах вынести.
Мы очень приятно катили в фаэтоне, и мистер Спенлоу стал говорить о
моей профессии. Он сказал, что это самая благородная профессия на всем свете
и ни в какой мере ее нельзя сравнивать с профессией поверенного - она совсем
другого сорта, профессия для избранных, менее рутинная и более доходная. Мы
действуем в Докторс-Коммонс куда более свободно, чем где бы то ни было, -
сказал он, - и потому находимся в привилегированном положении, стоим, так
сказать, особняком. Правда, надо признать неприятный факт - нам доставляют
дела главным образом поверенные, но, по его словам, это низшая раса, и все
уважающие себя прокторы смотрят на них сверху вниз.
Я спросил мистера Спенлоу, какие дела он считает выгодными. Он ответил,
что дела по спорным завещаниям о переходе не обремененных долгами небольших
поместий стоимостью в тридцать - сорок тысяч фунтов являются, пожалуй,
самыми выгодными. В такого рода делах, по его словам, прежде всего можно
очень неплохо поживиться на каждой стадии процесса в ходе подбора
доказательств, а таковых, в виде свидетельских показаний, громоздятся целые
горы при простых допросах и перекрестных, не говоря уже о первой апелляции в
Суд Делегатов, а затем в палату лордов; а поскольку нет сомнений, что
судебные издержки, в конечном счете, могут быть оплачены из стоимости
поместья, обе стороны бодро и весело пускаются в путь, не думая о расходах.
Вслед за тем мистер Спенлоу принялся воспевать хвалу Суду Докторс-Коммонс.
Что особенно поражает (по его словам) в Докторс-Коммонс, - это его
компактность. Докторс-Коммонс - наиболее целесообразно организованный суд во
всем мире. Это воплощение идеи удобства. Здесь все под рукой. Например, вы
возбуждаете дело о разводе или о восстановлении супружеских прав в Суде
Консистории. Прекрасно. Вы ведете его помаленьку, в семейном кругу, не
торопясь. Предположим, вы недовольны Консисторским Судом. Что вы делаете
тогда! Вы передаете дело в Суд Архиепископа. А что такое Суд Архиепископа?
Это суд в том же зале, с теми же адвокатами, с теми же учеными
консультантами. Только судья здесь другой, ибо здесь судья Консистории может
выступать, когда ему захочется в качестве адвоката. И тут игра начинается
сначала. Вы все еще недовольны? Прекрасно. Что вы тогда делаете? Вы
переносите дело в Суд Делегатов. А кто такие делегаты? Церковные делегаты -
это адвокаты без дела, они следили за игрой, которая шла в двух судах,
видели, как тасовали карты, снимали колоду и играли, они говорили со всеми
игроками. А теперь они становятся судьями и, со свежими силами, решают дело
ко всеобщему удовлетворению. Недовольные могут толковать о коррупции в
Докторс-Коммонс, о замкнутости Докторс-Коммонс и о необходимости
реформировать Докторс-Коммонс, - торжественно сказал в заключение мистер
Спенлоу, - но чем дороже на рынке стоит бушель пшеницы, тем больше дел в
Докторс-Коммонс. И, положа руку на сердце, каждый может сказать: "Троньте
только Докторс-Коммонс - и стране конец!"
Я слушал внимательно. И хотя, признаюсь, несколько сомневался, так ли
страна обязана Докторс-Коммонс, как утверждал мистер Спенлоу, но и к этим
его словам я отнесся с уважением. Что касается цены на бушель пшеницы, я, по
своей скромности, чувствовал, что это превосходит мое понимание, но тем не
менее заставляет меня признать себя побежденным. И по сей час я не могу еще
справиться с этим бушелем пшеницы. На протяжении всей моей жизни он
появляется все снова и снова в связи с самыми разнообразными
обстоятельствами и стирает меня в порошок. В сущности, я не знаю, что ему от
меня нужно и какое право он имеет по любому поводу меня сокрушать. Но стоит
мне увидеть, как притягивают за волосы, ни к селу ни к городу, моего старого
друга - бушель (а это происходит, по моим наблюдениям, постоянно), я знаю:
моя карта бита.
Но я уклоняюсь в сторону. Не мне суждено было посягнуть на
Докторс-Коммонс и потрясти страну. Я выразил почтительным молчанием свое
согласие со всем тем, что услышал от особы, умудренной опытом и годами;
затем мы говорили о "Чужеземце", о драме вообще, о паре лошадей, которые
везли фаэтон, покуда не подкатили к воротам мистера Спенлоу.
К дому примыкал прекрасный сад, и хотя в это время года садом нельзя
было любоваться в полной его красе, но его содержали в таком отменном
порядке, что я пришел в восхищение. В саду была и очаровательная лужайка и
купы деревьев, в сумерках я мог различить уходящие вдаль аллеи со шпалерами
для вьющихся растений и цветов, которые зацветут здесь весной. "Тут мисс
Спенлоу гуляет в одиночестве", - подумал я.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 [ 89 ] 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.