read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



пусть мокрых, перепуганных славян и как можно скорее получить конец связи с
левого берега и ждать, ждать, не пуская вражескую разведку в места
сосредоточения батальона.
Но связи не было, и по стрельбе, ширящейся на берегу, комбат понимал,
что его батальон немцы, сами того не ведая, отрезают от переправы. Посылал
одного за другим, парой и в одиночку, бойцов на берег передать, чтобы
воинство, переправившись, уходило по оврагам влево, чтобы соединиться со
своими у высоты Сто, где торопливо, даже неистово работала лопатами пехота,
чувствуя опасность и зная, что основное от него, от врага, спасение --
земля.
Володя Яшкин, открыв рот, сиплым дыханием шевелил в углу губ клочок
грязной пены, в которую лезли и лезли, увязали и увязали в ней мелкие
земляные муравьи. Комбат, глядя на своего ротного, соображал, как дальше
жить. Ведь он настаивал, чтобы вслед за первым взводом, за первой ротой не
гнали за реку табуном полк и отдельный его батальон, дали бы артиллерии
возможность задавить хоть частично огневые точки на правом берегу,
противнику потешиться, расстреливая передовые части, израсходовать
боекомплекты. Воевать при нарушенной связи, разобщенно, в ночи, немец смерть
как не любит. "Да-да-да!" -- соглашался командир полка Бескапустин, но тут
же тряс головой, говоря покорное "да-да-да!.." штабникам и новому командиру
дивизии, требовавшему одновременного, мощного удара по врагу с фронта в лоб.
-- Товарищ полковник! -- толковали комбаты командиру полка, -- не
получится одновременного мощного -- река! Ночь. Надо в передовые отряды
отбирать тех, кто хоть мало-мало умеет плавать, кто бывал в боях" кто
обстрелялся. Не надо всем табуном брести в воду, не зная броду...
-- Да-да-да! Вы правы, ребятушки, вы совершенно правы...
Но "ребятушки" знали заранее: погонят войско, стадом погонят в воду, в
ночь, и там не умеющие плавать люди станут тащить за собой на дно и топить
умеющих плавать. Необстрелянные бойцы, хватив студеной воды, ошалев от
страха, утопят оружие, побросают патроны, гранаты -- все побросают.
С рассветом было подсчитано и доложено: у северного склона высоты Сто
собралось и окапывается четыреста шестьдесят боевых душ.
Не было никакой неожиданности для комбата Щуся, но он все же качнулся
взад-вперед и глухо простонал, услышав цифру четыреста шестьдесят, четыреста
шестьдесят... Ну, выковыряют парней, спрятавшихся на берегу и по оврагам, по
кустам и закуткам, насобирают еще человек двести... Это из трех-то тысяч,
назначенных в боевую группу.
"Боже мой! -- металось, каталось, гулко билось в черепе комбата
смятение, -- каковы же тогда потери у тех, кто переправлялся и шел напрямую,
лез на крутой берег? Ох, Володя, -- отирая тряпицей рот Яшкина, облепленный
мертвыми мурашками, будто слоеный пирог маком, -- нам не то что старой
границы, нам... Да не-эт, -- убеждал себя комбат, -- тут что-то есть,
какой-то хитрый замысел скрывается... Ну не сорок же первый год -- чтобы
гнать и гнать людей на убой, как гнали несчастное ополчение под Москвой,
наспех сбитые соединения, стараясь мясом завалить, кровью затопить громаду
наступающего противника. Повоюем, повоюем, братец ты мой, -- потирал руки
комбат. -- Вот партизаны ударят, десант с неба сиганет, боевой наш комполка
связь подаст..."
Но связи не было, и от "художника" ни слуху, ни духу.
Проныры-разведчики, шарившие по окрестностям, приволокли рюкзак падалицы --
груш и яблок, -- обсказали, что разведали: родник бьет из склона высоты Сто,
затем он делается ручьем. Немец по ручью ведется, но редок и спит.
Уработался. В устье речки-ручья, называемого Черевинкой, обосновались
артиллеристы с майором Зарубиным во главе. Майор ранен. У артиллеристов есть
связь с левым берегом и с обоими штабами полков.
Щусь встрепенулся:
-- Кровь из носа, поняли?!
-- Это далеко, провода не хватит.
-- Сами в нитку вытягивайтесь, но чтобы связь к артиллери- стам была
подана.
Заспавшиеся, глиной перемазанные связисты понуро стояли перед комбатом.
Трое. Двоих Щусь помнил -- ничего ребята, исполнительные, в меру рисковые.
Третьего, совсем бесцветного, с упрятанным взглядом, свойски улыбающегося
исшрамленными губами, с незапоминающимся, блеклым, но все же какой-то порчей
отмеченным лицом -- комбат вроде помнил и вроде не помнил.
-- Пойдете все. -- Глядя на катушки, жестко заметил: -- поскольку линия
ляжет по тем местам, где есть противник, пользоваться трофейным проводом...
-- Но не хватит же, -- снова начали шапериться связисты.
-- Как твоя фамилия? -- спросил потасканного связиста комбат.
-- Шорохов.
-- Так вот, товарищ Шорохов. Класть линию трофейным проводом и не
потревожить при этом ни одной немецкой нитки. То есть вырезать куски из
соседней линии -- ни Боже мой, тырить можно только у своих.
-- Понятно. У фрица из линии выхватить нельзя. А если целиком катушку с
проводом сбондить?
-- Ох, и догадливые вы у меня! -- похвалил всех связистов разом комбат,
и они расплылись в довольнехонькой улыбке, започесывались, проснулись
окончательно, мы, мол, орлы, хоть с виду и простоваты... Комбат знал эту
российскую слабость: хвали солдата, как малое дитя, -- толку будет больше.
Когда закончите самую главную на сей час работу, са-мую глав-ную, --
раздельно повторил комбат, -- двое, ты, Шушляков, и ты, Кислых, --
возвращайтесь сюда, но уже через штаб, с приказаниями комполка. Шорохов
остается на берегу для постоянной связи с артиллеристами. Ясно?
-- Как не ясно? А кто кормить меня будет?
-- Командование Красной Армии всех нас кормить будет. -- Щусь загадочно
усмехнулся, -- но скорее всего вечный наш кормилец -- бабушкин аттестат.
-- Вот теперича совсем все ясно! -- бодро заключил Шорохов, взваливая
на себя катушку, твердо про себя решив, что на командование, конечно, надо
надеяться, но и самому при этом не плошать.
В этом батальоне Шорохов был совсем еще мало, в упор с комбатом
встретившись, узнал того помкомроты, что щегольством своим удивлял бердский
доходной полк, и если Щусь его не узнал -- хорошо, а если узнал и сделал
вид, что не узнает -- еще лучше. И еще Зеленцову-Шорохову очень понравилось,
что комбат помнит своих связистов пофамильно, рядовому солдату нравится, что
его лично помнят, жалеют и берегут. Он от этого как бы вырастает в
собственных глазах.
Мансуров, посланный на поиски связи с родной пехотой, -- парень
ходовой, ловкий. Увернувшись от пулеметной очереди, почти тут же нарвался на
очередь из автомата, запал в канавке, полежал, понаблюдал и бросил сухой
комок глины в том направлении, откуда стреляли. Сразу же замелькал огонь,
зашевелили, выбили из глины пыль частые пули. Огонек дрожал в дыроватом
чехле, автомат частил и как бы пришептывал губами, выплевывая скорлупку
орешков -- палили из пэпэша.
-- Эй, вы! -- крикнул Мансуров, -- че патроны зря жгете? Небось уж диск
пустой?
Примолкли. Перестали стрелять. Во тьме, совсем неподалеку сдержанный
говор -- шло оперативное совещание Иванов, по слуху -- двух.
-- Хто будешь? -- послышалось наконец.
-- Бескапустинец. -- Давно уже в шутливый пароль, в солдатский афоризм
превратилась, своего рода пропуском сделалась фамилия командира полка.
Комполка об этом наслышанный, хмыкал, довольнехонько крутя головой: "Вот
художники! Н-ну, художники!"
-- Ляжь на место! -- приказали Мансурову и, тактически грамотно окружая
его, с сопением, с кряхтением, с двух сторон подползли два бойца.
Мансуров похвалил их за смекалку, что не вместе, не дуром лезли к нему,
но попало им за то, что патроны жгут неэкономно. Два бойца блуждали в ночи и
тоже искали своих. Мансуров попробовал спровадить их к народу, в устье
речки, они ни в какую и никуда не хотели уходить, сказали, что уж под
обстрел попадали не раз, и на немцев нарывались, те с испугу завопили:
"Русс, капут! Сдавайся!"
-- Фиганьки им! -- резонно заметил один из пришельцев молоденьким
голосом. -- Ероха им кэ-эк катанул картоху! Кэ-эк шарахнуло -- аж к нам
землю аль фрицево говно донесло... А мы тикать. Бегали, бегали, кружили,
кружили -- ночь жа. Порешили до утра не бегать -- наши с перепугу, знаш, как
палят?! Обидно, коли свои жа и убьют.
Двое этих неутомимых, боеспособных бойцов сказали Мансурову, чтобы он
по верху берега не лазил, -- осветят и застрелят. Остается только одно:
лежать в земном укрытии до рассвета.
У бойцов было курево и по сухарю. Мансуров облегченно вздохнул --
втроем любое дело легче делать -- и еще поверил, что встреча с этими, беды
не чувствующими солдатами сулит ему удачу. Мансуров как старший по званию
подчинил бойцов себе. Ребята рады были любому человеку, тем более командиру,
охотно пошли под начало сержанта и, покурив, отдышавшись, двинулись следом
за ним.
Раза два они попадали под всполошенный огонь пулеметов и каким-то
образом угодили в пойму Черевинки, где, озаряя пляшущим, почти белым огнем,
кусты краснотала, будто в бухтах проволоки, рычал пулемет, лепя вслепую
вдоль ручья.
-- Наш это, -- тихо сказал Мансуров.
-- Откуль там нашему-то быть?
-- Заблудился, небось, и палит со страху, как вы палили по мне. Эй,
славянин! -- громко крикнул сержант. В ответ из затемнения речных кустов так
уверенно шаркнула очередь, что Мансурова и спутников его мгновенно нынесло
из поймы Черевинки. Тут же от устья речки окапывающиеся там бойцы влепили по
пулемету из винтовок. В кустах кто-то вскрикнул, заблеял, пулемет умолк.
Мансуров с солдатами рванул от речки подальше. Запоздало секанула по
ним автоматная очередь, и потом еще лупили то там, то тут вдоль речки
обеспокоенные немцы, но на берег, к воде не совались. В речке поредело
грохотали взрывы. Иногда они угадывали по верху, и тогда с яра сыпало
каменьями, комьями земли и что-то долго шлепалось в воду. Работала десятая



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 [ 90 ] 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.