read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



и прошлогодние пальто, и много всякого инструмента и добра, пропавшего в
колонии. И вспомнили Воленко. И все согласились с ней, что, когда они
найдут этого гада, - такой нужно праздник устроить в колонии, какого еще
никогда не было. А когда она кончила, все подумали, что ничего отвечать не
нужно на такую речь - все понятно и все одинаково думают. Но только взял
слово для ответа... Воргунов. С каких это пор Воргунов просит слова на
общем собрании? Что такое сделалось с Воргуновым.
Воргунов, кряхтя, полез на ступеньки к бюсту Сталина. Он не хотел
говорить просто с места, он хотел говорить по-настоящему. И колонисты с
большим интересом смотрели, что будет дальше делать Воргунов. А он стал
прямо против знаменной бригады, сразу поднял палец:
- Оксана Литовченко - так зовут эту девушку, которая вам говорила, -
бригадир пятой бригады! Так вот я, старик, старый инженер, кланяюсь низко
и говорю: молодец Оксана Литовченко! Она говорила о самом главном:
черненькие гадики ползают у нас под руками на каждом шагу и мешают
работать. Я вам правду скажу: ехал я к вам и думал: э, что там, балуются с
ребятами, какой там завод. Я не люблю подлизываться, и к вам не
подлизывался и не буду подлизываться. А теперь присмотрелся, прямо говорю:
с вами и мне по дороге. Скорее давайте приведем в порядок новый завод и
скорее давайте работать. Черненьких всяких будем кипятком вываривать,
вместе будем, хорошо?
Колонисты с радостью аплодировали старому инженеру: прибавилось еще
подмога на боевых участках их фронта. А Воргунов продолжал:
- А только на работе я человек строгий. Не скажу: страшно строгий, но
так... не полегче Алексея Степановича!
- Подходяще! - закричали колонисты.
- Подходяще? Тогда по рукам. И вы будете меня слушаться.
- А вы нас?
- Вас слушаться? Да, что ж, пожалуй, иногда и придется!..
Воргунов смеялся, стоя возле бюста Сталина, а колонисты смеялись, стоя
вдоль дивана. Смеялись и в оркестре, и знаменная бригада, и четыре
строевые шеренги девочек.
На другой день боевая сводка обьявила:
"Враг покинул стены нового города. Наши части по всему фронту вступили
в город. Наши красные флаги развиваются на всех башнях. Последние силы
врага залезли на территорию строительства и прячутся между бочками и
ящиками и в кучах мусора. Часть засела на старом стадионе. Постановлением
совета бригадиров решено в течение сентября выбрать их из последнего
убежища, чтобы к празднику 7 Ноября не осталось в колонии ни одного
врага".


18. ЧТО ТАКОЕ ЭНТУЗИАЗМ

Воругнов считал: как раз будет хорошо назначить один месяц для приведения
в порядок территории строительства, старых и новых зданий. Воргунов,
вероятно, правильно рассчитал, что энергия одиннадцати бригад чего-нибудь
стоит. Но уже 31 августа общее собрание постановило:
"1. При таком положении заниматься в школе все равно невозможно. Начало
учебных занятий перенести на 15 сентября, с тем чтобы зимних вакаций не
устраивать.
2. Работать без сигнала "кончай работу", а сколько влезет.
3. Работать по ответственным бригадным участкам.
4. Закончить работу к 15 сентября".
1 сентября все бригады вышли на работу сразу после завтрака - в одну
смену. Этого Воргунов не ожидал. Он рассчитывал на 100 человеко-дней в
сутки да еще сбрасывал 35 процентов на "детскую поправку". Но уже в конце
первого дня увидел, что в его распоряжении полных восьмичасовых двести
человеко-дней, а что касается поправки на малолетство, то здесь вообще
было трудно что-нибудь разобрать. Во многих местах работа имела,
безусловно, детский характер.
Строительная площадка вдруг приобрела новый вид. И раньше на ней
работало до двухсот строителей: плотников, столяров, штукатуров, рабочих.
И сейчас они были на своей работе, строительный организм остался тот же. А
колонисты как будто даже и не изменили ничего существенно. Эти мальчики и
девочки и меньше знают, и меньше у них физической силы, но зато они как
кровь в организме. Как кровь, они стремительны и вездесущи. Они
пропитывают своим участием, словом, смехом, требованием и уверенностью
каждый участок работы, везде копошатся их подвижные фигурки, что-то тянут,
кряхтят, кричат, потом забеспокоятся вдруг, как воробьи, целой стаей
срываются и уносятся на новую линию, где требуется помощь.
В самом корпусе, там, где почва идет под уклон, работают девочки. Их
бригадам выпала трудная работа: высыпка. Сюда нужно поднести тысячи
носилок земли, и пока этого не будет сделано, нельзя настлать полы, нельзя
устанавливать фундаменты для станков.
Где-то на каком-то секретном совещании девочки постановили работать
бегом. В первый день этот способ всех поразил, но ребята говорили:
- Упарятся, куда ж там!
Но бегом девочки работали и на другой день, и на третий, а потом уже
стало ясно: они не только не умариваются, а, пожалуй, просто привыкают
работать бегом. И тогда между ребятами пошли другие разговоры:
- Смотри ты: и с пустыми носилками бегом, и с полными бегом!
Воргунова эти детские темпы начали уже и тревожить. Он все чаще и чаще
заходит в здание и смотрит. Мимо него пролетает пара за парой и хохочут:
- Здрасьте, Петр Петрович! Как мальчишки там, не гуляют?
Вместе с колонистами работают и учителя и инструкторы. Пожилая
инструкторша швейного цеха тоже бегает за девочками и застенчиво и
счастливо протестует:
- Меня, старуху, загоняли, подлые девки. Им, понимаешь, это удобно:
легкие они, а мне куда там за ними. Правда, они все-таки придерживают,
когда со мной.
На готовой уже площадке, у почти сложенного фундамента, сидит на земле
старик каменщик и смеется беззубым ртом.
- В жизни ничего такого не видел: это я тебе вот что скажу: до чего
упорный народ! И все смеются... Смотришь, смотришь, аж зло берет; эх, коли
мне помолодеть бы! Уж я пробежался бы, смотри какую и перегнал бы! Ох!
Он вдруг вскакивает и бросается вдогонку за Леной Ивановой и Любой
Ротштейн.
Четвертой бригаде поручена работа специальная: они бьют щебень для
бетона. Кирпичные остатки рассеяны по всей территории строительства, и они
исчезают под молотками пацанов, как огонь под струей из брандспойта. Не
успеешь оглянуться, а пацаны уже на новом месте сидят на корточках,
постукивают молотками и, по обыкновению, спорят:
- Строгальный, если постель ходит, а если резец ходит, так это
называется шепинг! Ох, там шепинг один маленький, называется "Кейстон"!
- Шепинг - это тоже строгальный.
- Нет, строгальный - это если постель ходит.
- О! Постель! Какая постель!
- А так говорится!
- А потом ты еще скажешь: одеяло ходит! А потом скажешь: простыня
ходит!
- Вечно спорите, - говорит Брацан, поглядывая на набитый щебень. -
Давайте щебень на площадку.
- А чем будем давтаь? В руках, да?
- А носилки шде?
- Девчата забрали, у них не хватает.
- Так беги, возьми у девчат.
- Ох, возьми, так они тебе и дадут! А с ними спорить, все равно в
рапорт попадешь, а они, конечно, правы! И вчера набрехали, я даже ничего
не говорил, а они сказали: грубиян!
Бригада Брацана на одном из самых почетных мест: асфальтовые тротуары!
Раза три в день к колонии подьезжает автомобиль с котлом, в котором
варится асфальт. По всей территории колонии протянулись сотни метров
широкой дорожки. Сейчас она кое-где уже готова. В других местах только
выкопаны земляные ящики, и бригада Брацана засыпает их щебнем и
бетонирует.
У главного заводского корпуса бригада Похожая убирает леса. Разборка
лесов - такая приятная работа, что из-за нее чуть не поссорились в совете
бригадиры, пришлось тянуть жребий. А когда счастливый удел разбивать леса
выпал девятой бригаде, Похожай прямо с совета побежал к главному корпусу,
и за ним побежала вся бригада. Воргунов больше всего беспокоится о девятой
бригаде. Он стоит внизу и кряхтит от беспокойства. Сегодня разбирают леса
в том месте, где здание делает поворот и где примостки и переходы
чрезвычайно перепутаны. Двадцатиметровое бревно застряло и торчит в
паутине лесов почти вертикально. Колонисты облепили его своими телами и
стараются вытащить. Жан Гриф стоит на самой верхней
доске и размахивает кузнечным молотом. На этот молот и поглядывает
Воргунов, он еще не слышал никогда, чтобы леса разбирали при помощи
кузнечного молота. Жан Гриф с оглушительным звоном пускает молот на
соседний участок примостков, оттуда срывается несколько досок, и сам Жан
пошатывается на своем узком основании. Сидящие пониже прячут головы, чтобы
пролетающие вниз предметы их не зацепили. Воргунов переходит на "ты".
- Что ты делаешь? Что ты делаешь, безобразник?
- А что? - удивленно спрашивает Жан Гриф и заглядывает вниз. И вся
девятая бригада смотрит сверху вниз на Воргунова и старается понять, чего
ему нужно.
Но Воргунов уже забыл о сокрушительном молоте Жана Грифа. Его внимание
привлек маленький Синицын: по вертикально торчащему бревну он ползет вверх
и держит в зубах веревку. Воргунов поднял обе руки и закричал, насколько
позволял ему кричать низкий, хрипящий голос:



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 [ 90 ] 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.