read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



место и, проверив ветер, улегся на мшистый камень, приглашая взглядом
устраиваться поблизости. Показал в проем между деревьями:
- Видишь черноту? То чесальная горка зубриная. Скоро придут.
К месту "сухой бани" подходила тропа, звери трамбовали ее по сухой
погоде, и, видно, не первое лето. Не прошло и часа, как внизу замелькали
массивные тела. Семья шла тихо, даже сухим листом не шуршали. Увидев горку,
ускорили шаг.
...Большой черно-коричневый бык высунулся из-за ствола толстого дуба,
стоявшего на возвышении, спустил передние ноги по крутосклону и, шумно
повздыхав, словно человек перед прыжком в воду, повалился на бок, потом на
спину и юзом пополз вниз, взбрыкивая в воздухе ногами. В конце крутой горки
еще раз перевалился, полежал, послушал лес и шустро, игриво помчался на
горку, чтобы повторить маневр. Остальные стояли, смотрели. Второй раз бык
прополз животом, смешно вытянув ноги вперед и назад. Потом катался боками,
снова хребтиной, отряхивался, раскидывая в стороны сыпучий песок, и получал
от всего этого огромное удовольствие.
Едва бык отошел в сторону, как на горку полезли оба погодка. Стукаясь
боками, они почти рядом поползли вниз. Игра продолжалась долго и в полном
молчании. Не сдержалась и зубрица, тоже проехалась в свое удовольствие.
Катались дотемна, потом ушли на луг.
- Как детишки, - сказал Василий Васильевич, подымаясь и разминая
затекшую спину. - Может, и нам с тобой скатиться?
- Пыли много. Мы баню устроим.
- Всякой твари свое, - согласился Кожевников. - Медведи, к примеру,
купаются. Холодно, жарко - все в речку. Волки в снегу катаются, шерсть моют.
А туры сквозь колючие кусты продираются, бока чешут.
Мы вернулись на кордон с думой о Задорове. Ждем не дождемся.
Подъехал Телеусов. И тоже прежде всего спросил о Борисе. Спать ложились
молчком.
Утром Алексей Власович мялся, мялся и вдруг предложил:
- Надоть Умпырь проведать. Пока погода. Как вы, мужики?
В самом деле, если не сейчас, то когда же? Опасно? Э-э, где наша не
пропадала!
Переход прошел без помех. Более всего мы боялись непогоды, тут
случались метели и в августе. Но распрекрасная осень будто хотела помочь
нам. На третий день мы вышли к долине. Она красивым разноцветьем лежала
внизу, как корзинка, полная осенних цветов.
Полчаса езды, и вот он, дом. Но мы имели достаточно оснований опасаться
незваных гостей. Стали высматривать с горки и обнаружили жиденький дымок над
кордоном. Кто? Возвращаться не собирались. Уж если пришли, то дело делать.
Стало темнеть. Коней спутали и перегнали на укрытую поляну. Спустились.
Нашли старый брод в обмелевшем Лабенке, разделись, перебрались на ту
сторону. Пала тихая ночь.
Крались к своему кордону, как к вражескому окопу. На опушке леса, где
начинались огород и луга, услышали фырканье коней. Телеусов пошел глянуть.
Вернулся и зашептал:
- Сорок два. Цельная полусотня. Во наехало!..
Окна в доме желто светились. Кто-то вышел, вполголоса запел про "черную
шаль", сгреб в поленнице охапку дров и вернулся в дом. По-хозяйски, видать,
устроились. Что за отряд? Шкуро, Козликин? И как их отсюда выкурить?
Привести отряд из Лабинской нет времени, зима - вот она. Белые могли
перекрыть караулом Балканы и жить в полной безопасности. Из долины одна
дорога: та, по которой пришли мы, не в счет.
Что тогда станет с умпырскими зубрами?..
- Бог простит, - тихо сказал вдруг Телеусов. - Сам построил, сам и
спалю. Со всеми этими... Только бы керосин остался в сарае. Был у меня
жбанчик тама.
Из дому выходили люди, говорили громко, смеялись: "Вы где, Федор
Гаврилович?", "Какая чернильная ночь, господа!", "Дров нам довольно?"
Обычные разговоры спокойных людей перед сном.
Еще раз открылась дверь, вышли три человека с винтовками и зашагали по
дороге на Балканы. Дозор. Перекрывают перевал.
Кожевников пошел ловить чужих лошадей. Решил увести подальше если не
всех, то часть табуна, чтобы не сразу всадники в погоню пошли. Мы с
Телеусовым ощупью собирали сухой хворост в лесу.
Вскоре на кордоне все затихло. Часовых не выставили. Лампы погасли.
Алексей Власович прокрался в сарай, где знал каждую полочку. Нашел жбан с
керосином, в нем плескалось. Посудину он поставил у крыльца.
Подождали Кожевникова. Он пришел запыхавшийся.
- Всех увел. Они дружка за дружкой сами потянулись. Не скоро отыщут;
укрыл в ольховнике у реки, где самая чащоба.
Дверь мы подперли хорошим поленом. Принесли и свалили хворост, облили
керосином.
- Отходите, - прошептал Телеусов. - Дверь и окна на мушку...
Как мы забыли, что дозор на Балканах должен меняться! Прямо из памяти
вон! Эта забывчивость чуть не сорвала задуманное. Кожевников только отошел
от крыльца, как нос к носу столкнулся с тремя вооруженными людьми.
- Кто? - подозрительно спросил передний и потянулся к Василию
Васильевичу. Кулак егеря молотом опустился на его голову. Бандит рухнул,
Кожевников сбил с ног двух оставшихся.
Телеусов как раз чиркнул спичкой, пламя побежало по куче хвороста,
крыльцо осветилось, кто-то из сбитых успел выстрелить, я тоже выстрелил в
темноту. И началось!..
Мы бросились в спасительную темень. Крыльцо горело. Дозорные слали
вслед нам пулю за пулей. В доме стучали, рвали подпертую дверь. Зазвенели
стекла, из окон прыгали в исподнем, но с винтовками, револьверами, палили
кто во что горазд. Ну, и мы не стояли молча, тем более что огонь освещал
чужаков.
Пришлось уходить. Погони не было: белые боялись засады. Но пожар они
потушили. Над долиной взвились две ракеты: дали знать дозору, чтобы смотрел
в оба.
А мы уже шли знакомой тропой к броду и ругали себя на чем свет стоит.
Такая операция сорвалась! Могли всю банду обезвредить...
С горы над Умпырем не ушли и утром. Наблюдали за кордоном. Там царило
возбуждение. Хватились лошадей. Группами по пять-шесть человек прочесывали
лес, ходили вдоль реки. Лишь после полудня крики возвестили, что табун
обнаружен.
Часа через три, к великому нашему удовольствию, отряд белых числом
более двадцати, да столько же вьючных коней потянулись вверх по Лабенку,
откуда, наверное, и пришли. Скатертью дорога!
Вот так даже неудача обернулась победой. Зубровые угодья и сами звери
на время остались в покое. А впереди зима.
- Ну что, назад, братья? - спросил Телеусов.
Он еще утром с опаской поглядывал на небо. Голубизна над горами как-то
поблекла, небо затянуло вуалькой. Ощущался свежий ветер именно с той
стороны, куда нам идти добрых три дня.
- А не лучше ли через Балканы? - сказал Кожевников. - Там все ж таки
караулка на Черноречье и за ней имеется жилье. Потом дорога на Псебай. А тут
ну-ко застигнет буря - куда свернешь? Хотя, с другой стороны, на Балканах
можно встренуть белых.
И все же мы решили идти через Балканы.
Уже не таясь подъехали к кордону. Из-под крыльца метнулась лисица.
Спешились, вошли в дом.
Боже мой, какой разор! Большая кирпичная печь - гордость Алексея
Власовича - развалена до подпечья. Рамы и стекла выбиты. На полу нагажено,
двери сорваны. Вот на что белые обратили свою злобу!
- Ладно, поправим. - Телеусов огладил мушкетерскую бородку. - Лишь бы
не возвернулись. Ну, а ноне нам некогда. В дорогу!..
К перевалу подходили опасливо, с оглядкой на каждый камень. Миновали
еще тлеющий костер, повеселели. Значит, дозорные ушли со всеми. Далее повели
уставших коней в поводу, все круче и круче, а поднявшись, увидели сверху,
как хмара затянула полнеба.
Короткую остановку, как всегда, сделали у висячего моста. И пошли
дальше.
Тропа вилась у самой воды. Мы торопились, иной раз переходили на рысь.
До вечера, миновав шалаши на Третьей роте, подошли к чернореченской
караулке. И стали как вкопанные: из железной трубы шел дым, но не вверх, а
пластался над крышей, как бывает перед ненастьем.
Укрылись, нацелили бинокли, ждем. В серых сумерках появился человек,
потянулся. Мы вздохнули свободней.
- Эй, бродяга! - крикнул Телеусов.
Того как ветром сдуло. И тут же выскочил с винтовкой, за ним еще один,
пали на лужок за камни.
- Сашка! - крикнул Кожевников. - Не играй с оружием, свои! - И поднялся
во весь рост, бородищу выставил.
Никотины вскочили и бегом к нам. Добрая встреча!
Они тоже шли в Псебай. Увидели зиму издали, снялись с места, где
провели лето, и с тремя навьюченными конями успели спуститься по Уруштену.
- Что у вас на западе? - спросил я. - Чужие не бродят!
- Два раза пугнули каких-то, хоть их и много было. Залпом в небо, чтобы
грому побольше. Убрались.
- А зубры?
- На западной стороне Бамбака видели, но это кишинские. У Белой двух
наблюдали. И все.
Каждый из нас понимал, что западного стада уже могло и не быть. Сколько
стрельбы на Белой! И красные партизаны, и улагаевцы, и бродячие разные с
оружием. Не место для дикого зверя.
Ночью над караулкой выло, кони под навесом беспокоились, стучали
копытами. К утру усилился шквалистый ветер. Когда мы выезжали, пошел дождь.
К лесопильне подъезжали в снежном смерче. Колючая белая пыль залпами



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 [ 90 ] 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.