read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Второв слышал, что где-то стучат.
"Доктор? Или это стучит в моем мозгу?" - подумал он, закрывая глаза.
- Все же, почему вам не нравятся американские сигареты?..
- Жива ли ваша теща?..
- Как бы вы обставили свою комнату при переезде на новую квартиру?..
- Представьте себе, что вы в ресторане. Что вы закажете официанту?..
- Какие женщины вам больше всего нравятся?..
- Насколько отвечает этому идеалу ваша жена?..
- Рабочий день закончился. Как вы будете отдыхать?..
- Вас сильно обидели. Как...



"ЭТО Я, - СКАЗАЛ ВТОРОВ. - НО Я СОВСЕМ ДРУГОЙ"
У меня теперь есть отдельная квартира в новом районе Москвы. Не бог
весть что, конечно: одна комната, и потолки рукой достанешь, а передняя
такая - не то что развернуться, чихнуть негде, а впрочем, неважно. Главное
- отдельная.
Мне нравится моя квартира. Ее некрашеный свежевыструганный паркет
возвращает мне детство. Мальчишкой я любил смотреть, как в городской
лесопильне из визжащей дисковой пилы ползут подрагивающие почти живые
доски. Я гляжу на пол, в моих ноздрях гуляет запах древесной стружки и
сосновой смолы, ноги мои топчут податливый шерстяной ковер из опилок,
укрывающий задворье лесопилки, а мой висок щекочет гусиное перо,
превратившее меня в последнего из могикан... Сливочная нежность паркета
смущает меня. Я боюсь ступать по нему. Мне хочется резать его ножом и
мазать на хлеб. Я делаю отчаянную попытку сохранить девственную чистоту
пола и покрываю его твердым прозрачным лаком.
Неудача. На теплое тело дерева ложится холодный металлический блеск.
Пол отодвигается от меня, становится чужим, равнодушным. Ранее различимые,
всегда улыбающиеся паркетины сливаются в безликую толпу деревяшек. Я
торопливо накрываю паркет ковром. Я надеюсь, что он согреется и станет
прежним.
У меня забавные обои. Они шалят. Их игра со мной начинается всякий раз,
как я ложусь на тахту. На стене напротив я вижу штрихи и пятна, которые
двигаются, плывут, падают. Солнечные лучи в светло-зеленой глубине моря
ломаются и дробятся, встречаясь с водорослями и рыбами. Моего лица
касаются хвостатые извержения придонного ила, похожие на протуберанцы. Мир
раскачивается, веки слипаются. Я засыпаю, но перед забытьем успеваю еще
увидеть появление русалок. После я никогда не могу вспомнить, какие они. Я
знаю только, что русалки появляются за секунду до начала сна.
Я не хочу спать, я сержусь и переворачиваюсь на другой бок, лицом к
ближней стене. Моментально в меня выстреливают из многоствольного ружья
сотни золотистых пулек. Ударяясь о невидимую преграду, они, подобно
ракетам фейерверка, разбрызгиваются снопом бронзовых искр. Оказывается,
наждачный материал моих обоев покрыт незаметной издали мельчайшей золотой
россыпью.
Я люблю свою новую квартиру и, кажется, пользуюсь взаимностью.
Пластиковая ручка ванной напоминает персик - она мохнатая и упругая. Она
так и просится в руки. Я заглядываю в ванную комнату по нескольку раз на
день, даже когда мне совсем это не нужно. Как нравится мне молочно-голубой
кафель стен!
Электровыключатели расположены под самым потолком. Они покрыты
овальными пластмассовыми нашлепками, похожими на человеческое ухо. Из
мочки выключателя на ниточке свисает серьга, этакая молочно-зеленая капля,
скорее кленовая почка, чем кусочек цветного полистирола. Дернешь ее раз -
дзень, так мелодично, как в музыкальной шкатулке! - вспыхнет лампочка.
Дернешь еще - опять звон! - лампочка гаснет. Когда выключатель заедает,
приходится так играть минуты две, три. Я никогда не сержусь на неполадки в
моей квартире. Они служат дополнительным источником неожиданных открытий.
И, конечно, кухня... Это моя лаборатория, мой алтарь, где я приношу
жертвы богу чревоугодия. Кухня напоминает бассейн. В белоснежном кафеле
стен тысячекратно отражен голубоватый шкаф, зеленый стол, сиреневые
разводы занавесок. Синее пламя газовых горелок бесшумно лижет днища
эмалированных кастрюль. Пахнет у меня на кухне так же, как в "Арагви" или
"Астории", а может быть, и лучше. Нет этого угарного чада подгоревших
шашлыков и пережаренного масла. Испарения, идущие от моих яств, тоньше,
ароматнее. Они чем-то неуловимым напоминают приднепровскую степь, вечерний
костер на берегу реки, когда запахи воды и трав соединяются в единый
плотный, почти осязаемый поток воздуха, который пьешь без конца и не
можешь остановиться.
Я люблю священнодействовать на кухне. У меня даже есть фартук. Я сделал
его из белого халата. Это, конечно, мужской фартук, в нем нет женского
кокетства, но и коварства в нем тоже нет.
Я люблю свою новую квартиру.
Оторванный кусок обоев напоминает мне лоскут человеческой кожи, снятый
с живой ткани. Рана кричит, квартира больна, и я не могу пройти мимо. Я
чиню и лечу в ней каждую щель, каждую царапинку. Мутные, запыленные окна -
как печальные глаза. Скорее тряпку, скорее мел - протереть тоскующие
стекла, вернуть им блеск неба и свежесть белых облаков. Моя забота, мой
уход вознаграждаются появлением чувства выполненного долга.
У меня есть отдельная квартира, и скоро она будет у всех.
Но хватит об этом. Хватит с меня моих собственных дел, они ведь далеко
не так хороши, как мне бы этого хотелось.
Впрочем, кажется, сейчас мне грех жаловаться. Я кандидат наук, занимаю
солидный пост, веду важную тему, мной довольны. Работа у меня интересная и
нужная. В шутку иногда говорят, что у науки есть свой Молох, который
должен поглотить всю продукцию научных работников. В моем представлении
это странный и сильный всеядный зверь. Его именем разные ловкачи и
неудачники гипнотизируют членов ученых советов. Ему на съедение
предназначаются беспомощные диссертации, эрзац-предложения, изложенные в
монографиях и статьях.
Предполагается, что этот бог науки обладает поистине абсолютным
пищеварением и съедает все. Я же уверен, что научная макулатура не доходит
до него в полном составе, большая часть ее теряется по дороге. И слава
аллаху! Ибо трудно себе представить даже сверхъестественное существо,
которое способно было бы переварить ту скучную, тягучую, как резина,
научную информацию, что иногда встречается в наших институтах. Я, конечно,
не говорю о жемчужинах изобретательства и бриллиантах научного
предвидения. Они попадаются повсюду, и там, где я работаю, тоже.
Я сам звезд с неба не хватаю. Обо мне говорят - честный труженик. В
науке и искусстве такое определение граничит с оскорблением. Он делает
все, что может... Но, увы, как немного он может!
Собой я, конечно, недоволен. Но назовите мне человека, который в наше
время был бы доволен собой. Самый самодовольный тип страдает от недостатка
самодовольства. Всем всегда кажется, что они упустили какие-то возможности
и где-то как-то недопроявили себя. Виновны в этом, конечно, не они сами, а
окружающие.
Правда, я знаю, что за все происходящее со мной ответствен только я. Я
один.
В институте я хожу с озабоченной физиономией. Все вокруг видят, как
нелегко мне достается моя трехсотрублевая зарплата и насколько она
ничтожна по сравнению с моими потенциальными возможностями...
Событие или события, о которых пойдет речь ниже, произошли в день
зарплаты.
Я расписываюсь в ведомости. Не считая, сгребаю деньги. Бумажки
шевелятся и сопротивляются, как только что выловленные креветки. Они не
хотят попадать ко мне в карман. А напрасно. Им предстоит веселая жизнь.
Вместо скучного лежания в банковских пачках они у меня очень быстро
отправятся в трагикомическое путешествие по жизни.
Я люблю деньги. Нет, на книжке у меня ничтожная сумма. Я обожаю тратить
деньги. Они для меня элементы возможностей, такие же, как свет московских
фонарей, когда идешь поздно по улице. Конечно, ходить без света тоже
можно, но это трудно и не так приятно. Деньги многозначны по своим
возможностям, в этом их особенная прелесть. Ведь их можно превратить во
что угодно, даже в счастье твоих близких. К сожалению, я лишен и близких,
и далеких. Мама пока еще живет не со мной, а с женой мы разошлись. Не
развелись - разошлись. Особой разницы здесь нет.
Только я вошел в лабораторию, как меня позвали к телефону. Последний
раз я слышал и видел свою жену года полтора назад. Случайно встретились на
улице Горького. С тех пор мы ограничивались корректной перепиской.
Голос жены поразил меня, как взрыв лабораторной установки, на создание
которой ушли три года и четыре зарплаты. Я испытал удушье, сердцебиение,
галлюцинации и, наконец, железобетонное равнодушие.
- Здравствуй, Александр, - сказала жена. - Я хотела бы с тобой
поговорить. Ты можешь со мной встретиться?
Я молчал, облизывая небо шершавым и твердым, точно молодой огурец,
языком.
- Зачем? - наконец выдавил я.
Она помолчала.
- Это трудно... сейчас объяснить, - протянула она, - но нам необходимо
встретиться.
Голос ее звучал спокойно. Никакой ненавистной мне истеричности. Как
будто это не она. А смысл ее слов был предельно ясным: тебе же хуже будет,
если ты не согласишься...
Меня ей не запугать. Сейчас я стреляный воробей. Но... почему не
произвести разведку боем? Я решился:
- Хорошо. Давай встретимся в парке, около пяти.
- Ладно. Там, где...



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 [ 10 ] 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.