read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



- Это пируют, - согласился я. - А мы изволим перед пиром нагнать аппетит, перекусить червячка в тесной компании. У меня друзья больно застенчивые пировать за общим столом!
Слуга посмотрел на них и решил, судя по его задумчивому лицу, что им действительно лучше попировать отдельно.
- Что подать на ужин? - спросил он.
Я отмахнулся:
- Что-нибудь мясное, а на десерт яблок или груш. А лучше то и другое. И винограду выбери без косточек.
Он не уходил, с несчастным видом топтался возле двери, мялся, разводил руками. Я спросил раздраженно:
- Что не так?
- Благородный воин, с мясом нет проблем, хоть быка сейчас на стол, жареного, печеного, маринованного, засоленного - только скажите! А вот яблоки, виноград, груши... увы, не сезон.
Я удивился:
- Ну и что?
Он переступил с ноги на ногу, развел руками. В глазах его росла тревога, не слишком ли сильно меня стукнули по голове молотом.
- Яблоки созревают только в конце лета, - объяснил он терпеливо, - вы, наверное, в своей задумчивости не заметили, что сейчас только начало. Лета начало. То же самое с грушами и виноградом. Деревья только-только отцвели!
Я стиснул зубы. В моей бедной квартире в холодильнике всегда водятся яблоки, словно там и растут, хорошо очищают зубы, можно сэкономить на зубной пасте. Да и груши, как и виноград или любые другие хрюкты, в любом занюханном магазине навалом. Черт, как могут люди жить без холодильников? Тоже мне, эльфы!
- А как насчет магии? - поинтересовался я. - Здесь же маг на маге и магом погоняет! Пусть наколдуют.
Он снова развел руками:
- Благородный варвар, никакие чародеи не могут менять законы природы. Это горами потрясти или замок создать мановением длани - только свистните! Но яблоки весной или зимой...
Я сказал угрюмо:
- Ладно, неси только мясное. Или вообще, что у вас там есть. Дикие здесь люди. То есть эльфы.
Когда дверь за ним закрылась, волк спросил тихонько:
- Здорово вы его... пусть теперь думают, что есть такие страны.
- Да, - ответил я, - пусть думают. Так им и надо.
Двое слуг принесли огромную корзину, запахло вкусно, хоть только мясо, да еще сыр, но зато мясо всех зверей и птиц, а с сыром как только не изощрялись, что только не выделывали... от бедности, ессно. Едва разложили на столе, на золотых и серебряных блюдах, мы втроем с энтузиазмом принялись за дегустацию. Ворон с набитым клювом начал рассказывать, как готовят мясо из райских птиц в Северном Королевстве, волк тут же ревниво заметил, что это все брехня, никто в том Северном Королевстве не был, значит, все брехня, даже само королевство - брехня.
Ворон не успел возразить, дверь отворилась без всякого стука. Вошла женщина, я едва не поперхнулся, ноги сами воздели меня, я едва не вытянулся, а руки почти что по швам. Если это не сама королева эльфов, то я ни фига не понимаю ни в королевах, ни в женщинах. Такая осанка. Такая фигура может быть только у королевы.
- Э-э... - сказал я и поперхнулся. - Э-э... вы не...
Женщина надменно взглянула в мою сторону. Ее фигура, ессно, безукоризненнее безукоризненной, обнаженные груди торчат торчком, даже торчками, идеально круглые чаши, полные, белоснежные, с пурпурными, словно светящимися изнутри острыми кончиками. Вообще-то, как вижу, обнаженная грудь в этом мире некий узаконенный стандарт, я скорее удивлюсь, если увижу женщину с хотя бы чуть прикрытыми сиськами.
- Вы и есть тот варвар, - произнесла она серебряным голосом, - который...
Она нарочито помедлила, я поспешил указать на стол:
- ...который предлагает вам разделить с ним его скромную трапезу! Простите, что делать, но здесь такой бедный люд, такая нищета, что мне просто нечем угостить вас согласно вашему достоинству, красоте, внешности, уму, сиськам и благородному происхождению.
Она чему-то поморщилась, чему бы это, удивляюсь просто, но приблизилась к столу. Я отодвинул стул, она вошла между столом и стулом, я так же заученно придвинул. Она грациозно села, но в удлиненных глазах появилось нечто вроде сдержанного, истинно королевского удивления.
- Говорят, - произнесла она, - вы тот самый герой, которому суждено добыть Камень Мудрости?
- Что обо мне только не говорят, - пробормотал я. - Вы ид больше слушайте! Я очень скромен и потому не даю интервью, вот и распространяют всякие порочащие меня слухи.
- Разве это порочащий слух?
- Вы кушайте, - предложил я. - Мясо, правда, без перца, но вы же здесь Америку еще не открыли? Хорошо, хоть соль знаете... Я, если честно, ни про какой камень не слыхивал. Может быть, где-то по дороге попутно и добуду. Или уже добыл, кто знает? Надо в мешке посмотреть.
- Я посмотрю, - вызвался ворон.
- Сиди, - велел я. - Сразу сопрешь. Надо будет, волк посмотрит. Он честный.
- А я, - возмутился ворон, - значит, какой?
- Дальновидный, - сказал я дипломатично. - Запасливый. А волк он... простодушный.
Королева произнесла с легким презрением в мелодичном голосе, к еде так и не прикоснулась:
- Сто двадцать королевств вели кровопролитные войны, чтобы завладеть Камнем Мудрости... иные называли его философским, кто-то - Жемчужиной, хотя какая жемчужина может сохраниться больше сотни лет, а только последняя война велась три тысячи лет... И вы о таком Камне не слышали?
- А он в самом деле дает мудрость? - спросил я.
Она пожала плечами:
- В Империи Рорнура утверждают, что это особый артефакт, дарующий абсолютное бессмертие и абсолютную власть, в Содружестве Клинденов говорят, что с ним можно видеть будущее и менять его, а регорны, конечно же, уверены, что это оружие невероятной мощи...
Я услышал знакомое слово, переспросил:
- Регорны?.. Их знаете?
Она удивилась:
- Знаем ли мы?.. Да это самое драчливое племя во всем свете!.. Сейчас их, правда, осталось мало.
- Почему? - спросил я с интересом.
- Говорят, ушли куда-то. Нашли какую-то щель и ушли. Врут, наверное. Куда можно уйти, чтобы не обнаружили? Это не кошелек спрятать. Ведь их были тысячи и тысячи, а потом вдруг осталось меньше трети. Только старики да дети...
Я замедленно кивнул. Регорны сумели найти щель, перебрались в те места, которые занимают сейчас. Если не закрыли за собой щель, то ею могу воспользоваться и я. То, что щель все еще не нашли другие, ни о чем не говорит. Другие не такие настырные, непоседливые, авантюрные. Да и, скорее всего, не в компетенции регорнов открывать и закрывать такие двери. Самое большее, что мы все можем сделать, это воспользоваться такими дверями, прошмыгнуть, пока не прищемило причинное место, как в метро. Ладно, буду иметь это в виду. Хотя мне ближе вариант уйти через Корчму. И знакомо уже, и как-то уютнее. Через Корчму не ходят племенами, как явно ушли регорны.
Королева взглянула призывными глазами:
- Вы разве не собираетесь на ночной банкет?
- А там что-то особое?
Она загадочно усмехнулась:
- В какой-то мере...
- В какой?
- Вы будете главным блюдом, - произнесла она с намеком. - Разве этого мало?
- Звучит таинственно, - проговорил я. - Приду, конечно.
Она поднялась, кивнула с величественным видом:
- Там и поговорим.
Я вовремя убрал стул, очень гордый, что помню что-то из школьных уроков по этикету, волк и ворон проводили королеву уважительными взглядами.
- Пойдете, мой лорд? - спросил волк.
- Как я такое пропущу? Правда, завтра с утра в путь. Кто знает, есть там впереди на развилке дорог Корчма?
Оба задумались, ворон сказал нерешительно:
- Я видел там постоялый двор. Наверное, при нем и Корчма. А что, там нечто особенное?
- Особенное, - сказал я наставительно, - всегда скрывается под личиной обыденного. А всякое пустое и пустопорожнее напяливает кучу павлиньих перьев!.. Ладно, давайте сделаем так. Соснем часок, потом я схожу на ночной банкет, а затем поутру отправимся дальше.
Волк подумал, сказал решительно:
- Тогда мы с вороном сразу спустимся во двор
- К Рогачу, - добавил ворон. - А вы, мой лорд, набирайтесь сил!
Я в самом деле ощутил себя разбитым корытом, все-таки перемещение в пещеру и обратно выкачало все силы, а старый маг восстановил, как мог, что значит - хреново, что он понимает в нашем варварском здоровье.
Волк сам открыл лапами дверь, исчезли, а я без сил завалился на постель, даже не потрудившись разуться, мне можно, я должен поддерживать имидж, раз уж не могу это... ну, рукав в говне.
Сон пришел сразу, я как в пропасть рухнул и сразу же очутился на середине бескрайнего поля. Надо мной купол неба: вся западная часть - синее и безоблачное, а восточная часть - звездное, со зловещим серпом луны. Поле тоже освещено: одна половинка - серебристым лунным светом, другая - оранжевым солнцем, а я стою как раз посредине.
С востока наступает огромная черная рать. Впереди на великанском коне огромный черный воин, страшный и уродливый, в руках огромное черное знамя, там огромными черными буквами трепещет страшное слово "ЗЛО". За ним возвышаются на массивных черных конях настоящие темные великаны, на рогатых шлемах темным огнем горят эмблемы Зла, а на щитах, где места побольше, тоже эти ужасные руны, что складываются в жуткое слово "ЗЛО".
С запада навстречу двигается блистающее светлое войско, над головой предводителя трепещет полотнище, где золотыми буквами вышито слово "Добро". Рыцари едут ровными рядами, моего слуха коснулось торжественное пение.

Глава 12

Я вздрогнул, очнулся, обалдело смотрел по сторонам, вспоминая, где нахожусь. В единственное окно льется слабый лунный свет, во дворе тихо, даже во дворце вроде бы тишина, хотя в нижнем зале пора вроде бы начинаться ночному пиру. Я повернулся на другой бок и, не успел закрыть глаза, застыл в страхе.
Из каменной стены медленно выплывает полупрозрачная светящаяся тень. Я вздрогнул, но заставил себя не двигаться. Тень качнулась легко взад-вперед, словно от легкого ветра, хотя полная ночная тишь, поплыла в мою сторону, не касаясь пола. Вообще в нижней части призрака размытый туман, что истончается, не достигая земли, довольно необычно, ибо вверху вылеплено плотно, почти непрозрачно, а ниже все проще и проще, словно краски или тумана не хватило на всю фигуру...
Я подобрал ноги, рука протянулась к рукояти меча, я ругнул себя за дурость и так же тихонько утащил обратно, чтобы не позориться даже перед призраком. Светящееся тело медленно перемещалось вдоль стены, однажды по рассеянности вдвинулось наполовину в камень и так двигалось, я понял с завистью, что призраку все равно, в какой среде перемещаться, что-то там с межатомными связями.
Перемахнув через невысокий стол, призрак снизился и остановился. Я рассмотрел очень старого человека в старинном, очень старинном костюме, что-то времен еще Римской империи, если не египетской, лицо в глубоких морщинах, аскетическое, глаза посажены глубоко, все выражает волю и настойчивость, лицо человека, который в свое время значил много.
- Редко встретишь здесь отважного человека, - произнес он ровным замогильным голосом, но у меня кожа все равно пошла пупырышками. - Я Зарт Хоган, правитель этих земель...
- Приветствую, - ответил я почтительно. Встал, поклонился вежливо и снова сел. - Но сейчас эти земли почти пусты.
- Да, - ответил он, - потому очень хорошо, что ты прибыл!
- Я не прибыл, - поспешно сказал я. - Мы идем мимо и дальше.
Призрак произнес непреклонным голосом:
- Все блажь и суета. Эти земли заслуживают того, чтобы их обустроить. Здесь некогда жили многочисленные народы, вон за теми лесами колосились необъятные хлеба, здесь пролегал канал, а по обе стороны шумел многолюдный город. Ты займешься тем, что снова призовешь сюда народ!.. А город следует начать строить между этих холмов, тогда он упрется в излучину реки, получив дополнительную защиту, река здесь достаточно глубокая...
Я прервал торопливо:
- Извините, Зарн Коган...
- Зарт Хоган, - поправил он с достоинством.
Мне показалось, что он слегка поморщился, что-то я не слишком впечатлен и даже не спрашиваю, где он зарыл горшок с золотом, но больше ничего не сказал, а я пояснил:
- Строить город, а потом еще и создавать целую державу - не для меня. Я человек простой...
- Ты сильный и свирепый, - перебил он. - Неужели думаешь, что державы и народы создают умные или... ха-ха!.. мудрые? Их создают чаще всего самые тупые, у которых не хватает ума понять, что берутся за непосильную задачу. И потому они создают племена, народы, государства, империи, завоевывают другие королевства и поворачивают колесо истории так, как угодно им, властелинам.
- Я, конечно, тупой, - сказал я с достоинством, всем видом показывая, что я никак не тупой, - но я еще и недостаточно сильный, чтобы ставить такие глобальные задачи. У меня и цели попроще, и радости попроще, и награда меня ждет очень примитивненькая и маленькая... если смотреть с крыши имперского творца или точки зрения вечности.
Призрак сказал настойчиво:
- Ты - сильный. Я избрал тебя.
- Нет, - ответил я тверже. - У меня свой путь.
Призрак покачал головой, в его белесых глазах я уловил недоверие.
- Как ты можешь так говорить? Священные традиции этой земли требуют...
- Я не местный, - возразил я.
Далеко за спиной призрака из пола поднялось небольшое облачко, похожее на медузу в ночи, поколебалось, принимая форму человеческой фигуры. Снова хорошо вылепленная верхняя часть, слабее - грудь, едва видно живот, а ног нет вовсе. Однако поплыл второй призрак в нашу сторону на такой высоте, словно его несут вполне реальные ноги.
- Человек, - произнес он радостным голосом вампира, - наконец-то человек... Как хорошо...
Я взглянул на первого, перевел взгляд на второго, поинтересовался настороженно:
- А что хорошего?
- Ты явился вовремя, - сообщил второй призрак. - Сейчас как раз время снова возродить веру в истинного бога Икегунда и построить в его честь грандиозный храм...
Я потряс головой:
- Вы ошиблись, я не строитель.
- Но я вижу в твоем лице решительность и отвагу, - сказал второй призрак уверенно. - Ты должен, ты обязан...
Я развел руками:
- Я не должен и не обязан. Ни строить здесь город, ни идти проповедником.
Оба призрака смотрели на меня, как мне почудилось, с недоверием и даже ужасом. Похоже, им в голову не приходило, что им можно отказать. То ли власть у них была столь велика, то ли в те времена старших слушались беспрекословно, но они произнесли в один голос:
- Ты должен...
- Я не... - начал было я и осекся. От пола поднялась еще одна фигура, одетая чуть ли не в звериные шкуры, прямо Чингачгук, направилась в нашу сторону. - Я предлагаю выслушать третьего.
Третий призрак подплыл к нам, двое посторонились, ведь третий явно старше на несколько тысяч лет, а третий сказал голосом, подразумевающим, что я вот сейчас все брошу и побегу жаб давить:
- Я вижу, что давно забыт обряд посвящения первого ребенка богине воды. Я облачаю тебя привилегией восстановить обряд. Река близко, нужно только прорыть канал в эту котловину, а потом каждого первого ребенка от каждой семьи...
Я помотал головой:
- Извините, извините. Я еще понимаю - топить уродов или гомосеков, но... ребенка? А вдруг он даже не станет демократом?.. Нет, эта миссия не по мне. И вообще я заказов не принимаю.
Они все трое задвигались, я услышал тихие шелестящие голоса:
- Ты должен...
- Ты обязан...
- Твой святой долг...
- Священная обязанность...
Я подумал с тоской, что все родители одинаковы. Учат, учат, требуют, чтобы все получалось по-ихнему, чтобы я каждый шаг соизмерял с их желаниями, а не понимают, что время изменилось, пришли другие боги, другие взгляды, другие песни.
- Я не могу, - сказал я как можно тверже, - у меня свой долг.
Призраки заговорили вразнобой, но снова их голоса сплетались в одну песню:
- Традиции священны..
- Надо в жертву первенцев, дабы омытый их кровью алтарь...
- Отстроить город и объявить войну проклятому Трагз Мегану...
- Запретить нечестивые пляски горгангов!.. Запретить и уничтожить...
- Нельзя...
- Ты должен...
- Ты обязан...
- Твой долг...
- Нерушимые традиции...
- Ты в вечном долгу...
По-моему, они повторялись, хотя я понимал этот трюк, чтобы я проникся, получше запомнил, чтобы засело накрепко, но, пока засаживают мне это по самые гланды, это несколько раздражает, если не сказать круче, а почему не сказать, если засаживают вот так напористо, я же не совсем еще демократ и общечеловек, что проглотит, да еще и облизнется..
- Дорогие мои... предки, - сказал я с усилием, потому что какие это, на хрен, мои, - вы, конечно же, правы, человек, только родившись, уже в долгу. Хотя бы потому, что бежало к цели триста миллионов сперматозоидов, а успел ворваться в яйцеклетку и захлопнуть перед другими дверь только один. Он в долгу перед остальными, что погибли... Да и перед остальными бегунами, что напрасно бегали раньше и напрасно потом, когда... Словом, я осознаю долг перед человечеством, ибо раз уж я родился, то я обязан свершить... да, свершить! Но что свершить, как свершить, я получаю указания от самого Бога. Его голос неявен, но желающий услышать - услышит. Вы поняли, надеюсь, дорогие товарищи предки. Для разговора г Богом и получения от него инструкций мне не нужны посредники, толмачи, переводчики, курьеры. Тем более что толмачи что-нить да переврут. Это так и называется: перетолмачат.
Они слушали в недоумении, колыхались из стороны в сторону, что-то мешает им застыть неподвижно, как памятники, а потом снова заговорили разом:
- Молодежь еще не понимает...
- Если бы молодость знала, она бы и в старости могла...
- Молодежь ужасная. Но еще ужасней то, что мы к ней не принадлежим...
Хоть он проговорился, подумал я сердито. А то старики поучают молодых: так глупость становится дуростью! Ишь, предостерегают от ошибок молодости, а не было бы их, ошибок, и нас всех было бы на свете меньше. Их тоже. Молодость дается лишь раз. Потом для глупостей нужно подыскивать какое-нибудь другое оправдание, а они все о том же: традиции, обязанность, долг... Я же не отказываюсь, но только у меня иное понятие о долге, да и обязанности другие.
- Молодость проходит быстро... - прошелестело в воздухе.
А старость длится всю жизнь, закончил я мысленно. Почему-то старики убеждены, что они всегда мудрее. Но если это так, то мы так бы и остались в пещерах. Однако же Билл Гейтс даже сейчас все еще совсем не старик, а как двиганул прогресс! Нет, ребята тех времен, цивилизацию развивают молодые, яростные, новые, вам непривычные и непонятные... Но спорить и доказывать - бесполезно, я для вас по определению - придурок, раз моложе, так что лягу лучше спать, а то волк и ворон снова надо мной улыбаться будут.
- Благодарные потомки...
- Ты должен...
- Ты обязан...
Мужчины делятся на достойных и недостойных, подумал я. Женщины - на молодых и старых. А вот старики все одинаковы и все говорят о священном долге блюсти традиции. Сейчас набросились на меня, а когда меня нет, вот тот в шкуре наверняка убеждает того, что в камзоле, в необходимости выбросить богомерзкий железный нож и пользоваться только каменным, а вместо всяких этих новомодных штучек вроде шелка ходить в освященных традицией шкурах, как ходили отцы-прадеды...
Я вздохнул, соснуть так и не дадут, да и полночь уже, поднялся, хотел одеться, но вспомнил вовремя, что и так уже одет и даже обут, вышел из покоев и отправился в банкетный зал на полуночный пир.

* * *



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 [ 10 ] 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.