read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



- Я с ней встречался.
- Черт подери, Гарри!
Я даже не обратил внимания на ее злость.
- Ты же сама знаешь, Мёрф, она с тобой не будет разговаривать. Она из старомодных девиц-монстров. Никакого сотрудничества с властями.
- А с тобой она что, говорила? - обиделась Мёрфи.
- Еще как.
- Я бы тебя в тряпку измочалила, когда бы ты и так ей не смотрелся, - вздохнула Мёрфи. - Ну, и что ты узнал?
- Бьянка здесь ни при чем. У нее нет ни малейшего представления, кто это мог сделать. Она сильно напугана, - я благоразумно умолчал, насколько она напугана: настолько, что едва не разорвала меня на куски.
- Выходит, кто-то послал предупреждение - но не Бьянке?
- Джонни Марконе, - кивнул я.
- Война гангстерских кланов, - задумчиво произнесла Мёрфи. - А теперь еще и с применением магии. Мафиозные чары. Господи, спаси и сохрани, - она побарабанила каблуками по торцу стола.
- Война гангстерских кланов. Поставщики "Третьего Глаза" против традиционных наркотиков. Верно?
Она настороженно покосилась на меня.
- Угу. Да, все именно так. Откуда ты знаешь? Мы ведь держали эту информацию в тайне от прессы.
- Ну, я тут столкнулся с одним парнем, у которого от "Третьего Глаза" крыша поехала. Так вот, кое-что из того, что он говорил, заставляет меня считать, что эта дрянь - не просто дурит голову. Она и правда открывает возможность видеть скрытое. И надо быть очень, очень хитрозадым чародеем, чтобы производить такое зелье в больших количествах.
Голубые глаза Мёрфи возбужденно заблестели.
- Значит, тот, кто поставляет на улицы "Третий Глаз"...
- ...тот и убил Дженнифер Стентон и Томми Томма. Я в этом совершенно уверен. Это логично.
- Пожалуй, я с тобой соглашусь, - кивнула Мёрфи. - Что ж, хорошо. Сколько ты знаешь людей, способных сложить такое убийственное заклятье?
- Бог мой, Мёрфи, - взмолился я. - Не можешь же ты просить, чтобы я передал тебе список имен, чтобы ты тащила народ со всех окраин на допрос.
Она наклонилась ко мне, и голубые глаза ее вспыхнули свирепым синим светом.
- А вот и ошибаешься, Гарри. Очень даже могу. И просить, и приказать передать мне этот список. А если ты откажешься, я могу закатать тебя в кутузку, в одиночку, и так быстро, что у тебя и голова закружиться не успеет.
- Моя голова уже кружится, - возразил я и хихикнул. В голове стучало: бух, бух, бух... - Ты этого не сделаешь, Мёрф. Я же тебя знаю. И ты, черт побери, тоже прекрасно знаешь: если бы у меня было что-то, чем ты могла бы воспользоваться, я бы это тебе дал. Если бы только разрешила мне участвовать в следствии, дала мне шанс...
- Нет, Гарри, - сухо перебила меня она. - Никаких шансов. Я и без тебя по самое не хочу в трясине с аллигаторами, так что уж не усложняй все это еще хуже. Ты и так уже пострадал, и не проси, чтобы я тебе к веревке еще и мыла прикупила. У меня нет ни малейшего желания отскребать тебя от бетона. У того, кто убил Томми Томма, явно испортится характер, когда его загонят в угол, и это не твоя работа делать это. Моя.
- Не кипятись, - посоветовал я ей. - В конце концов, это на тебя давит начальство со сроками.
Лицо ее побледнело, глаза приобрели совсем уже неестественную по интенсивности окраску.
- Ты просто дерьмо, Гарри!
Я открыл рот, чтобы ответить ей, я даже начал говорить что-то, но тут мой череп показался мне слишком тяжелым для шеи, и все вокруг как-то закрутилось, а стул вроде как встал на дыбы на задних ножках, мотая в воздухе передними. Мне показалось, что гораздо безопаснее будет сползти на пол: змея вон ползает всю жизнь и не падает. Половые плитки приятно холодили щеку и убаюкивали. Только в голове продолжало стучать: бух, бух, бух - лишая меня удовольствия от того, что без этого было бы просто приятной легкой дремой.

Глава 12

Я очнулся на полу кабинета Мёрфи. Судя по часам на стене, прошло около двадцати минут. Голова моя лежала на чем-то мягком, а под ноги кто-то подложил несколько телефонных книг. Мёрфи прижимала мне ко лбу и затылку мокрое полотенце.
Я чувствовал себя кошмарно. Все, что мне хотелось - это свернуться калачиком и, всхлипывая от жалости к самому себе, уснуть. Впрочем, решив, что пасть так низко я не имею права, я сделал попытку пошутить.
- Скажи, у тебя нет короткого белого платьица? Знаешь, Мёрф, я именно так представлял себе идеал медсестры.
- Чего еще ждать от извращенца вроде тебя. Кто это двинул тебя по башке? - грозно спросила она.
- Никто, - буркнул я. - Упал с лестницы у входа ко мне в квартиру.
- Не пудри мне мозги, Гарри, - сказала она абсолютно лишенным сочувствия голосом. - Ты совал нос в это дело. Поэтому и получил по черепу. Разве не так?
Я сделал попытку возразить.
- Ох, да заткнись ты, - оборвала она меня со вздохом. - если бы у тебя не было сотрясения, я привязала бы тебя за ноги к своей машине и проехалась бы на ней поперек движения, - она помахала у меня перед носом двумя пальцами. - Сколько пальцев, Гарри?
- Пятьдесят, - сказал я и поднял два. - Никакое это не сотрясение. Так, небольшая шишка на голове. Я сейчас оклемаюсь, - я начал подниматься, чтобы сесть. Мне нужно было ехать домой и поспать немного.
Мёрфи положила руку мне на шею и силой опустила меня обратно на подушку. То есть, не на подушку, а, судя по всему, на ее же свернутый пиджак, поскольку на ней его больше не было.
- Лежи и не дергайся, - рявкнула она. - На чем ты сюда приехал? Надеюсь, не на своей ржавой развалине?
- Жучок как феникс, ждет очередного возрождения, - сказал я. - Я взял тачку напрокат. Послушай, я сейчас оклемаюсь. Ты только выпусти меня отсюда, и я уеду домой и лягу спать.
- Ты не в состоянии вести машину, - возразила Мёрфи. - Ты представляешь опасность для движения. Мне пришлось бы арестовать саму себя, пусти я тебя за руль в таком виде.
- Мёрф, - устало взмолился я. - Если ты прямо сейчас не заплатишь мне то, что я уже заработал, у меня просто не хватит на такси.
- Не раскатывай губу, Гарри, - осклабилась Мёрфи. - И не дергайся. Я сама отвезу тебя домой.
- Мне не нужно... - начал было я, но она поднялась с колен и вышла из кабинета.
Бред какой-то, подумал я. Вот ведь упрямая какая. Я прекрасно доберусь без чьей-то там помощи. Я сел и начал вставать на ноги.
Вернее, сделал попытку подняться. Не слишком успешную.
Когда Мёрфи вернулась, она обнаружила меня свернувшимся калачиком на боку, а в кабинете изрядно воняло, поскольку меня вырвало. Впрочем, она промолчала. Она только снова опустилась рядом со мной на колени, вытерла мне рот и положила на затылок еще одно мокрое полотенце.
Я смутно помню, как она вела меня к своей машине. Я помню отдельные моменты из поездки домой. Я помню, как отдавал ей ключи от "Студебеккера", бормоча что-то про Майка и водителя тягача-эвакуатора.
Но больше всего мне запомнилась ее рука, сжимающая мою - похолодевшие от волнения мягкие пальцы, маленькие по сравнению с моей неуклюжей клешней, но сильные. Кажется, всю дорогу она поносила меня на чем свет стоит и угрожала самыми немыслимыми полицейскими карами. Но я помню, как она сжимала мою руку; возможно, чтобы удостовериться в том, что я еще жив. Или чтобы заверить меня, что она рядом, что она не бросит меня в беде.
Вот вам причина, по которой у меня не хватает пороху отказать Мёрфи в помощи. Она хороший парень. Из лучших.
Ко мне домой мы вернулись где-то ближе к полудню. Мёрфи помогла мне спуститься по лестнице и отперла дверь моим ключом. Прибежал Мистер и приветственно потерся об ее ноги. Может, небольшой рост положительно влияет на устойчивость, но в отличие от меня, она не пошатнулась при этом. А может, это ее айкидо помогает.
- Боже, Гарри, - пробормотала она. - Как у тебя тут темно, - она пощелкала выключателем, но лампочки перегорели еще неделю назад, а у меня тогда не хватало денег заменить их. Поэтому она усадила меня на диван и зажгла несколько свечей от тлеющих в камине угольев. - Ладно. Я тебя укладываю спать.
- Идет. Если ты так настаиваешь.
Зазвонил телефон. Он стоял на расстоянии вытянутой руки, так что я снял трубку.
- Дрезден, - сказал я как мог разборчивее.
- Мистер Дрезден, это Линда. Линда Рэндалл. Вы меня помните?
Ха. Разве могут мужчины забыть ту сцену из кино, когда Мэрилин стоит над вентиляционной решеткой? Мне сразу вспомнились глаза Линды Рэндалл и всякие не подобающие настоящему джентльмену мысли.
- Нагишом? - поинтересовался я и лишь потом сообразил, что именно я ляпнул. Опа.
Мёрфи подозрительно покосилась на меня, потом встала, вышла в спальню и принялась перестилать мою кровать. Что ж, славно. Мой обморок подействовал на Мёрфи куда лучше, чем любая ложь, которую я сумел бы из себя выдавить. Возможно, полуобморочный Гарри - не обязательно плохой Гарри.
Линда рассмеялась в трубку этим своим способным свести с ума смехом.
- Я сижу в машине, детка. Может, позже. Послушайте, я тут нашла кое-что, что могло бы помочь вам. Можете встретиться со мной сегодня вечером?
Я устало потер глаза. Сегодня суббота. Значит, вечер сегодня - субботний. Не забыл ли я чего-то, намеченного на сегодняшний вечер?
К черту, подумал я. Вряд ли это настолько важно, если я ухитрился об этом забыть.
- Конечно, - заверил я. - С удовольствием.
- Вы такой джентльмен, - мурлыкнула она в трубку. - Я таких люблю. Иногда. Я освобождаюсь в семь. Это нормально? Скажем, в восемь?
- У меня машина взорвалась, - сказал я, с трудом ворочая языком. - Давайте встретимся в супермаркете на моей улице.
Она снова рассмеялась мне в ухо.
- Я вот что скажу. Дайте мне еще час или полтора заехать домой, принять горячую ванну и вообще почистить перышки, и я прилечу к вам в объятья. Как, устраивает?
- Э... О'кей.
Она еще раз рассмеялась и, не попрощавшись, повесила трубку.
Мёрфи появилась тотчас же, как я положил на рычаг свою.
- Только посмей отрицать, Дрезден, что ты не назначил свидания.
- Ты просто ревнуешь.
- Ох, умоляю, - фыркнула Мерфи. - Для счастья мне нужен мужик покрепче тебя, - она сунула руку мне подмышку, чтобы помочь встать. - Ты же сломаешься как сухая былинка, Дрезден. Тебе лучше лечь, пока не вообразил о себе еще невесть чего.
Я положил руку ей на плечо и оттолкнул от себя. Сил во мне не оставалось никаких, но она попятилась и нахмурилась.
- Что?
- Сейчас вспомню, - пробормотал я, протирая глаза. Что-то не давало мне покоя. Что-то, о чем я забыл. Что-то, что обещал сделать в эту субботу. Я попытался отогнать от себя мысли об уличных войнах наркоторговцев и о людях, сведенных с ума Внутренним Зрением, которое им открыл "Третий Глаз".
Нужный контакт в мозгу щелкнул почти сразу же. Моника. Я обещал, что свяжусь с ней. Я порылся в кармане ветровки, нашел свой блокнот и вынул его. Потом полистал, но тут же махнул Мёрфи.
- Дай свечу. Мне нужно прочесть кое-что.
- Боже, Дрезден. Клянусь, ты по меньшей мере так же невозможен, как мой первый муж. У него хватило упрямства угробить себя, - она вздохнула, но все же поднесла свечу ближе. В первое мгновение свет больно резанул мне по глазам. Я нашел номер Моники и позвонил.
- Алло, - отозвался в трубке детский голос.
- Привет, - сказал я. - Будьте добры, позовите Монику.
- А кто это?
Я вспомнил, что работаю на нее негласно.
- Это ее четвероюродный брат Гарри, из Вермонта.
- Ясно, - произнес детский голос. - Подождите. МАМ! ТВОЙ КУЗЕН ГАРРИ ИЗ ВЕРМОНТА ЗВОНИТ ПО МЕЖДУГОРОДНОМУ! - провизжал он, не отодвигая трубки от рта.
Детки. Их нельзя не любить. Я так просто обожаю. Капельку соли, выжать лимон - пальчики оближешь.
Я подождал, пока грохот в моей черепной коробке не поутихнет до простого огненного жжения - ребенок бросил трубку и убежал, топоча ногами по паркету.
Спустя несколько мгновений в трубке зашуршало, когда ее подняли, и несколько нервный голос Моники произнес: "Э... Алло? "
- Это Гарри Дрезден, - сказал я. - Я звоню, чтобы рассказать вам, что мне удалось узнать по ва...
- Простите, - перебила она меня. - Мне это, гм... не нужно.
Я зажмурился.
- Э... Моника Селлз? - я перечитал на всякий случай номер ее телефона.
- Да, да, - ответила она торопливо, даже нетерпеливо. - Нам не нужна ваша помощь, спасибо.
- Я что, не вовремя позвонил?
- Нет. Нет, не в этом дело. Я просто хотела отменить свою просьбу. В смысле, отказаться от ваших услуг. Не беспокойтесь обо мне, - было в ее голосе что-то странное, словно она старательно пыталась изображать благополучную домохозяйку.
- Отменить? Вам больше не нужно, чтобы я искал вашего мужа? Но, мэм, деньги... - в трубке, - в трубке что-то зажужжало и захрипело. Мне показалось, что за всеми этими помехами все-таки слышался голос, а потом звук ушел совсем, оставив только треск. Несколько секунд мне казалось, что связь оборвалась окончательно и бесповоротно. Черт бы побрал эти ненадежные телефоны. Обычно они сбоят на моем конце линии, а не у собеседника. Черт, черт, они даже отказать не могут как надо.
- Алло? Алло? - безнадежно бубнил я в трубку.
И голос Моники все-таки вернулся:
- Об этом не беспокойтесь. Спасибо вам за все ваши хлопоты. Всего хорошего и до свидания, спасибо, - и она повесила трубку.
Я отодвинул трубку от уха и некоторое время тупо смотрел на нее.
- Странно, - сказал я.
- Пошли же, Гарри, - вмешалась Мёрфи. Она вынула трубку у меня из рук и решительно положила на рычаг.
- О чем вы, мамаша. Еще даже не стемнело, - шутил я скорее для себя самого, чтобы думать о чем-нибудь еще, а не только о том, как будет раскалываться у меня голова, когда Мёрфи поможет мне встать. Обе - и голова, и Мёрфи - ожиданий не обманули. Мы дотащились до спальни, и, вытянувшись на прохладных простынях, я решил, что, пожалуй, пущу корни и останусь так лежать навсегда.
Мёрфи смерила мне температуру, чуткими, сильными пальцами ощупала череп - особенно осторожно шишку размером с гусиное яйцо на затылке. Потом посветила мне в глаза ручкой-фонариком, что мне не понравилось. Потом принесла чашку воды, что мне понравилось, и заставила выпить пару таблеток аспирина, или тайленола, или какой-то другой такой же дряни.
Из других воспоминаний того утра у меня сохранилось только два. Первое: Мёрфи, стягивающая с меня футболку, ботинки и носки, и наклоняющаяся, чтобы взъерошить мне волосы и поцеловать в лоб. Потом она укрыла меня одеялом и вынесла свечу. Мистер запрыгнул ко мне и улегся поперек ног, мурлыча как небольшой судовой дизель.
Второе, что мне запомнилось - это как снова зазвонил телефон. Мёрфи как раз собралась уходить, позвякивая ключами от своей машины. Я услышал, как она вернулась и сняла трубку.
- Квартира Гарри Дрездена, - сказала она.
Последовала пауза.
- Алло? - произнесла Мёрфи.
Через пару секунд Мёрфи небольшой тенью возникла в дверном проеме.
- Ошиблись номером. Отдохни, Гарри.
- Спасибо, Кэррин, - улыбнулся я. Вернее, попытался. Должно быть, не слишком удачно, но она улыбнулась в ответ. Не сомневаюсь, у нее это вышло гораздо лучше.
А потом она ушла. В квартире сделалось темно и тихо. Только Мистер продолжал убаюкивающе рокотать в темноте.
И все-таки, даже засыпая, я продолжал терзаться: что я упустил из памяти? И еще одно, менее важное: кто позвонил мне, но не захотел разговаривать с Мёрфи? Может, это Моника Селлз пыталась снова связаться со мной? С какой вообще стати она вдруг просила меня остановить поиски и оставить деньги себе?
Это, и бейсбольные биты, и прочая ерунда теснились у меня в голове до тех пор, пока я не уснул, убаюканный мурлыканьем Мистера.

Глава 13

Я проснулся, когда старый дом надо мной содрогнулся от удара грома.
Стояла кромешная тьма. Я не имел ни малейшего представления, который час. С минуту я лежал в постели в замешательстве; голова слегка шла кругом. Ногам было тепло в том месте, где только что лежал Мистер, но самого котяры нигде не было видно. Он у меня панически боится грозы.
Дождь на улице лил как из ведра. Я слышал, как он барабанит по асфальту и по стенам старого дома. Дом потрескивал и постанывал, сотрясаемый весенней грозой и ветром. Деревянные балки слегка прогибались; опыт и возраст научили их, что лучше слегка уступить, чем тупо сопротивляться, пока не сломаешься. Черт, пора бы и мне научиться этому.
В желудке у меня завывало от голода. Я выбрался из постели, пошатнулся и пошарил по сторонам в поисках халата. Его я в темноте не нашел, зато наткнулся на свою ветровку: она висела на спинке стула, там, куда ее повесила, аккуратно сложив, Мёрфи. Поверх нее лежала небольшая стопка купюр и салфетка с надписью: "Ты еще заплатишь за это. Мёрфи". Я хмуро уставился на деньги и попытался не обращать внимания на прилив благодарности, который я испытал при их виде. Потом накинул ветровку, запахнул ее на голой груди и босиком пошлепал в гостиную.
Снова зарокотал гром. Я ощущаю грозу так, как мало кто из людей. Это буйство чистой энергии, обнаженной, пульсирующей в облаках. Я ощущаю воду, потоком капель низвергающуюся на землю и парящую в небе, ощущаю порывы ветра, швыряющего пласты дождя о стены дома над моей головой. Я ощущаю огонь молнии, перепрыгивающей с тучи на тучу, а потом, найдя извилистую тропку наименьшего сопротивления, устремляющуюся к терпеливой, вечной земле, чтобы разрядить в нее свой смертоносный заряд. Все четыре стихии в движении, во взаимодействии, обменивающиеся энергией во всех ее формах. В грозе вообще уйма потенциальной энергии, соблазнительной для чародея - особенно отчаянного или просто глупого. И правда, жаль, когда столько ее пропадает там, где как бы резвятся или играют силы древней природы.
Мысль об этом заставила меня нахмуриться. До сих пор она как-то не приходила мне в голову. Не было ли у нас грозы вечером в среду? Черт, а ведь была! Я вспомнил, как проснулся задолго до рассвета, разбуженный ударом грома. Уж не воспользовался ли наш убийца этой грозой в качестве топлива для своих заклятий? Вполне возможно. Мысль об этом встревожила меня. Впрочем, магия такого рода часто оказывается слишком непостоянной и уязвимой, чтобы использовать ее так целенаправленно.
Снова сверкнула молния, и я успел медленно досчитать до трех, прежде чем до меня докатился раскат грома. Если убийца все-таки использовал грозу, логично было бы предположить, что, если он или она нанесет новый удар, это случится сегодня. Я вздрогнул.
Тут в животе у меня снова заурчало, и голову заняли куда более прозаичные мысли. Голова, кстати, хоть и болела, но гораздо меньше, и совсем не кружилась. Зато живот не успокаивался - подобно многим высоким и худым мужчинам, я ем без конца, и всего мне мало. Не знаю, почему. Я прошлепал босыми ногами в кухонный угол и принялся раздувать огонь в печке.
- Мистер? - позвал я. - Проголодался, дружище? Я поджарю нам пару котлет. Ням-ням!
Снова ударила молния, на этот раз ближе, поскольку гром грянул почти без промедления. Вспышка была такой яркой, что ослепила меня даже через утопленные в приямки окна. Но и так я успел увидеть Мистера.
Кот забился на верх книжной полки в дальнем углу комнаты, как мог дальше от входной двери. Своими светящимися во тьме глазищами он неотрывно следил за ней, навострив уши, хотя поза его оставалась обычной, по-кошачьи ленивой. Должно быть, сохрани он свой хвост, тот бы сейчас подергивался.
В дверь постучали.
Наверное, это гроза слегка расшатала мне нервы, но я весь напрягся в ожидании любой возможной опасности. Гроза сбила и спутала все мои ощущения, как физические, так и духовные, и все, что я смог определить - так это только то, что за дверью кто-то стоит.
Я пошарил по карманам ветровки в поисках пистолета, и тут же вспомнил, что еще вчера вечером вынул его в лаборатории и не брал с собой в полицию. Уж не спрашивайте, почему, но копы вообще не любят, чтобы в их помещениях оружие носил кто-либо кроме самих копов. Так или иначе, пистолета у меня под рукой не оказалось.
И тут я вспомнил, что сегодня должна была заглянуть Линда Рэндалл. Я обругал себя за идиотскую пугливость, потом обругал себя за то, что столько времени дрых без задних ног, и еще раз - за такие внешность и запах, будто не принимал душ дня два-три, одновременно не бреясь и не причесываясь. Ну и ладно. Мне почему-то казалось, что Линда Рэндалл мало обращает внимания на такую ерунду. Может, ей нравится запах здорового мужского пота.
Я подошел к двери и отворил ее, приглаживая волосы рукой и пытаясь согнать с лица дурацкую ухмылку.
За дверью стояла и ждала, спрятавшись от дождя под черным зонтиком, Сьюзен Родригес. На ней была длинная шинель цвета хаки, из-под которой виднелись дорогое черное платье и туфли на шпильках. На шее и в ушах поблескивали жемчуга. При виде меня она зажмурилась.
- Гарри?
Я уставился на нее. Ох, блин. Я забыл про свидание со Сьюзен. Как только мог я забыть про такое? Я имею в виду, пусть даже Белый Совет, полиция, вампиры, сотрясения, наркотики, мафиозные боссы и ублюдки с бейсбольными битами, но Сьюзен...
Ну, конечно... Возможно, в мире просто нет женщин, способных отвлечь меня от всего такого. И все равно, даже мне это показалось возмутительным.
- Привет, Сьюзен, - глупо брякнул я и посмотрел вверх, ей за спину. Во сколько там она обещалась показаться? В девять? А что говорила Линда? В восемь... нет, постой-ка. Сначала она говорила про восемь часов, но потом передумала, и сказала, что будет позже. В девять. Вот блин. Может выйти некрасиво.
Сьюзен, ясное дело, видела меня насквозь, оглянулась вслед за моим взглядом и только потом снова посмотрела на меня.
- Ждете кого-нибудь, Гарри?
- Ну, не совсем чтобы, - пробормотал я. - Э... ладно. Возможно. Послушайте, давайте зайдем в дом. Вы ведь совсем промокнете, - собственно, я немного покривил душой. Не она, а я начинал намокать, стоя босиком в открытых дверях так, что ветер сдувал всю воду с лестницы прямо на меня.
Сьюзен скривила ротик в легкой, но достаточно опасной, хищной улыбке, сложила зонтик и мимо меня прошла в гостиную.
- Так здесь вы и живете?
- Не-а, - возразил я. - Это мой летний домик в Цюрихе, - я закрыл дверь, снял с нее пальто и повесил его на высокую вешалку при входе.
Сьюзен повернулась ко мне спиной. Платье открывало ей спину до самой талии, подхватываясь узкой полоской у шеи, зато рукава были длинными, в обтяжку. Мне так нравилось. Даже очень. Проходя вглубь комнаты, к камину, она дала мне полюбоваться своей спиной, потом медленно повернулась ко мне и улыбнулась, прислонясь бедром к дивану. Свои черные волосы она подхватила сегодня на макушке, оставив открытой длинную, изящную шею - этакое воплощение всего гладкого и восхитительного. Уголки губ чуть улыбались.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 [ 10 ] 11 12 13 14 15 16 17 18 19
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.