read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Мы беззаветные герои все...
А вообще-то директор преподавал географию, но своеобразно,
как и все, что делал. Он не любил установок, а тем
паче--указаний и учил не столько по программе, сколько по
совести большевика и бывшего конармейца.
-- Что ты мне все по Гангу указкой лазаешь? Плавать
придется, как-нибудь разберешься в притоках, а не придется, так
и не надо. Ты нам, голуба, лучше расскажи, как там народ
бедствует, как английский империализм измывается над трудящимся
людом. Вот о чем надо помнить всю жизнь!
Это когда дело касалось стран чужих. А когда своей,
директор рассказывал совсем уж вещи непривычные.
-- Берем Сальские степи.-- Он аккуратно обрисовывал степи
на карте.-- Что характерно? А то характерно, что воды мало, и
если случится вам летом там быть, то поите коня с утра обильно,
чтоб аж до вечера ему хватило. И наш конь тут не годится, надо
на местную породу пересаживаться, они привычнее.
Может, за эти рассказы, может, за демократизм и простоту,
может, за шумную человеческую откровенность, а может, и за все
разом любила директора школа. Любила, уважала, но и
побаивалась, ибо директор не терпел наушничанья и, если ловил
лично, действовал сурово. Впрочем, озорство он прощал: не
прощал лишь озорства злонамеренного, а тем более хулиганства.
В восьмом классе парень ударил девочку. Не случайно, и
даже не в ярости, а сознательно, обдуманно и зло. Директор сам
вышел на ее крики, но парень убежал. Передав плачущую жертву
учительницам, директор вызвал из восьмого класса всех ребят и
отдал приказ:
-- Найти и доставить. Немедленно. Все. Идите. К концу
занятий парня приволокли в школу. Директор выстроил в спортзале
все старшие классы, поставил в центр доставленного и сказал:
-- Я не знаю, кто стоит перед вами. Может, это будущий
преступник, а может, отец семейства и примерный человек. Но
знаю одно: сейчас перед вами стоит не мужчина. Парни и девчата,
запомните это и будьте с ним поосторожнее. С ним нельзя
дружить, потому что он предаст, его нельзя любить, потому что
он подлец, ему нельзя верить, потому что он изменит. И так
будет, пока он не докажет нам, что понял, какую совершил
мерзость, пока не станет настоящим мужчиной. А чтоб ему было
понятно, что такое настоящий мужчина, я ему напомню. Настоящий
мужчина тот, кто любит только двух женщин. Да, двух, что за
смешки! Свою мать и мать своих детей. Настоящий мужчина тот,
кто любит ту страну, в которой он родился. Настоящий мужчина
тот, кто отдаст другу последнюю пайку хлеба, даже если ему
самому суждено умереть от голода. Настоящий мужчина тот, кто
любит и уважает всех людей и ненавидит врагов этих людей. И
надо учиться любить и учиться ненавидеть, и это самые главные
предметы в жизни!
Искра зааплодировала первой. Зааплодировала, потому что
впервые видела и слышала комиссара. И весь зал зааплодировал за
нею.
-- Тише, хлопцы, тише! -- Директор заулыбался.-- Между
прочим, в строю нельзя в ладоши бить.-- Он повернулся к парню,
усердно изучавшему пол, и в мертвой тишине сказал негромко и
презрительно: -- Иди учись. Средний род.
Да, они очень любили своего директора Николая Григорьевича
Ромахина. А вот свою новую классную руководительницу Валентину
Андроновну не просто не любили, а презирали столь дружно и
глубоко, что не затрачивались уже ни на какие иные эмоции.
Разговоров с нею не искали: терпеливо выслушивали, стараясь не
отвечать, а если отвечать все же приходилось, то пользовались
ответами наипростейшими: "да" и "нет". Но Валентина Андроновна
была далеко не глупа, прекрасно знала, как к ней относятся, и,
не найдя путей к умам и душам, начала чуть-чуть, самую малость
заискивать. И это "чуть-чуть" было тотчас же отмечено классом.
-- Что-то наша Валендра заюлила? -- громко удивился Пашка
Остапчук.
-- Льет масло в будущие волны страстей человеческих,-- с
пафосом изрекла Лена Бокова.
-- Ворвань она льет, а не масло,-- проворчал просвещенный
филателист Жорка Ландыс.-- Откуда у такой задрыги масло?
-- Прекрати,-- строго сказала Искра.-- О старших так не
говорят, и я не люблю слово "задрыга".
-- А зачем же произносишь, если не любишь?
-- Для примера.-- Искра покосилась на Вику, отметила, что
она улыбается, и расстроилась.-- Нехорошо это, ребята.
Получается, что мы злословим всем классом.
-- Ясно, ясно, Искра! -- торопливо согласился Валька
Эдисон.-- Действительно, в классе не надо. Лучше дома.
Но Валентина Андроновна вовсе не ограничивала свои цели
классом. Да, ей хотелось властвовать над умами и душами
строптивого 9 "Б", но заветной мечтой оставалось все же не это.
Она твердо была убеждена, что школа -- ее школа, где она целых
полгода правила единовластно,-- ныне попала в руки авантюриста.
Вот что мучило Валентину Андроновну, вот что заставляло ее
писать письма по всем адресам, но письма эти пока не имели
ответа. Пока. Она учитывала это "пока".
Неуклонно борясь со школьным руководством, она не думала о
карьере даже тайно, даже про себя. Она думала о линии, и эта
сегодняшняя линия нового директора вполне искренне, до слез и
отчаяния, представлялась ей ошибочной. Искренне Валентина
Андроновна боролась не за личное, а за общественное благо.
Ничего личного в ее аскетической жизни одинокой и необаятельной
женщины давно уже не существовало.
В воскресенье веселились, в понедельник вспоминали об
этом, а во вторник после уроков Искру вызвала классная
руководительница.
-- Садись, Искра,-- сказала она, плотно прикрывая дверь 1
"А", в котором принимала для разговоров наедине.
В отличие от Зиночки Искра не боялась ни вызовов, ни
отдельных кабинетов, ни бесед с глазу на глаз, поскольку
никогда не чувствовала за собой никакой вины. А вот Зиночка
чувствовала вину -- если не прошлую, то будущую -- и отчаянно
боялась всего.
Искра села, одернула платье -- это ужасно, когда торчат
коленки, ужасно, а ведь торчат! -- и приготовилась слушать.
-- Ты ничего не хочешь мне рассказать?
-- Ничего.
-- Жаль,-- вздохнула Валентина Андроновна.-- Как ты
думаешь, почему я обратилась именно к тебе? Я могла бы
поговорить с Остапчуком или Александровым, с Ландысом или
Шефером, с Боковой или Люберецкой, но я хочу говорить с тобой,
Искра.
Искра мгновенно прикинула, что вся названная компания была
на дне рождения и что среди всех не названы лишь Саша и Зина.
Саша уже не был учеником 9 "Б>>, но Зиночка...
-- Я обращаюсь к тебе не только как к заместителю
секретаря комитета комсомола. Не только как к отличнице и
общественнице. Не только как к человеку идейному и
целеустремленному.-- Валентина Андроновна сделала паузу,-- но и
потому, что хорошо знаю твою маму как прекрасного партийного
работника. Ты спросишь: зачем это вступление? Затем, что враги
используют сейчас любые средства, чтобы растлить нашу молодежь,
чтобы оторвать ее от партии, чтобы вбить клин между отцами и
детьми. Вот почему твой святой долг немедленно сказать...
-- Мне нечего вам сказать,-- ответила Искра, лихорадочно
соображая, что же они такое натворили в воскресенье.
-- Да? А разве тебе неизвестно, что Есенин--поэт
упадочнический? А ты не подумала, что вас собрали под предлогом
рождения -- я проверила анкету Шефера: он родился второго
сентября. Второго, а собрал вас через три недели! Зачем? Не для
того ли, чтобы ознакомить с пьяными откровениями кулацкого
певца?
-- Есенина читала Люберецкая, Валентина Андроновна.
-- Люберецкая? -- Валентина Андроновна была явно удивлена,
и Искра не дала ей опомниться.
-- Да, Вика. Зина Коваленко напутала в своей информации.
Это был пробный шар. Искра даже отвернулась, понимая, что идет
на провокацию. Но ей необходимо было проверить подозрения.
-- Значит, Вика? -- Валентина Андроновна окончательно
утеряла наступательный пафос.-- Да, да. Коваленко много болтала
лишнего. Кто-то ушел из дома, кто-то в кого-то влюбился, кто-то
читал стихи. Она очень, очень несобранная, эта Коваленко! Ну
что же, тогда все понятно, и... и ничего страшного. Отец
Люберецкой -- виднейший руководитель, гордость нашего города. И
Вика очень серьезная девушка.
-- Я могу идти?
-- Что? Да, конечно. Видишь, как все просто решается,
когда говорят правду. Твоя подруга Коваленко очень, очень



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 [ 10 ] 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.