read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Он посмотрел на Дженни и в раздумье покачал головой. Потом они
двинулись в путь, и Брэндер тотчас забыл обо всем, кроме одного - что
Дженни рядом. Она болтала о том о сем свободно, с полудетским увлечением,
которое казалось ему неотразимо очаровательным.
- Послушайте, Дженни, - сказал он, когда она залюбовалась мягкими
очертаниями деревьев, чуть позолоченных слабым сиянием восходящей луны. -
Вы необыкновенная девушка. Я уверен, что, если бы вам хоть немного
поучиться, вы писали бы стихи.
- Думаете, я бы сумела? - наивно спросила она.
- Думаю, девочка? - Брэндер взял ее за руку. - Думаю? Да я в этом
уверен. Вы самая милая мечтательница на свете. Конечно же, вы можете быть
поэтом. Вы живете поэзией. Вы сама поэзия, дорогая моя. И не так уж важно,
умеете вы писать стихи или нет.
Ничто не могло бы тронуть ее так, как эта похвала. Он всегда говорит
такие милые вещи. Кажется, никто никогда и вполовину не любил и не ценил
ее, как он. И он такой добрый! Все это говорят. Даже отец.
Они ехали все дальше. Потом, словно что-то вспомнив, Брэндер вдруг
сказал:
- Интересно, сколько времени. Пожалуй, нам пора возвращаться. У вас
часы с собою?
Дженни вздрогнула: часы - она так боялась, что он заговорит о них! Она
непрестанно ждала этого с той минуты, как он вернулся.
За время его отсутствия в семье стало совсем туго с деньгами, и Дженни
пришлось заложить часы. Одежда Марты пришла в такое состояние, что девочка
не могла больше ходить в школу. И вот, после долгих обсуждений, решено
было отказаться от часов.
Басс отнес часы к соседнему ростовщику и после долгих препирательств
заложил их за десять долларов. Миссис Герхардт истратила эти деньги на
детей и вздохнула с облегчением. Марта стала выглядеть куда приличнее.
Понятно, Дженни была этому рада.
Но теперь, когда сенатор заговорил о своем подарке, ей показалось, что
настал час возмездия. Она вся дрожала, и Брэндер заметил ее растерянность.
- Что с вами, Дженни? - сказал он ласково. - Почему вы так вздрогнули.
- Ничего, - ответила она.
- При вас нет часов?
Дженни медлила, ей казалось невозможным солгать. Наступило неловкое
молчание; потом Дженни сказала:
- Нет, сэр.
В голосе ее слышались слезы.
Брэндер тотчас заподозрил истину, стал настаивать, и она во всем
призналась.
- Не надо огорчаться, дорогая, - сказал он. - Вы лучшая девушка на
свете. Я выкуплю ваши часы. А впредь, когда вам что-нибудь понадобится,
непременно приходите ко мне. Слышите? Непременно, обещайте мне. Если меня
не будет в городе, напишите. Я больше никогда не потеряю вас из виду. У
вас всегда будет мой адрес. Дайте мне только знать, и я вам помогу.
Слышите.
- Да, - сказала Дженни.
- Вы мне это обещаете, правда?
- Да, - ответила она.
Минуту оба молчали.
- Дженни, - сказал наконец сенатор; под влиянием этого по-весеннему
чудесного вечера его чувство прорвалось наружу, - я убедился, что не могу
без вас жить. Вы бы согласились больше не расставаться со мной?
Дженни смотрела в сторону, не совсем понимая, что он хочет сказать.
- Не знаю, - неопределенно ответила она.
Так вот, подумайте об этом, - мягко сказал Брэндер. - Я говорю
серьезно. Хотели бы вы стать моей женой и уехать на несколько лет учиться?
- Уехать и поступить в школу?
- Да, после того как мы поженимся.
- Пожалуй, да... - ответила Дженни.
Она подумала о матери. Быть может, этим она помогла бы родным.
Брэндер повернулся к ней, стараясь рассмотреть выражение ее лица. Было
довольно светло. На востоке над вершинами деревьев вставала луна, и
бесчисленные звезды уже побледнели в ее лучах.
- Неужели я вам совсем безразличен, Дженни? - спросил он.
- Нет!
- Но вы больше никогда не приходите ко мне за бельем, - горько
пожаловался он.
Это ее тронуло.
- Я не виновата, - ответила она. - Что же я могу поделать. Мама думает,
что так будет лучше.
- Она права, - согласился Брэндер. - Не огорчайтесь. Я просто пошутил.
Но вы бы с удовольствием пришли, если бы могли, правда?
- Да, - чистосердечно ответила она.
Он взял ее руку и пожал так ласково, что его слова вдвойне тронули
Дженни. Она порывисто обняла его.
- Вы такой добрый, - сказала она с дочерней нежностью.
- Дженни, девочка моя, - с глубоким чувством произнес Брэндер, - я на
все готов ради вас.



6
Отец злополучного семейства, Уильям Герхардт, родом саксонец, был
человек незаурядный. Еще восемнадцатилетним юношей он возмутился
несправедливостью закона о всеобщей воинской повинности и бежал в Париж. А
оттуда он переправился в Америку, эту землю обетованную.
Прибыв сюда, он сначала подался из Нью-Йорка в Филадельфию, а потом и
дальше на Запад; некоторое время он работал на стекольных заводах в
Пенсильвании. В одной живописной деревушке этого нового света он обрел
подругу жизни, о какой всегда мечтал. Это была скромная молодая американка
немецкого происхождения, и с нею он переехал в Янгстаун, а затем в
Колумбус, все время следуя за стекольным фабрикантом по фамилии Хеммонд,
чьи дела то процветали, то приходили в упадок.
Герхардт был человек честный, и ему приятно было, что люди ценят его
неспособность кривить душой.
- Уильям, - нередко говорил ему хозяин, - я хочу, чтобы ты у меня
работал, потому что могу на тебя положиться.
И эта похвала была для Герхардта дороже золота.
Его честность, как и религиозные убеждения, была заложена в нем с
детства, вошла в плоть и кровь. Герхардт никогда над этим не задумывался.
Его отец и дед были добропорядочные немецкие ремесленники, они ни разу
никого ни на грош не обсчитали, и эта упрямая честность полностью
передалась ему.
Он был истый лютеранин - аккуратное посещение церкви и соблюдение всех
домашних обрядов укрепило за многие годы его взгляды и верования. В доме
его отца слово священника было законом, и Герхардт унаследовал убеждение,
что лютеранская церковь безупречна и ее учение о загробной жизни
непогрешимо и непререкаемо. Жена его, формально исповедовавшая учение
меннонитов, охотно приняла вероисповедание мужа. Итак, семейство было
вполне богобоязненное. Куда бы не приезжали Герхардты, они прежде всего
вступали в число прихожан местной лютеранской церкви, и священник
становился желанным гостем в их доме.
Мистер Вундт, пастырь лютеран города Колумбуса, был искренним и
ревностным христианином, и притом слепым, нетерпимым фанатиком. Он
полагал, что, танцуя, играя в карты или посещая театр, его прихожане
рискуют спасением души, и без колебаний, во всю силу своих легких
провозглашал, что те, кто не повинуется его предписаниям, будут ввергнуты
в ад. Пить, даже умеренно, - грех. Курить... ну, он и сам курил.
Целомудрие до брака и затем соблюдение его святости строго обязательны для
каждого христианина. Нет спасения, говорил он, той девушке, которая не
сумеет соблюсти своей чистоты, и родителям, которые допустят, чтобы дочь
согрешила. Они будут ввергнуты в ад. Неуклонно следуйте стезей
добродетели, дабы избегнуть вечной кары, ибо гнев праведного господа
неминуемо настигнет грешника.
Герхардт, его жена и Дженни безоговорочно принимали учение своей церкви
в истолковании мистера Вундта. Но Дженни, в сущности, соглашалась со всеми
этим просто формально. Религия пока что не имела на нее решающего влияния.
Приятно знать, что существует рай, пугает мысль, что существует ад. Юноши
и девушки должны хорошо себя вести и слушаться родителей. В остальном
религиозные понятия Дженни были довольно смутны.
Герхардт-отец был убежден, что каждое слово, произнесенное с кафедры
его церкви, - непреложная истина. Загробная жизнь казалась ему вполне
реальной.
А годы шли, жизнь становилась все более непонятной и необъяснимой, и
Герхардт отчаянно цеплялся за религиозные догмы, которые давали ответ на
все вопросы. О, если бы он мог быть столь честным и стойким, что господь
не имел бы никаких оснований его отвергнуть! Он трепетал не только за
себя, но и за жену и детей. Ведь настанет день, когда ему придется за них
ответить. Не приведет ли их всех к погибели его слабость и неумение
внушить им законы вечной жизни? Он рисовал в своем воображении муки ада и
спрашивал себя, что ждет его и его близких в последний час.
Естественно, что столь глубокая религиозность делала его суровым в
обращении с детьми. Он косо смотрел на развлечения молодежи и на ее
слабости. Будь его отцовская воля, Дженни никогда не узнала бы любви. Если
бы она и познакомилась где-нибудь в городе с молодыми людьми и они стали
бы за нею ухаживать, отец не пустил бы их на порог. Он забыл, что и сам
когда-то был молод, и теперь заботился только о спасении души своей



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 [ 10 ] 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.